Если свобода вообще что-то значит, то это право говорить другим то, чего они не хотят слышать
Джордж Оруэлл, британский писатель и публицист

Мустафа ДЖЕМИЛЕВ: «Путин делает главные ставки на дестабилизацию ситуации внутри Украины...»

16 марта, 2016 - 19:11
ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА / «День»

В эту пятницу Уполномоченный Президента Украины по делам крымскотатарского народа Мустафа Джемилев выступит в Совете безопасности ООН.

В Нью-Йорке лидер крымских татар будет говорить о нарушении прав человека в Крыму сравнительно с положениями Женевской конвенции (1949), о статусе оккупированных территорий и о защите прав гражданского населения при оккупации.

«День» пообщался с Мустафой ДЖЕМИЛЕВЫМ накануне его поездки в США и расспросил о деталях будущего выступления в СБ ООН:

— Ежегодно Совет Безопасности ООН проводит слушания для оценки ситуации с соблюдением прав человека на оккупированных территориях. Именно об этом и пойдет речь. Я буду настаивать на том, чтобы усиливать санкции против России, поскольку мы не предусматриваем освобождения территорий военными средствами.

— Насколько ситуация усложнилась в плане нарушения прав людей на оккупированных территориях за последние два года?

— Появились новые угрозы. 17 марта «суд» в Крыму будет рассматривать вопрос запрещения меджлиса крымских татар, чтобы назвать его членов «террористами» и «экстремистами». Фактически людей хотят обвинить не за какие-то действия, а за то, что их избрали представителями народа. Меджлис обвиняют в посягательствах на безопасность и территориальную целостность Российской Федерации, поскольку он не признает оккупацию полуострова. На этом основании под угрозой находятся несколько тысяч человек — не только 33 человека, являющиеся членами меджлиса как высшего представительского органа крымских татар, но и члены местных региональных меджлисов, общее количество которых — около 2300 человек. Это объявление войны всему крымскотатарскому народу: фактически обычные граждане также «виноваты» в том, что избрали «экстремистов», а потому они тоже должны нести ответственность. Такую мрачную ситуацию не позволяла себе создать ни одна власть.

Будем говорить и о насильственной мобилизации представителей крымскотатарского народа в российскую армию. В соответствии с положениями той же Женевской конвенции, оккупанты не имеют права призывать жителей оккупированных территорий не только в воинские части, но и во вспомогательные структуры. Я везу с собой десятки повесток, которые посылают нашим молодым людям с угрозами, что если они не станут на военный учет в военных комиссариатах, их будут преследовать в соответствии с российским законом.

Есть также положение о том, что оккупанты не могут изменять демографическую ситуацию. Но получается, что Россия пытается выдавливать коренной народ Крыма с полуострова и одновременно завозит людей с материковой части России на оккупированную территорию. Только по официальным данным, они завезли около 15 тыс. чиновников. Кроме того, еще нескольким тысячам человек раздали земельные участки на льготной основе, чтобы они обустраивались в Крыму. К этому следует прибавить также 70-80 тыс. российских военнослужащих, которых привезут оккупанты из России. Получается более 100 тыс. российских граждан на оккупированных территориях — это противоречит женевским нормам.

Как вы оцените отношение мирового сообщества к проблеме Крыма через два года после его оккупации Россией?

— Дипломаты и послы, с которыми мы часто общаемся, в один голос говорят, что они не признают и никогда не признают оккупацию Крыма. Однако одно дело — не признавать, а другое — принимать какие-то активные меры. Есть страны с очень жесткой позицией — Великобритания, США, Канада, которые всегда настаивают на усилении санкций. Но есть государства, которые устали от санкций, считают, что это наносит ущерб их экономикам — именно там очень большая инфильтрация людей, лоббирующих российские интересы.

Не все так однозначно, но в целом я не думаю, что хотя бы одна из стран признает незаконные действия России. Оккупация Крыма будет постоянным ярмом для РФ, и чем раньше он будет освобожден, тем лучше для нее самой. Но при Путине это не очень вероятно.

— Тогда на кого и как влиять, чтобы Россия в конце концов вернула Крым Украине? Какое место в этом процессе занимает усиление санкций?

— Усиление санкций занимает главное место. Кроме того, необходимо повышение обороноспособности Украины, поскольку Путин, оккупировав Крым, не добился главной цели: он считал, что ему удастся создать в Киеве руководство, которое примет эту оккупацию, и он не будет иметь проблем с международным сообществом. Но этого не произошло. Сейчас Путин делает главные ставки на дестабилизацию ситуации внутри Украины и пытается создать такие условия, из-за которых Запад от нас отмахнется.

Насколько важен фактор Турции, с которой у России обострились отношения, а у Украины, наоборот, улучшились?

— В Турецкой Республике очень решительно настроены на сближение с Украиной в военной, экономической и других сферах. Но потенциал Украины по сравнению с Россией меньше. Если их товарооборот был около $40 млрд, то в ближайших планах Эрдоган предложил увеличить товарооборот с Украиной до $10 млрд, а в дальнейшем — до $20 млрд. Но в торговле с РФ у Турции более 50% занимает газ.

Сейчас идет речь о ЗСТ Турции и Украины, но ее однозначно нельзя воплотить, потому что таким образом можно нанести ущерб собственным производителям.

Дмитрий КРИВЦУН, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ