Мои дорогие! Задайте себе вопрос: что о вас однажды скажет история?
Иосиф Слепой, украинский диссидент, епископ Украинской греко-католической церкви, кардинал Римско-католической церкви

Манипуляционная паутина

Еще раз о Ярославе Мудром, «Великих украинцах» и исторической памяти
11 июня, 2008 - 18:50

Известно, что беспамятные после себя не оставляют ничего. Они являются генетическим сырьем для других культур, а значит и для других государств. Политика национальной памяти — это политика уважения к себе и к другим. Этнос, народ возвращается к своему достоинству через историю. Не зря столько выдающихся мыслителей человечества — от Свифта до Джорджа Орвелла — писали о том, что тот, кто контролирует прошлое, тот определяет и грядущее. Поэтому нынешняя общественно-политическая, морально-идеологическая ситуация в Украине требует особенно внимательного и взвешенного подхода к очистке памяти от лжи, утверждению правды как духовного понятия.

Бесспорно, Ярослав Мудрый — Великий Русин-Украинец! Его продолжительное княжествование (1034— 1054 гг.) принято считать апогеем могущества древнерусского (древнеукраинского) государства — Киевской Руси. Древнеукраинское государство при его княжествовании протянулось от Балтийского до Черного морей и от реки Оки до Карпатских гор.

Историки часто называют князя Ярослава «тестем Европы», ведь большим был его престиж в средневековой Европе. Жена была шведской принцессой, одну из его сестер взял в жены польский король, другую — византийский царевич; трое его сыновей женились на европейских принцессах, а три дочери вышли замуж за французского, норвежского и венгерского королей. Однако громкая слава Ярослава опиралась прежде всего на достижения во внутренней политике. Особенно прославился князь строительством церквей. Во времена его правления «златоверхий» Киев пестрел более чем 400 церквями. Наибольшим бриллиантом в этой короне был собор святой Софии, возведенный по подобию храма Софии в Константинополе. Но достижением, с которым чуть ли не теснее всего связывается имя Ярослава и за которое его прозвали Мудрым, стало сведение общепринятых в те времена законов в единую «Русскую правду», ставшую правовым кодексом всей страны. В ней существующие законы не только систематизировались, но и местами менялись, что свидетельствовало о всевозрастающей заботе князя о жизни его подданных.

В этом контексте, несомненно, Ярослав Мудрый — Великий Украинец! Однако вызывает тревогу вторая сторона медали, которую вытворила московская шовинистическая историография. «В России имперское сознание, сформировавшееся раньше, чем собственно национальное сознание, воспринимает «украинский вопрос как проблему внутренней российской политики», — отмечает историк Георгий Касьянов.

Защитники великой России не перестают пользоваться мыслями философа Георгия Федотова, сформулировавшего задачу для российской интеллигенции: «Если мы хотим навсегда остаться братски связанными с южнорусским или украинским народами, мы должны принять на себя, в свою собственную культуру, всю его национальную традицию как традицию русскую. В этом глубокое отличие украинства от всякой иной национальной проблемы на территории России... Надо включить в храм русской славы все то, что любит и чем гордится Украина — все, кроме новейших политических сепаратистов. Конфликты прошлого, даже трагическую борьбу мы должны воспринимать как свершившееся внутри России — как борьбу Грозного с боярством или западников со славянофилами. Лишь в том случае, если удастся это духовное собирание России, можно надеяться и на сохранение ее политического единства» (О Мазепе // Дон. — 1991. — №7).

С невероятной рафинированностью шовинистические идеологи насаждают в сознание людей мифический тезис о «колыбели трех братских народов» и их «едином общем корне», коварно манипулируют идеей о «славянском единстве» в ее московском варианте, который используется как средство подчинения славянского мира «единой и неделимой». В связи с тем, что в спектре этой коварной политики особое место занимает Украина, являющаяся извечным препятствием на пути великодержавного империализма, самые преданные воспеватели «русского Отечества» даже не вспоминают, что Украина имеет хоть какое-то отношение к Киевской Руси, не говоря уже о том, что она на самом деле является прямой наследницей древнего государства. Например, Ю. Лошиц в статье «Взыскующая правду. К 1000-летию русской литературы» назвал памятники литературы древней Руси «киевским» периодом древнерусской письменности». Выдающееся произведение «Слово о законе и благодати» киевского митрополита Иллариона охарактеризовал как «ярчайший памятник зрелости и самостоятельности русской философской и исторической мысли», подчеркнув, что «Илларион, может быть, как никто из его русских современников, чувствовал масштабность движения истории, ее поступательность, необходимость революционных перемен в области духа, невозможность вливания нового вина в обветшавшие, прохудившиеся сосуды» (Наш современник. — 1982. — №1). Однако Илларион никак в то время не мог быть «русским», потому что не только России как государства, империи еще не было тогда на земле, но и даже Московского княжества не существовало, которое впоследствии, при Петре I, было названо Россией. Илларион был первым русином (украинцем), который по рекомендации князя Ярослава Мудрого был избран на митрополичий престол в Киеве.

Выступая на открытии памятника Ярославу Мудрому в Ярославле президент России Борис Ельцин назвал киевского князя «российским реформатором», а россиян — «народом, давшим миру Ярослава Мудрого», а также подчеркнул, что «Ярослав Мудрый вошел в историю как собиратель русских земель...». Даже в «Большой советской энциклопедии» написано, что «Ярослав Мудрый — великий князь киевский, крупный государственный деятель Древней Руси». Но журналист Александр Гамов на это не обращает внимания, он сам «творец» истории и задал президенту России такой вопрос: «Русская правда» Ярослава Мудрого позволила сохранить и укрепить Россию, сможет ли это сделать «Русская правда» Бориса Ельцина?» Назвал «Русскую правду» Ярослава Мудрого «древнейшим русским кодексом» (Комсомольская правда. — 1993. — 26 октября).

В течение нескольких веков наблюдалась большая разница в культурно- образовательном уровне между Украиной и Московией. Так сложилось потому, что Киевская Русь с ее общественно-политическим укладом, правом и культурой была украинским государством. Московское государство не было ни наследником, ни преемником ее культурно-исторических традиций, потому что выросло на своей, московской, почве, в своеобразных исторических обстоятельствах. На бывшем «русском» севере в XII—XVI ст. формировалась совершенно отличная народность, и возникла впоследствии новая государственная формация — Московия. В этническом составе московского или «великорусского» народа приняли участие финские и монгольские элементы. Однако под влиянием фальшивой царской и коммунистической шовинистической историографии в сознании миллионов людей сформировалась антинаучная доктрина о том, что российское государство является наследником Киевской Руси.

Отвергнута как антимарксистская, антиленинская концепция «Истории России» академика В. Покровского, не разделявшего царистского понятия «триединой Руси». «Он защищается от всякой связи с Украиной (Киевом) и вообще Европой, — отмечал Ю. Липа. — Он гордится историей своих москалей, он восхваляет их верховенство над Европой, потому что Москва (он блестяще это доказал) в своей политике, организации и тенденциях является наследницей Золотой Орды, улуса мощных монголов над Волгой. Это прообраз и праисточник ее размаха, и к тому праисточнику ведет правильно понятая история России. Очень много в этом помогло Покровскому неслыханное до сих пор развитие археологии, синтетической и опытной (например, раскопки Баллодом руин столицы Золотой Орды). Она дала выразительную органическую, духовную традицию Московщины» (Липа Ю. Призначення України. — 1992. — С. 30).

Заслуживают серьезного внимания мысли Эмилии Ильиной, которая с болью в сердце написала в 1987 г.: «Мы, россияне, русская имперская сила, присоединили Украину, и вот уже четвертый век плотно держимся за нее, выкачивая из нее все национальные ценности украинского народа. Разграбили украинскую историю, истоптали, превратили ее в пустыню. Но одновременно опустошили и свою собственную историю. Если бы Карамзин начал искать исторические документы, которые касаются нашей истории до XIV века, то сколько бы он и его последователи могли бы найти и сберечь их в своих записях. Но мы интересовались Киевской Русью...

Почему-то русских историков больше интересует история украинского народа, и они «привносят» эти чужие страницы в историю российского народа... Задумываются ли русские ученые над русской историей: а что же было у нас до XIV века? Архитектура была — церкви и живопись были — есть иконы, фрески. А литература, летописи? А жизнь народа? Где наша история до XIV века? Неужели и далее нам рассматривать существование нашего народа с Урарту на озере Ван, потом — Киевская Русь, потом — Великое Княжество Литовское, а только потом — Московское царство? Если у нас до XIV века не было ни истории, ни литературы — это не так страшно, ведь мы за XVII, XVIII, XIX века столько всего приобрели, так разбогатели историей, литературой! Зачем же присваивать чужое?

Олег, Игорь, Ольга, Владимир, Ярослав Мудрый, Мономах, «Повесть временных лет», Нестор, Киевская Русь, Киев — все это принадлежит Украине. Добровольно отказаться от этих богатств, награбленных нашей разбойнической российской силой — наш долг» (Читая «Велесову книгу» //Лит. Украина. — 1990. — 27 сентября).

Теперь уже есть возможность открыть книги М. Грушевского, Д. Дорошенко, Д. Багалия, Д. Яворницкого, И. Крипьякевича, М. Аркаса, П. Голубенко, Н. Полонской-Василенко и многих других ученых, которые обосновано доказывают, что период Киевского государства перешел не во владимиро-московский, а в галицко-волынский (XIII в.), потом — в литовско-польский (XIV — XVI в.) периоды. «Киевское правительство пересадило в великорусские земли формы общественно-политического уклада, право, культуру, произведенные исторической жизнью Киева, но на этой основе еще нельзя включать Киевское государство в историю великорусской народности, — писал М. Грушевский. — Этнографическая и историческая близость народности украинской к великорусской не должна служить причиной их перемешиваний, — они жили своей жизнью вне своих исторических «стичностями» и «стрічами».

Вследствие исторических обстоятельств, среди которых заметное разрушительное место занимает татаро-монгольское господство, две «русские» народности, как указывал П. Голубенко, целиком отделились и вылились в различные культурно-национальные типы, с различным нравом, различной психологией, различным мировоззрением и общественным идеалом. Это была основа для образования двух различных культур, в которых отражается душа народа и дух нации.

Однако Россия не прекращает психологического давления на сознательность украинцев. К антиукраинским агрессивным информационным составляющим принадлежит тема об общероссийском народе. Эта тема присутствовала во многих докладах на конференции в Москве «Украина и Россия: история и образ истории». Известно, что идеологическим оружием дореволюционных российских политиков была концепция общеславянского единства. Во времена коммунистического режима для белорусов, россиян и украинцев придумали концепцию «древнерусской» народности. После ХХII съезда КПСС (1961 г.) активно пропагандировали новую историческую общность людей различных национальностей — советский народ, для которого приоритетными являются русский язык, культура. Все, что не русское, коммунистическое руководство считало консервативным, пережитками украинского буржуазного национализма. Навязывание Москвой концепции общероссийского народа, который состоит из белорусов, россиян и украинцев, побуждает вспомнить «Славянскую оду» П. Кулиша, где есть такие строки:
«Обманщице, кого ти не лестила,
Кому м’яких не слала ти перин?
Ще мало ти людей занапастила,
Що вірили обіцянкам твоїм!
«Святою» ти себе провозгласила
І небеса під себе осягла,
А на землі твоя нечиста сила
Слов’янську кров сто ріками лила.»

Следовательно, главным подходом к утверждению исторической памяти должна быть правда. Это духовное понятие не нуждается в объяснении. К сожалению, у многих журналистов, политиков отсутствует понятие совести, стыда, самоуважения, национальной чести. В основе их деятельности —игнорирование украинскими национальными интересами, господство метода манипуляции исторической правдой. Как не старался Интер выдать проект «Великие украинцы» как моральное, духовно чистое действо, но шила в мешке не удалось спрятать. «Выведение» на первое место среди «Великих украинцев» Ярослава Мудрого раскрыло один из настоящих замыслов организаторов и исполнителей проекта. Ведь создается впечатление, что украинцы, которые гордятся князем древнерусского (древнеукраинского) государства, якобы добровольно, осознано подтверждают составленную Москвой концепцию о том, что белорусы, россияне и украинцы единый общероссийский народ, а Ярослав Мудрый, мол, был правителем этой единой древнерусской народности. Ни Тарас Шевченко, ни Иван Франко, ни Леся Украинка, ни Григорий Сковорода, ни Богдан Хмельницкий, ни десятки других наиболее выдающихся по национальной сознательности, интеллекту, научному и общественному труду ради сохранения и утверждения украинской нации, ее языка, культуры, духовности, перестройки независимого от России Украинского Государства, не подходят Москве и ее сторонникам в Украине на роль первого среди первых украинцев.

Правда, мы, украинцы, как не огорчительно, еще не преодолели разрушительных последствий псевдомессианской «собирательской деятельности» (огнем и мечом) белых царей-отцов и красных вождей-генсеков, которые уничтожали украинскую этнопсихологию, корчевали систему межпоколенной передачи этнокультурной информации, подделывали этнонациональную культуру. Последствия очевидны и теперь, когда, к сожалению, «миллионы украинцев предпочитают думать, говорит и писать на общерусском языке. Именно — общерусском, — сердито подчеркивает какой-то Н. Губенко. — И великороссы, и украинцы, и белорусы являются русскими...«(Молодежь Украины. — 1989. — 15 окт.). Фальшивая версия «общерусского народа», «малорусской ветви Великороссии», «общерусского языка», как и московский неославизм, является только позолота для имперской ловушки, которая одурманивает и истребляет украинство.

Манипуляционная паутина опутывает украинцев, лишая их национально-гуманистической сущности, превращая в малороссов с имперско-московским духом.

Василий ЛИЗАНЧУК, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой радиовещания и телевидения Львовского национального университета им. Ивана Франко
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ