Когда у нации вождя нет, тогда вожди ее - поэты.
Евгений Маланюк, украинский писатель, поэт

«Новая политическая нация» — опыт Днепра

Борис Филатов — о реализации идей Вячеслава Липинского
28 декабря, 2017 - 12:59
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Городской голова Днепра Борис Филатов — человек, у которого рабочий день буквально расписан по минутам. Чтобы встретиться с ним накануне Нового года, помощникам пришлось искать «окно» между очередным совещанием и поездкой на строящийся объект. В кабинете мэра — ничего лишнего, разве что возле входа огромный тренажер с беговой дорожкой. А еще на книжных полках в служебном кабинете — книги из Библиотеки газеты «День», что особенно приятно. Мэр Днепра называет себя другом и единомышленником нашего издания. В прошлом году «День» наградил его символичной короной, назвав одним из самых ярких и эффективных градоначальников года. В 2017-м активность Бориса Филатова отметили и другие СМИ, в частности, он стал одним из 12 людей, чьи поступки по-хорошему удивили в этом году, по версии Укринформа. Сам Филатов иронично называет себя «политическим лидером сантехников и электромонтеров», что звучит довольно кокетливо, но, с другой стороны, созвучно с идеей Вячеслава Липинского о «трудовой монархии», чьи труды городской голова Днепра считает весьма актуальными. 

«В ГОРОДЕ НАСТУПИЛА ОПРЕДЕЛЕННОГО РОДА ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ»

— В прошлом году «День» с вами примерно в это же время делал интервью. Уже традиционно встречаемся с вами снова. Что изменилось с того времени, какие итоги выделяете для себя? Чем запомнится вам 2017-й?

— Давайте сначала пройдемся по вопросам, связанным с политикой. Если мы говорим об итогах года, то в прошлом году, когда мы встречались, у нас были определенного рода проблемы в городском совете. Нельзя сказать, что городской совет раньше не работал, но была нестабильная ситуация, особенно к концу года, когда надо было принимать бюджет. Депутаты очень сильно возбуждались, и разные были истории. Если вы помните, бюджетные сессии у нас проходили и с присутствием национальной полиции, и с  взрывотехниками. В этом году мы приняли бюджет в течение часа. И не потому, что он недоработан, а потому, что наступила определенного рода политическая стабильность. Все вопросы решались в рабочем порядке, без скандалов, без выяснения отношений и прочего. Поэтому моя позиция, однозначно, следующая: я считаю, что местное самоуправление должно заниматься городскими вопросами.

И депутаты, вне зависимости от своей политической и партийной принадлежности, по большому счету, могут найти компромисс для того, чтобы город наш для всех сделать лучше. Поэтому достижение политической стабильности и четкая, устойчивая работа городского совета — это очень важное достижение, поскольку в условиях постоянной войны работать очень тяжело. Не знаю, насколько будет корректным привести такой пример, хотя об этом писали и политологи, и аналитики, — у нас была ситуация очень похожая на ту, что сложилась в Николаеве. В  том числе и электорально. Там закончилось тем, что депутаты выразили недоверие мэру. У нас же ситуация повернулась с точностью до наоборот. Нельзя сказать, что все депутаты объединились вокруг городского головы, но многие поняли, наконец, что воевать бесполезно, это деструктивно. Тем более, против города и своих земляков. Думаю, что товарищи, которые причисляют себя к оппозиции, окончательно маргинализировались, что видно по их риторике, поведению и по тому, что они пишут в соцсетях. Поэтому я считаю, что в горсовете все будет нормально. 

ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Что касается подведения итогов минувшего года: когда постоянно находишься внутри процесса, очень часто многих изменений сам не замечаешь. Перед отчетной пресс-конференцией мы, наконец, свели вместе, по каждому из департаментов,  итоговые цифры. И я сам удивился тому, что нам удалось сделать. Мы все эти результаты презентуем. Ведь кто-то видит новые троллейбусы, кто-то — ремонты жилого фонда, кто-то — ситуацию, связанную с капитальным ремонтом дорог. Но когда это сводится в общую картину, то она действительно впечатляет. Если говорить о провалах, то я думаю, что были определенные ошибки в кадровой политике, но мне удалось их исправить. Несколько ключевых фигур в исполкоме городского совета, руководители департаментов, секретарь горсовета покинули свои должности. О секретаре можно говорить отдельно, поскольку, по большому счету, секретарь — это квота депутатская, то есть депутаты себе выбирают секретаря, а не мэр. Я отвечаю лишь за исполнительную власть. Тем не менее, все равно мне приходится отвечать за все процессы. А что касается крупных провалов, то я считаю, что в 2018 году дело чести для меня — закончить ремонт набережной и ремонт центрального моста. Были причины и объективного, и субъективного характера. Очень много обнаружилось проблем после того, как мост вскрыли во время капитального ремонта. Где-то, наверное, была и вина подрядчика, но, с другой стороны, когда мы начинали заниматься ремонтом моста, никто не понимал глубины проблемы. Поэтому в 2018 году эти ошибки мы исправим.

«ГОРОД МОЖЕТ КОНКУРИРОВАТЬ НА РЫНКЕ ТРУДА С КРУПНЫМИ РАБОТОДАТЕЛЯМИ»

— А какие конкретные позитивные примеры за 2017 год, что удалось?

— Первый позитив — это повышение зарплаты работникам коммунальных предприятий. Можно много по этому поводу говорить, но 11 тысяч семей получили дополнительный доход, при этом некоторым зарплаты были повышены до 30%. Я подчеркиваю — это не муниципальная надбавка, это оклады. Теперь город может конкурировать на рынке труда с крупными работодателями, частными предприятиями, финансово-промышленными группами. Потому что в связи с изменениями в стране народ уезжает, трудовая миграция и прочее. Я считаю, что мы здесь показали пример, в том числе другим городам. До тех пор, пока мы не будем платить людям хорошо, мы не можем с них требовать и удерживать на рабочих местах. Это первое.

Второе — если говорить про городской электротранспорт, то достижения очень серьезные. Нам удалось восстановить по городу порядка 38 километров контактной сети, мы закупили 25 новых троллейбусов и планируем закупать и дальше, еще больше. Муниципальный электротранспорт — это один из наших приоритетов.

Кроме того, в минувшем году начались работы по благоустройству парков им. Володи Дубинина, им. Писаржевского и Зеленый Гай. Это места массового отдыха людей, где они могут проводить свой досуг, и это очень важно. Мы сделали большой рывок в плане освещения улиц, особенно в отдаленных районах. В некоторых поселках света не было никогда, даже при советской власти. Или вот еще — приобретено за 2 года 118 единиц коммунальной техники. И это не просто техника — это снегоуборочные, каналопромывочные машины, грузовой транспорт. Это то, что позволяет в городе навести порядок. В Днепре — и это видят все — стало значительно чище. Нет случайного мусора, по городу не летают пакеты, убраны обочины. Существует, конечно, проблема с вывозом бытовых отходов, но это планы на 2018 год. У нас есть отдельная программа по бытовым отходам, потому что ее надо системно решать. Детские площадки, стадионы, ремонт школ-тысячников, ремонт крыш, ремонт подъездов... Начали ремонты фасадов зданий на центральном проспекте, которые являются лицом города.  Одним словом, позитивных изменений за минувший год очень много.

«В КАЖДОМ ИЗ «МИКРОКОМЬЮНИТИ» ДОЛЖЕН БЫТЬ СВОЙ АКТИВ И СВОЙ БЮДЖЕТ»

— Какие стратегические планы преобразований в Днепре еще «вынашиваете»? Что как городской голова планирует осуществить в 2018-м?

— Если говорить о политической стратегии, то лично я считаю, что районные советы отжили свое, но сейчас есть серьезное противодействие со стороны некоторых политических сил, со стороны депутатского корпуса и райисполкомов, которые понимают, что фактически они лишаются своих рабочих мест и возможности влияния. У меня есть определенного рода договоренность с депутатским корпусом и с политическими партиями о том, что в следующем году мы будем выносить на сессию решение о ликвидации районов. Понятно, что они не могут быть ликвидированы сразу, поскольку за них голосовали люди. Но на следующих выборах их не будет. Это рудимент или атавизм. Их нет уже ни в Виннице, ни в Харькове, ни в других областных центрах. Я бы хотел от них избавиться, оптимизировать структуру и сделать так, чтобы в каждом районе была маленькая компактная администрация, которая бы занималась непосредственно городским хозяйством, а не просиживанием кресел.

Речь идет о районах. Но, на мой взгляд, местное самоуправление должно спускаться на низовой уровень. Думаю, что должно быть представительство территориальных громад на уровне микрорайонов, — пусть они не оформлены юридически, но де-факто существуют. Надо исходить из численности в 10—30 тысяч жителей. Это жилмассивы и поселки города — например, Тополь, Сокол, Победа, Солнечный, Таромское, Мирный, Авиаторское и так далее. В принципе, город давно имеет подобное деление, которое сложилось традиционно. И я считаю, что в каждом из этих «микрокомьюнити» должен быть свой актив и свой, наверное, бюджет. Потому что когда ты находишься «на земле», то видишь, что у тебя происходит во дворе, на улице или в соседнем сквере. И тебе понятнее, на что именно нужно расходовать бюджетные средства.

«ЕСЛИ ГОРОДСКИЕ ОКРАИНЫ ДЕ-ФАКТО НАХОДЯТСЯ В ГОРОДЕ, ТО ОНИ ДОЛЖНЫ НАХОДИТЬСЯ И ДЕ-ЮРЕ»

— То есть местная власть должна быть ближе к людям?

 — Да, я думаю, что к этой модели мы будем идти стратегически. Но надо будет провести, наверное, административную реформу.  Пока о ней рано говорить, но мы сможем ее реализовать в ближайшие годы. Думаю, что столкнусь с большим противодействием. Тем не менее, я буду это делать. Кроме того, хочу включить все городские окраины в черту города. Могу показать карту для полного понимания. Вот посмотрите — это территория города. Чем поселок Кировское отличается от Мирного, а поселок Юбилейный — от Таромского? Ничем! Но одни в город входят, а другие — нет. Не будем останавливаться на том, почему сложилась такая диспропорция. У меня есть четкое понимание того, что если эти городские окраины де-факто находятся в городе, то они должны находиться в городе и де-юре. Понятно, что против этого возражают местные власти, против этого возражают депутаты этих территориальных громад. И, самое главное, возражают жители. Я их понимаю — хорошо быть в городе, пользоваться городской инфраструктурой, пользоваться всеми городскими благами, но при этом иметь свой совет, своих начальников и свой бюджет. Однако тогда возникает вопрос, и, наверное, они должны понять и меня. Наш город постоянно балансирует на грани миллиона, и если мы включим  городские окраины в территорию города, то мы решим и этот вопрос. С другой стороны, это позволит оптимизировать все процессы по совместной эксплуатации городской инфраструктуры. Например, работу транспорта, использование водопроводов, уборку улиц и территорий. Нельзя так жить, когда у одних вершки, а у других — корешки. Я понимаю, что для того, чтобы эти окраины включить в городскую черту, нужно принимать соответствующее решение Верховной Рады. Но я к этому готов. В  результате мы сможем получить консолидированный бюджет для города. Есть и еще одна проблема. Очень многие хитрые предприниматели, которые ведут серьезный системный бизнес в городе, почему-то бегут регистрироваться на городских окраинах как субъекты хозяйственной деятельности. У них огромные супермаркеты в Днепре, но налоги они почему-то платят в поселках. Наверное, им проще там договориться с налоговой, и там у них «тихе життя». Я не знаю, чем это вызвано, — это не при мне сложилось исторически.

«СТРОИТЕЛЬСТВО МЕТРО В 2018 ГОДУ  ПРОДОЛЖИТСЯ»

— А какие планы относительно городского хозяйства?

— Не хочу раскрывать все секреты, потому что сейчас мы считаем свободный остаток на счетах. Хотим до конца понять, каким образом мы будем распределять эти средства. В  начале марта я представлю программу на 2018 год, но уже абсолютно конкретную, просчитанную  и профинансированную. Мы должны понимать, какие у нас есть силы и подрядчики. Чтобы не получилась ситуация, как с реконструкцией набережной и моста, когда оказалось, что проект нужно корректировать, — там сил не хватает, а тут нужно сконцентрироваться в одном месте. По направлениям развития электротранспорта уже однозначно можно сказать: да, подписан кредитный договор с Европейским банком реконструкции и развития относительно закупки 50 троллейбусов. Предусмотрено дальнейшее развитие новых маршрутов муниципального транспорта, прокладка контактной сети и установка трансформаторных подстанций. Мы также будем оптимизировать маршрутную сеть. Сейчас есть большой негатив по отношению к этой проблеме, поскольку людям не объяснили смысл и задачи. Все это будет корректироваться, в том числе с участием депутатского корпуса и общественности.

Могу сказать и о метро, строительство которого находится уже в активной стадии. Прибыла, наконец, техника, из Турции, Катара и Болгарии. В том числе техника очень серьезная — некоторые машины и механизмы везли три недели потому, что они весят под сто тонн. По графику работ для подрядчиков на ближайшие семь-восемь месяцев уже есть работа. Знаете ли, реанимировать проект, который больше 20 лет находился не просто в лежачем, а предсмертном состоянии, совсем не просто. Никто не знал, сколько будет проблем — перенос сетей, восстановление стволов. Одним словом, строительство метро в 2018 году  продолжится. И я думаю, что мы наверстаем упущенные сроки.

«Я — НЕ ПОЛИТИК. Я — ЛИДЕР ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ГРОМАДЫ»

— Создается впечатление, что в последнее время вы отстранились от большой политики и занимаетесь только хозяйственными делами. Как вы относитесь к политическим процессам, которые бурлят в Украине?

— Это не впечатление, это действительно так. Я с самого начала своей каденции заявлял, что городской голова — это политический лидер сантехников и электромонтеров. Я предпочитаю не лезть в чужие дела и люблю, чтобы в мои дела тоже не лезли. Избирался я от оппозиционной партии, но прекрасно понимаю, что для того, чтобы навести в городе порядок,  должны быть хорошие рабочие отношения с центральной властью. Тяжело рассказывать руководству государства, что ему надо делать, и при этом обращаться с просьбой. А просьбы бывают всегда. Вот, например, тот же самый вопрос по метро. Мы затянули сроки, и появились проблемы с валютным регулированием. Я представляю себе, если бы я  обратился за продлением сроков валютного регулирования, находясь в парадигме постоянного поливания правительства, извиняюсь за выражение, дерьмом. Мне скажут: «Ты, конечно, извини, но есть вопросы». И это не то что была бы месть и сделали бы плохо не мне, а городу. Поверьте, тут столько работы, что ругаться, выяснять отношения с депутатами, с министрами или с администрацией Президента, у человека, который настроен на позитив и на результат, просто нет времени. Поэтому да, я — не политик. И не могу сказать, что я — «крепкий хозяйственник», поскольку никогда не любил этого слова. Я — лидер территориальной громады. При этом я не могу работать на благо одних избирателей и не замечать других. Очень немногие руководители пытаются опираться на так называемый базовый электорат. Я считаю: город разный, город сложный, и мэр должен представлять интересы всех.

Многие критиковали мою позицию, более того, ко мне приходили умные всякие товарищи и говорили: «Смотри, ты теряешь ядро избирателей». Но я в одном месте теряю, а в другом — приобретаю. Потому что очень многие из тех, кто за меня не голосовал и думал, что я правый радикал, который будет сидеть на баррикадах и крутить всем дули, поняли, что я просто обычный, рабочий, нормальный человек.

«МОЖЕТ БЫТЬ, ПРЕДЛОЖУ КОРБАНУ ДОЛЖНОСТЬ СОВЕТНИКА»

— Возвращение Корбана в Украину после полуторагодовалого лечения в Израиле «сколыхнуло» инфопространство. У себя в Facebook вы написали, что к нему сразу «полезли» с некорректными просьбами, попросили этого не делать и просто отметили, что с большой благодарностью примете помощь Геннадия в работе. Какой видите эту помощь?

— Я считаю, что Корбан — один из лучших линейных менеджеров, которые есть в стране. Он показал во время работы в облгосадминистрации, что не только может модерировать процессы, связанные с обороной области, но и вопросы, связанные с целым комплексом народного хозяйства. Начиная от бюджетирования и заканчивая вопросами, связанными с городским или областным ЖКХ. Потому что даже в 2014 году, кроме того, что нам удалось остановить «русскую весну», у нас ничего не упало, не разломалось. Мы принимали бюджет и даже успевали делать какие-то вещи, связанные с благоустройством. Сейчас пока рано говорить — пусть он определится со своим статусом. Я так понимаю, что политика его уже больше не интересует, но, опять же, это надо спрашивать у него. Может быть, я даже предложу ему должность советника.

Линейный менеджер — это тот, кто сводит всех со всеми и помогает решить проблему. Всех со всеми состыковать, особенно когда каждый пытается друг на друга переложить ответственность, — вот это и есть линейный менеджмент. Проблема еще в том, что очень многие хорошие люди не хотят идти на госслужбу. Чтобы потом объяснять каким-то «активистам», что они пришли сделать что-то хорошее для города, а не для того, чтобы украсть. Поэтому я думаю, что советник, особенно внештатный, это самая лучшая ипостась.

«НАДО РАБОТАТЬ, А НЕ ЛЮДЯМ ПОКАЗЫВАТЬ СВОИ ФИНАНСОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ»

— Вы не скрываете, что до политики занимались бизнесом и живете небедно. Как нам преодолеть предубеждение к богатым и мотивировать людей стремиться к этому? Ведь с «пролетарскими» настроениями национальную элиту вряд ли можно создать...

— Это скорее мировоззренческая проблема, но «пролетарские» настроения не появились на ровном месте. Знаете, людей возмущает, когда они видят публику, которая ни дня не проработала в бизнесе, но при этом задекларировала миллионы, ездит на дорогих автомобилях, красиво живет и отдыхает. А если говорить о себе, то я не чувствую по отношению ко мне особого негатива. Потому что с самого начала я открыто декларировал, что пришел в политику из крупного бизнеса, и не скрывал свои доходы. Наверное, есть обычная людская зависть, есть какое-то неприятие — это все понятно. Но  могу сказать, что, в отличие от всей остальной нашей элиты, стою особняком. Мне не стыдно говорить, что я богатый. С другой стороны, для того чтобы избавиться от «пролетарских» настроений в стране, где идет массовое обнищание населения, где война и куча проблем, то, наверное, не стоит выпячивать свой образ жизни.  Поверьте, мне есть за что жить, но я не пытаюсь шокировать людей дорогими часами (видите, без часов хожу), поездками на супердорогих автомобилях и предпочитаю проводить время на работе, а не на каких-то тусовках. Поэтому должна быть скромность. Надо работать, а не людям показывать свои финансовые возможности. И люди тогда это оценят.  

— Вы были первым, кто «перевел» Вячеслава Липинского через Днепр, переименовав в его честь одну из центральных улиц. В чем видите актуальность его идей сейчас? Насколько свежо они звучат?

— Это — то, о чем мы говорили. Липинский — это, грубо говоря, голос земли против голоса крови. То есть, если мы строим новую политическую нацию. А Днепр — это, наверное, образец новой политической нации. У нас очень разный город. В нем очень разные настроения, и вот буквально вчера была реализация в какой-то степени идей Липинского. Никогда не было такого, чтобы городской голова поздравлял горожан с католическим Рождеством. Хотя нельзя говорить, что это только католическое Рождество. Нам нужно всем научиться жить и работать на благо нашей страны и родного города. И тогда все у нас получится.

Вадим РЫЖКОВ, «День», Днепр
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments