Украина не может существовать, не владея Крымом, это будет туловище без ног. Крым должен принадлежать Украине, на каких условиях, это все равно, будет ли это полное слияние, или широкая автономия, последнее должно зависеть от желания самих крымчан
Павел Скоропадский — украинский государственный, политический и общественный деятель, военный. Гетман Украинского Государства.

Новый раунд дела Гонгадзе – Подольского

Очередное заседание Кассационного суда относительно приговора Алексею Пукачу открывает новые, темные страницы этого процесса
16 ноября, 2016 - 18:59
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

В среду в Высшем специализированном суде по рассмотрению гражданских и уголовных дел состоялось второе заседание по рассмотрению кассационных жалоб на приговор исполнителю преступления Алексею Пукачу по делу Гонгадзе — Подольского. Эти первые два заседания были пока посвящены организационным вопросам. Хотя и на последнем из них были выявлены новые факты, дающие повод сделать вывод о, мягко говоря, недобросовестной работе предыдущих судов, а иногда и об откровенных манипуляциях в этом резонансном и судьбоносном для страны деле.

Во-первых, оказалось, что в течение многих лет заседаний были выявлены факты исчезновения важных документов по делу. В частности, исчез целый том, у судьбы которого несколько версий. Во-вторых, в  очередной раз обнажился факт давления на обвиняемого Алексея Пукача со стороны правоохранителей с целью замалчивания фактов и фамилий. Сам Пукач на этот раз имел возможность по первому требованию брать слово на суде и в перерывах свободно общаться с журналистами — факт за времена подобных заседаний беспрецедентный, ведь, например, в Апелляционном суде общению с обвиняемым всячески препятствовали охранники, а главному пострадавшему Алексею Подольскому запретили присутствовать на заседаниях. Более того, в Печерском суде судья Андрей Мельник добился проведения закрытого процесса над Пукачем без использования средств фиксации. И это лишь отдельные факты явных злоупотреблений со стороны правосудия и стражей порядка, что говорит о заинтересованности власти в препятствии вынесению объективного приговора.

На заседании произошла полемика между нынешней представительницей вдовы Мирославы Гонгадзе Валентиной Теличенко и представителями пострадавшего Алексея Подольского. Последние требуют отвода Теличенко.

СТОРОНА ПОТЕРПЕВШЕГО АЛЕКСЕЯ ПОДОЛЬСКОГО ТРЕБУЕТ ОТСТРАНИТЬ ВАЛЕНТИНУ ТЕЛИЧЕНКО ОТ ПРОЦЕССА НАД ПУКАЧЕМ / ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

«Она системно проявила себя особой, которая всячески пытается отвести заказчика убийств и пыток Леонида Кучму из-под удара процесса, и выполняла несколько несовместимых ролей — свидетеля по делу, представительницы интересов вдовы и представителя прокуратуры», — пояснил Александр Ельяшкевич, представляющий интересы потерпевшего Алексея Подольского. Он также привел соответствующие доказательства тенденциозности Валентины Теличенко с конкретными ссылками на детали процесса и ее же высказываниями.

«Благодаря работе Татьяны Костиной, мы выявили феноменальные вещи, которые в истории правосудия не применялись, — объяснил Александр Ельяшкевич. — Мы обратили внимание на тое, какие заявления она (Валентина Теличенко. — Ред.) делала и каким свидетелем была по этому делу. После того, как она как будто стала заместителем Генпрокурора Украины, она использовала свое положение для того, чтобы вмешиваться в это дело».

Наконец, судьями к делу были приобщены новые документы, в частности, копия письма Алексея Подольского генеральному прокурору Украины Юрию Луценко. Подольский убежден, что нынешний генпрокурор, который в свое время лично ему обещал довести расследование убийства Гонгадзе и нападения на Подольского до логического и справедливого завершения, наказав заказчика Леонида Кучмы, сейчас стал на другую позицию.

На заседании присутствовал адвокат умершей матери Георгия Гонгадзе Андрей Федур, который заявил, что не может брать участие в дальнейших заседаниях так как его клиентка умерла и он «не может с ней согласовывать позицию». При этом Федур отметил, что с самого начала считал, что суд над Пукачем должен был состоять из суда присяжных. Кроме того, новый адвокат Алексея Подольского Татьяна Костина сообщила, что из 148 томов дела она успела ознакомиться лишь с 63, при этом 118-й том, оказывается, исчез. Вследствие этого Костина попросила перенести заседание для  более глубокого изучения материалов, а Кассационный суд принял решение востребовать у Печерского суда упомянутый том. В целом, судьи Кассационного суда на данном этапе довольно четко расставляют организационные акценты, что резко контрастирует с поведением судейских троек в других судах. Принципиальная линия команды Алексея Подольского, Александра Ельяшкевича, Виктора Шишкина и всех, кто все эти годы добивается истины в деле об убийстве журналиста в далеком 2000 году, наконец постепенно делает пролом в стене закостенелой системы.

Следующее заседание назначено на 7 февраля следующего года.

Виктор ШИШКИН, представитель Подольского, первый генпрокурор Украины (1991—1993 гг.), судья КС (2006—2015 рр):

— Адвокаты Пукача сегодня сообщили, что на их запрос относительно состояния расследования нарушений судьей Печерского суда Андреем Мельником процессуальных норм, Высшая квалификационная комиссия судей ответила, что 28 сентября этого года принято решение о прекращении дисциплинарного производства в отношении судьи Мельника А.В. на основании постановления ВР от 8 сентября 2016 года об освобождении судьи Мельника от должности в связи с достижением 65-летнего возраста. Вся дело в том, что мне осталось 4 месяца до достижения 65 лет, а этот судья младше меня минимум лет на 20. Это немыслимо. Напомню, что производство в отношении судьи Мельника началось в силу того, что он сфальсифицировал приговор по делу нападения на Ельяшкевича, при этом совсем не поставив самого пострадавшего в известность, что рассматривается его дело. Представьте себе, Ельяшкевич узнал, что по его делу уже есть приговор лет через 5 после того, как этот приговор был назначен. Кроме того, Мельник сплошь и рядом нарушал процессуальные нормы в суде над Пукачем, которые связаны с открытостью, с гласностью, с допуском пострадавшего на суд, как это было с Алексеем Подольским, с обеспечением его прав. Мельник фактически вывел пострадавшего из процесса. Таким образом, отстранив Мельника от должности судьи, Печерский суд ему позволил избежать ответственности, прекратив дисциплинарное производство в отношении его.

Сегодня в Кассационном суде мы все могли услышать в очередной раз о том, какое незаконное давление оказывалось на Пукача для того, чтобы вывести из-под удара Кучму. На Пукача давили, чтобы он не употреблял его имя в показаниях и на суде. Общественность услышала, сколько к Пукачу было «ходоков» от КГБ (назвать СБУ я эту структуру в таком случае не могу), из прокуратуры и других служб, для того, чтобы Пукач не говорил лишнего. Именно поэтому и проводились суды в Печерском суде в закрытом режиме без фиксации, чтобы не фиксировать, во-первых, объяснений Пукача и чтобы пострадавший не мог задать ему неудобные для политической верхушки государства вопросы и в них не фигурировали фамилии Кучмы, Литвина и других. Мы же знаем, что в соответствии с пленками Мельниченко эти фамилии могли и должны были фигурировать в деле как фамилии заказчиков. Таким образом, происходила полная фальсификация выводов и расследования по Пукачу. Что касается самого Пукача, то каким бы он ни был, в расследовании не расписана роль каждого участника преступления — кто руководил, кто душил, кто держал и прочее. Из дискуссии Подольского и Пукача в суде следует, что все это совсем не выяснено.

Валентин ТОРБА, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ