Поривайтеся всегда выполнять свой долг, и человечество оправдает вас даже там, где вы потерпели неудачу.
Томас Джефферсон, 3-й президент США, один из авторов Декларации независимости США

Крым: пять лет в плену

«Пока действуют двухсторонние договора с государством-агрессором, разговоры о деоккупации — это риторика, а не практика», — эксперт
25 февраля, 2019 - 18:48
АРХИЕПИСКОП КЛИМЕНТ ВСТАЛ НА ЗАЩИТУ ВОИНСКОЙ ЧАСТИ ПОСЛЕ ТОГО, КАК 2 МАРТА 2014-ГО, ВО ВРЕМЯ РОССИЙСКОГО ВТОРЖЕНИЯ В УКРАИНУ И ЗАХВАТА КРЫМА, РОССИЙСКИЕ ВОЙСКА ВОШЛИ В ПЕРЕВАЛЬНОЕ, ГДЕ БАЗИРОВАЛАСЬ 36-Я ОТДЕЛЬНАЯ БРИГАДА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ / ФОТО С FACEBOOK-СТРАНИЦЫ ЮРИЯ БУТУСОВА

26 февраля 2014 года перед зданием Верховной Рады Крыма прошел митинг в поддержку территориальной целостности Украины. По разным оценкам тогда собралось от 10 до 20 тысяч крымских татар, украинцев и крымчан других национальностей. Им противостояли пророссийские сепаратисты и засланные «казачки», которых возглавлял лидер движения «Русское единство» Сергей Аксенов. Последних было от 2 до 4 тысяч. В этот день должно было состояться внеочередное заседание местного парламента, на котором крымские депутаты планировали обратиться к российской власти. Но сессия Верховной Рады Крыма в этот день так и не состоялась. Хоть митингующих и разделял кордон милиции, столкновений избежать не удалось. В результате массовых столкновений погибло двое пророссийских активистов. После аннексии Крыма оккупационная власть возбудила уголовные дела, начались аресты крымских татар, дальше — так называемые суды и реальные сроки заключения. 

Все эти пять лет Кремль не прекращает давление и преследование крымских татар и проукраинских активистов в Крыму. Меджлис крымскотатарского народа запрещен, десятки людей находятся в тюрьмах как на полуострове, так и на территории самой РФ. Вообще Москва делает все, чтобы ликвидировать остатки украинского в Крыму. Немногочисленные украинские школы после аннексии стали русскими, а единственная церковь Православной церкви Украины (прежняя УПЦ КП) под постоянной угрозой закрытия. Также происходит постепенное замещение населения полуострова — вытеснение украинцев и крымских татар, вместо которых прибывают россияне. Это не говоря о том, что Россия превратила Крым в военную базу и фактически заблокировала Керченский пролив.

Как вернуть полуостров в состав Украины? Это вопрос, который звучал тысячи раз и является одним из самых сложных для реализации. После аннексии Крыма международное содружество поддержало Украину и ввело экономические санкции против России. Эти мероприятия действуют до сих пор, нанося российской экономике убытки, однако они не являются такими, которые бы заставили Кремль изменить свое поведение. Эксперты неоднократно подчеркивали, что вернуть Крым, пока существует нынешняя Россия, будет очень сложно, однако мир и Украина должны делать все, чтобы эта оккупация для агрессора была очень дорогой. Можно требовать от международных партнеров разные мероприятия, но если сама Украина не делает все возможное для деоккупации, тогда аннексия только растянется во времени. Например, какие еще мероприятия были воплощены в жизнь Украиной, кроме перекрытия подачи воды на полуостров по Северо-крымскому каналу, что реализовал еще в 2014 году Андрей Сенченко? Создан ли единый орган в системе исполнительной власти, который бы занимался вопросами оккупированных территорий? Какие системные юридические шаги сделаны в международных судах? И так далее.

«В КРЫМУ ПРОДОЛЖАЕТСЯ РАСОВАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ КРЫМСКИХ ТАТАР И УКРАИНЦЕВ»

Эскендер БАРИЕВ, член Меджлиса крымскотатарского народа:

— За эти пять лет очень важным шагом (хотя и с опозданием) стало постановление Верховной Рады 20 марта 2014 года. Это историческое решение парламента, которым крымскотатарский народ был официально признан коренным народом Украины. Это будет способствовать последующим шагам в процессе деоккупации Крыма. Сегодня в Международном суде ООН очень важным является именно упомянутый компонент. То есть — в Крыму продолжается расовая дискриминация крымскотатарского населения и украинцев и запрещение Меджлиса крымскотатарского народа. Таким образом, мы имеем ряд важных рычагов, которые помогают нам вести последующую борьбу на юридическом фронте.

Крымскотатарский фактор также является важным рычагом в работе с другими государствами. Последние три года принималась резолюция ООН о нарушении прав человека в Крыму. С каждым годом она имела более жесткое содержание. Очень важным фактором является решение и позиция международных организаций. Но при этом я думаю, что за пять лет можно было внедрить эти постановления и внутри страны. То есть необходимо было принять Закон о коренных народах Украины, для того чтобы полностью урегулировать этот правовой процесс. Это важно для того, чтобы дать четкий посыл нашим гражданам в Крыму, что их будущее может быть связано только с Украиной. Тогда появляется смысл — за что именно боремся.

Относительно текущей ситуации в Крыму можно сказать то, что за эти пять лет там отключили воду, но не выключили холодильники и телевизор. Когда люди осознали, что они потеряли право на свободу слова, что их заработные платы снизили до уровня общероссийских, качество медицинских препаратов и получения медицинских услуг снизили, то пророссийские настроения начали изменяться. Так же если те, кто во времена Украины работали на Черноморском флоте и получали высокую заработную плату при украинских ценах, то после оккупации у севастопольцев заработная плата снизилась, потому что Черноморский флот уже вроде бы находится на территории РФ, плюс повысились цены. Это Севастополь, где большая часть граждан были пророссийски настроены. Такая же ситуация и в Керчи.

Но больше  всего меня тревожит агитация, которую РФ проводит в Крыму. Проблема в том, что те дети, которые родились в Украине, уже пять лет учатся в русских школах по российским программам и под российской пропагандой. У этих детей будет совсем искривленное понимание реалий, совсем неверное восприятие Украины. С каждым поколением люди в Крыму будут отдаляться от Украины. Еще один фактор — это завоз в Крым населения из России. Эти люди себя отождествляют с Россией. Украину они вообще не знают. Эти люди будут нести и в дальнейшем российскую идеологию даже при возвращении Крыма в Украину.

«...ЕЩЕ ОДНА ПРОБЛЕМА — ОТСУТСТВИЕ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ ОТНОСИТЕЛЬНО КОЛЛАБОРАНТОВ»

Борис БАБИН, научный советник адвокатского объединения Barristers, экс-представитель Президента Украины в АР Крым:

— Юридические мероприятия реагирования на агрессию и оккупацию, безусловно, важны. Но, конечно, они не являются решающими. Ведь все решает экономика, военная сфера, внешняя и внутренняя политика. Юридические мероприятия очень важны, но часто они являются производными. Поэтому лично я бы сконцентрировал внимание относительно деоккупации Крыма на экономической, военной, безопасностной и управленческой составляющей. Если же взять сугубо юридические вопросы, то мы имеем за эти годы и достижения, которых не так много, и большие просчеты, которые бы я назвал пропастью. Важно, что на международно-правовом уровне мы приняли все меры, которые в нашей ситуации могли применить. Важным также является то, что на уровне международных организаций одобрено значительное количество резолюций в поддержку Украины. В первую очередь — это резолюция Генеральной ассамблеи ООН, ряд актов Европейского парламента, Парламентской ассамблеи Совета Европы и ОБСЕ. Это то, что мы можем поставить себе на международном фронте в плюс.

Но есть вопросы, которые и до сих пор «подвешены». Например, мы не знаем, чем завершится рассмотрение жалоб Украины в Международном уголовном суде, потому что там еще не начато производство. Мы не знаем, как завершится производство в Трибунале по морскому праву относительно событий в акватории Азовского и Черного морей. Можно надеяться, что в Европейском суде решения будут в интересах Украины, но возникает вопрос: когда это будет. У меня есть осторожный оптимизм относительно Международного суда ООН, скорее всего, будет в пользу Украины. Мы также имеем значительное количество индивидуальных заявлений в международные инстанции. Но, невзирая на эти успехи, у нас есть большое количество проблем национально-правового характера. Они часто мешают нам идти дальше.

Например, у нас до сих пор существует проблема с двусторонними договорами с государством-агрессором. Пока эти соглашения действуют, разговоры о деоккупации — это риторика, а не практика. К сожалению, также у нас есть сферы, где нет четкой правовой политики, невзирая на пять лет оккупации. Первое — это санкции. На национальном уровне у нас нет механизмов их применения. Вопрос заложников и ведение соответствующих переговорных процессов. На сегодня эти вопросы решаются не системно, довольно хаотически. Еще одна проблема — это отсутствие уголовно-правовой политики относительно коллаборантов. Отдельная проблема — это вопрос в целом деятельности правоохранительных органов относительно Крыма, ведь до сих пор они не сконцентрированы в Херсоне. Есть проблема предоставления крымчанам судебных и административных услуг. Кроме того, должен быть одобрен закон о коренных народах.

Иван КАПСАМУН, Валентин ТОРБА, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ