Если свобода вообще что-то значит, то это право говорить другим то, чего они не хотят слышать
Джордж Оруэлл, британский писатель и публицист

Миражи знания

Было бы неплохо, если бы ученые смогли понять, частью природного цикла какой продолжительности является нынешнее повышение температуры Земли
15 ноября, 2021 - 17:05
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Практически все независимые наблюдатели сходятся во мнении, что Конференция по предотвращению негативных климатических изменений (COP-26) в шотландском Глазго, хотя и длилась на день дольше запланированного, но по большому счету провалилась. Итоговое заявление стало сплошным набором довольно мягких деклараций общего характера, без каких либо конкретных мер. Да и декларации оказались мягче, чем планировалось. В первоначальном проекте итогового документа говорилось о полном отказе от использования угля в недалеком будущем. Однако под давлением Индии и Китая в опубликованном тексте осталось только пожелание снизить потребление угля, главными производителями которого являются указанные страны.

Не помог и опубликованный перед конференцией отчет Межправительственной группы экспертов ООН по изменению климата, где в апокалиптических тонах описывалось, что будет с человечеством, если все страны мира быстро и в разы не сократят выбросы парниковых газов, и какие его ждут новые засухи, наводнения, ураганы и наступление на сушу морей и океанов. Генсек ООН Антониу Гуттереш, комментируя разочаровавшие его итоги конференции, утверждал: «Наша хрупкая планета на волоске. Мы все еще на пороге климатической катастрофы».

В подписанном в Глазго климатическом пакте утверждается, что при сохранении современных темпов роста углеродных выбросов у планеты осталось всего лишь 11 лет. Причем, якобы уже сейчас 85% населения страдают от негативных климатических изменений, а совсем скоро многие прибрежные государства и крупные города рискуют оказаться под водой. На конференции много говорилось о необходимости увеличить средства, выделяемые на борьбу с изменениями климата государствами и корпорациями, но никто так и не предложил каких-то реалистичных механизмов соответствующих выплат, которые могли бы принять те, кто производит основную массу выбросов. И уж совсем никто не рискнул прямо заявить, что борьба с парниковыми выбросами – бессмысленна и бесполезна. Ученые-климатологи предпочитают не замечать показатели пандемийного 2020 года, когда парниковые выбросы впервые за много десятилетий значительно упали, а температура Земли все равно испытала рекордный прирост за все время метеорологических наблюдений.

Это означает на самом деле, что все средства, выделяемые на борьбу с парниковыми выбросами, ни на йоту не способствуют достижению заявленной цели – остановки процесса глобального потепления, поскольку эта цель в принципе недостижима. Лишь ничтожная часть этих затрат – собственно на научную разработку новых технологий, может принести реальную пользу человечеству, остальное же является бесполезным переводом денег налогоплательщиков и может привести лишь к росту бесполезной бюрократии.

Но не только в этом проявляется предвзятость докладов и пактов, с научной точки зрения доказывающих гибельность парниковых выбросов для человечества. Непонятно, каким образом были высчитаны 85% жителей Земли, пострадавших от климатических изменений. Но ведь в любом случае, сколько бы их ни было, помимо обитателей тех регионов, где условия жизни из-за климатических изменений ухудшились, наверняка существуют регионы, где, наоборот, из-за перемен, связанных с глобальным потеплением, условия жизни и хозяйствования улучшаются. В каких-то регионах, несомненно, случаются неурожаи из-за засух или повышения влажности. Но в других регионах из-за повышения температуры и роста влажности, наоборот, урожаи повышаются, и появляется возможность выращивать новые, более прибыльные культуры.

Оценить действие такого рода факторов на долгосрочную перспективу достаточно сложно. Но они, безусловно, в какой-то мере должны компенсировать негативные последствия глобального потепления. Да и затопление крупных городов на морском побережье можно предотвратить отнюдь не борьбой с глобальным потеплением, а старым проверенным способом – строительством дамб и других защитных сооружений, что тоже требует немалых затрат, но с планируемыми затратами на борьбу с глобальным потеплением не сравнимых. А вот для строительства подобных сооружений, равно как и для борьбы с другими последствиями глобального потепления, наверное, неплохо было бы, если бы ученые смогли понять, частью природного цикла какой продолжительности является нынешнее повышение температуры Земли и, соответственно, сколько оно еще продлится – несколько сотен или несколько тысяч лет. Но такого рода исследованиями почти никто не занимается, поскольку в соответствующих кругах ученых господствует антропогенная теория глобального потепления. Получается, что те политики, которые ратуют сегодня, ради спасения человечества, за сокращение парниковых выбросов в кратчайшее время и любой ценой, находятся в плену недостоверной и тенденциозно подобранной информации. И это не единственный пример.

Только что в России закончилась перепись населения. Время, когда пандемия в самом разгаре, - не самое благоприятное для такого мероприятия. Однако власти по каким-то своим соображениям сочли, что дальше откладывать проведение переписи нельзя. Пройти перепись можно было тремя способами. Можно было самостоятельно заполнить анкету переписи дистанционно на сайте «Госуслуги». Можно было сходить в ближайший многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг (МФЦ) и там сделать то же самое в письменной форме. И, наконец, можно было дождаться визита переписчиков к себе домой. Мы с женой выбрали третий вариант. Однако за месяц, отведенный на проведение переписи, к нам так никто и не пришел, равно как и к нашим соседям по лестничной клетке. При том, что хотя бы один из нас всегда находился дома, и дверь переписчикам мы бы точно открыли.

Между тем, еще за два дня до окончания переписи чиновники бодро отрапортовали, что 99% населения уже переписаны. А после этого рапорта я обнаружил в соцсетях немало сведений о том, как фальсифицировались результаты переписи. Переписчики, по большей части студенты, по указанию своих руководителей, в случае, если кого-то из жильцов они не застали дома или им просто не открыли дверь, переписывали данные на жильцов таких квартир или домовладений из домовых книг, а ответы на те вопросы переписи, которые там нельзя было найти, вписывали сами наобум. Более того, на сайт «Госуслуги» и в планшеты переписчиков постоянно вносились какие-то «мертвые души», невесть откуда взявшиеся, но якобы переписавшиеся на «Госуслугах», благодаря которым население ряда квартир удваивалось и утраивалось. И я этому охотно верю, потому что во время одной из предыдущих российских переписей, когда я еще преподавал, мои студенты, работавшие волонтерами-переписчиками, рассказывали мне все то же самое. Разве что сайта «Госуслуги» еще не было, поэтому электронные вбросы тогда, наверное, делались напрямую в какую-то электронную базу переписных данных.

ля меня сейчас совершенно очевидно, что научная и практическая ценность такой переписи, на которую потрачены немалые средства, близка к нулю (если вообще не является отрицательной величиной!). Однако чиновники разного уровня будут руководствоваться ее данными, а демографы и социологи будут с умным видом их анализировать и делать далеко идущие выводы, сравнивая эти данные с данными других недавних переписей, тоже во многом недостоверными. Можно только предположить, что численность населения России по итогам нынешней переписи будет сильно завышена, чтобы скрыть огромную смертность от ковида, которая привела к масштабной фальсификации официальной статистики общей смертности (по моей оценке, от коронавируса и его последствий уже умерло более 3,5 млн. россиян, тогда как по официальным данным – только 255 386 на 14 ноября, день завершения переписи).

И последний пример. По Евроньюс показали депутата польского Сейма, доставившую вместе с группой волонтеров гуманитарную помощь беженцам, зажатым между польской и белорусской границей. И эта девушка вполне искренне говорила, что, дескать, Лукашенко ждет от нас, что мы не будем принимать беженцев и будем силой выталкивать их обратно в Белоруссию, и что белорусский диктатор как раз на это и рассчитывает. А мы, поэтому, должны поступить противоположным образом, чтобы сорвать его расчеты: принять их у себя и оказать посильную помощь. Понятно, что она считает необходимым поступать с беженцами, руководствуясь принципами гуманизма и сострадания, и искренне пытается убедить себя и окружающих, что пропуск беженцев через границу сорвет планы Лукашенко. Но на самом-то деле белорусский лидер как раз и рассчитывал на то, что Польша рано или поздно пропустит основную массу беженцев в Германию, а тогда поток беженцев через Белоруссию может очень быстро дойти до сотен тысяч и миллионов. И тогда правительство Германии убедит своих партнеров по Евросоюзу заключить с Белоруссией такое же соглашение по беженцам, которое ранее ЕС заключил с Турцией, и Брюссель будет платить миллиарды евро Минску за непропуск беженцев, как сейчас он платит Анкаре. Проблемы для Лукашенко создает как раз непропуск беженцев в Евросоюз, так как тогда есть риск, что они осядут в Белоруссии, к чему Лукашенко явно не готов. Да и вступать с ним в контакт у руководства Евросоюза тогда не будет необходимости.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ