Не могут вести кого-то за собой те, которые не имеют никаких внутренних данных на то, чтобы самих себя повести.
Вячеслав Липинский, украинский политический деятель, историк, историософ, социолог, публицист

О политико-правовых инструментах

Каким образом Украина может использовать свое участие в Конвенции Монтре 1936 г. для защиты национальных интересов?
9 октября, 2018 - 11:29
ФОТО РЕЙТЕР

Военная агрессия Российской Федерации против Украины постоянно должна находиться в повестке дня международных организаций, международных форумов и переговоров, мировых средств массовой информации.

Нам необходимо активно использовать политико-правовые инструменты для защиты национальных интересов. Сегодня я хочу остановиться на Конвенции Монтре 1936 г. о статусе Черноморских проливов.

Конвенция была принята на Конференции о режиме Черноморских проливов, проходившей 22 июня — 21 июля 1936 г. в городе Монтрё, Швейцария. В конференции принимали участие СССР, Турция, Великобритания, Франция, Болгария, Румыния, Греция, Югославия, Австралия и Япония. Конференция была созвана по  предложению Турции в целях пересмотра Конвенции  о режиме Черноморских проливов, принятой на Лозаннской конференции 1922-23гг. В результате работы Конференции 20 июля страны участницы подписали новую Конвенцию о режиме проливов.

Конвенция закрепила за торговыми судами всех стран свободу прохода через проливы, как в мирное, так и в военное время, режим прохода военных кораблей, который различен для  причерноморских и нечерноморских государств. Для военных кораблей нечерноморских государств срок пребывания в Чёрном море ограничен до 21 суток. Это положение фактически ограничивает по времени возможность нахождения кораблей государств-союзников Украины в Чёрном море, но не в Азовском, в случае денонсации соглашения между Украиной и Российской Федерации о статусе Азовского моря как внутренних вод.

При условии предварительного уведомления властей Турции Черноморские державы могут проводить через проливы в мирное время свои военные корабли любого класса.

Вопрос о порядке предварительного уведомления властей Турции о прохождении через проливы военных кораблей Украины впервые возник во время переговоров между Украиной и Россией о статусе Черноморского флота. До распада СССР такое предуведомление осуществилась Советским Союзом.

В связи с тем, что Украина не была участницей Конвенции Монтрё 1936 г., представители Российской Федерации предложили закрепить положение, чтобы такие предуведомления осуществились Российской Федерацией. Естественно, предложение об уведомления властей Турции о прохождении военных кораблей Украины через  третье государство, ставило бы Украину в зависимости от этого государства и было неприемлемым.

После очередного раунда переговоров, в которых я участвовал в составе украинской делегации от МЗС, проинформировал о проблеме первого заместителя Министра иностранных дел М. П. Макаревича и предложил план решения вопроса, который он поручил мне реализовать.

Для самостоятельного предуведомления правительства Турции и, соответственно, возможности прохождения военных кораблей Украины через проливы, Украина должна была стать участницей (стороной) Конвенции  Монтрё 1936 года.

Согласно положениям Конвенции (Статья 28) кроме государств, подписавших конвенцию, она была открыта только для присоединения «всякой Державы, подписавшей Лозаннский мирный договор от 24 июля 1923г.». Конвенция носила закрытый характер и не предусматривала возможности присоединения других государств.

Самым простым и быстрым правым способом, не требующем пересмотра конвенции, могло быть установление статуса Украины в качестве участника договора на основании института правопреемства. При реализации этой идеи возникало много вопросов связанных с её практической реализацией. В том числе, согласование принятия этого решения внутри страны, механизм уведомления других государств участников Конвенции, возможность влиять на сроки оформления участия и многие другие.

Правительству Французской Республики, как депозитарию Конвенции, была направлена дипломатическая нота в которых сообщалось, что Украина, как государство прибрежное к Черному морю, в соответствии с  международным правом на основании института правопреемства считает себя участником Конвенции 1936 года. Правительство Франции, как депозитарий Конвенции должно было сообщить об уведомлении Украины всем участникам Конвенции.

Одновременно, соответствующие ноты были направлены другим участникам Конвенции. В них также сообщалось, что правительству Франции направлена соответствующая нота как государству — депозитарию  Kонвенции.

Это было сделано по двум причинам. Первое, не было известно сколько времени займёт принятие решения Французским Правительством о рассылке  уведомления Украины  государствам — участником конвенции. Во-вторых, возможность применения эстоппеля (estoppel), правого принципа согласно которому, в том числе, государство, не заявившие возражение,  в силу его поведения. считается молчаливо согласившимся с правовой позицией и, с течением времени, утрачивает  право её оспаривать.

Этот подход, как показало время, целиком себя оправдал. Не вдаваясь в детали, могу сказать, что когда через какое-то время у представителей государства-депозитария возник вопрос посылали ли мы уведомления государству-депозитарию, ноты другим государствам-участникам Конвенции сослужили свою службу для ускорения завершения процедуры, в результате которой Украина стала стороной Конвенции о Черноморских проливах 1936 года.

Каким образом Украина может  использовать свое участие в Конвенции для защиты национальных интересов?

1. В связи с тем, что Конвенция касается вопросов безопасности в Чёрном море, было бы целесообразно, на постоянной основе, информирование  государств-участников Конвенции о всех случаях нарушения Российской Федерацией международного права, международного морского права, в том числе связанных и вытекающих из аннексии Крыма и оккупацией частей Донецкой и Луганских областей. Незаконное нахождение в территориальных водах Украины, нарушение территориальных вод , незаконная эксплуатация континентального шельфа, незаконное строительство Керченского моста, блокада  Азовского моря и т.д.

2. Статья 29 Конвенции предусматривает процедуру внесения изменений в Конвенцию дипломатическим путём или, в случае невозможности договориться, путём созыва для этой цели  дипломатической конференции. 

После тщательной, оперативной, проработки этого вопроса с союзниками и участниками Конвенции, Украина может ставить вопрос о внесении изменений в Конвенцию, в том числе, об ограничении возможности прохождения (запрете) через проливы военных кораблей государств оккупировавших территорию прибрежных к Чёрному морю государств или совершивших в отношении их акт агрессии. Учитывая, что вопросы пересмотра Конвенции являются чувствительными для многих государств и касаются  безопасности  государств-членов НАТО, уже сама постановка вопроса не только создаст новую площадку для обсуждения вопросов связанных с российской агрессией, но и, при умелом подходе, может создать новые возможности и альянсы для Украины как профессионального игрока в международных отношениях.

Сергей МЕЩЕРЯК, дипломат, юрист-международник
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ