Лучше в родном крае милом лечь костьми, погибнуть, чем на земле чужой, враждебной в славе и почете прибывать!
Николай Вороной, украинский писатель, переводчик, поэт, режиссер, актер

О заданиях для избирателей

«Необходимо выбить политический процесс из-под решающего влияния олигархов», — политолог Антонина Колодий
29 ноября, 2018 - 10:35
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

До президентских выборов остается чуть больше 4-х месяцев. От разговоров и заявлений об объединении некоторые политические силы перешли, собственно, к делу. «Опозиційний блок» и партия «За життя» объединились, заявив, что будут выдвигать единого кандидата. Однако впоследствии оказалось, что в этой ситуации не все так очевидно, и в пророссийском политическом крыле произошел раскол.

Шансы «кандидата от России» и угроза прокремлевского реванша — это лишь одна из политических сюжетных линий, за развитием которых мы будем следить в предвыборный период. Обсудить все эти вопросы — от проблемы популизма до дилемм, с которыми столкнется следующий президент, — «День» решил с львовским политологом, доктором философских наук, профессором Антониной Колодий.

«УГРОЗА ПРОРОССИЙСКОГО РЕВАНША ВОЗНИКНЕТ В ПОЛНЫЙ РОСТ ВО ВРЕМЯ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ»

— Какие, по вашему мнению, шансы у «кандидата от России»? Насколько остро стоит угроза пророссийского реванша?

— Я бы не преувеличивала, но и не игнорировала эту угрозу. Однако, на мой взгляд, она возникнет в полный рост во время парламентских выборов. До них еще есть немного времени и посмотрим, как будут развиваться события на том фланге, особенно после президентских выборов, от результата которых зависит судьба этого объединения.

Что касается президентских выборов, то у бывших регионалов есть (всегда были) неплохие технологи, конечно же им подскажут, что шансов на выигрыш у них нет, а проигрыш может снизить их рейтинги. Своим же участием в выборах они подыгрывают Петру Порошенко или другому кандидату проевропейской ориентации, который может только мечтать о таком конкуренте во втором туре, как Юрий Бойко. Яблоком раздора является и фамилия кандидата, потому что «присоединенные оппозиционеры» скорее всего не согласятся выдвинуть Бойко в президенты.

Итак, это объединение, на мой взгляд, противоречивое и хрупкое, созданное, скорее всего, под давлением внешних сил. Партия «За життя», управляемая теперь Медведчуком, будет иметь другие амбиции и претендовать на большую роль в объединении, чем это было бы при Рабиновиче (хотя и тогда ссоры между ее лидером и лидером «Оппоблока» были не малые). Группа Ахметова в «Оппоблоке» противостоит объединению, ведь ее лидеры, как и их спонсор, тоже хотят играть первую скрипку в любом блоке. Как это все примирить? Поэтому возвращение к счастливым для этих политиков временам Януковича вряд ли произойдет. Но подчеркну, на парламентских выборах «Оппоблок» и «За життя» — вместе или отдельно — будут представлять существенную силу, если этому не помешают результаты президентских выборов. Она будет нацелена на создание крупной фракции и проталкивание к власти своего премьера.

«ДОЛЖЕН БЫТЬ ЗАКАЗ НА ОБРАЗОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ СИЛ НОВОГО ОБРАЗЦА ОПРЕДЕЛЕННОЙ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ»

— Между тем на противоположном фланге, в лагере проевропейских сил, об объединении пока только говорят. Вы видите потенциальные объединения кандидатов, которые действительно могут иметь место до первого тура? Или украинские демократы объединяются только перед расстрелом? Почему?

— Потенциальных объединений проевропейских (заметьте — мы перестали говорить о «демократических», и это печально) кандидатов не вижу. Но меня интересует, кто таких объединений ожидал? Объединяться могут лидеры политических сил с близкими, четко очерченными в их программах целями и принципами, для которых построение новой Украины на программном уровне оформленных и ценностно обусловленных принципах важнее собственной политической карьеры. Есть ли у нас такие? По крайней мере, я их не знаю, поэтому и объединений не жду. Хотя снятие кандидатур в пользу других кандидатов на более поздних этапах избирательной кампании, конечно, будет. Тогда, когда технические кандидаты выполнят свои задачи понижения рейтингов чьих-то соперников (конечно, не бесплатно). Поэтому дело здесь не столько в украинском менталитете, сколько в неструктурированности украинской политики в ценностно-идеологическом плане.

— Тогда неужели все так безнадежно и нет выхода из этой ситуации?

— Не совсем так, хотя перспектива разрубить Гордиев узел распыленности демократических, проевропейски настроенных патриотических политических сил уже на этих выборах не очень обнадеживающая. Но она есть.

Суть этой перспективы, которая могла бы изменить украинскую политику, — в объединении избирателей, образовании своеобразных комитетов (по типу американских PACs — political action committees) или понятных нам платформ, движений избирателей, способных не только идейно и организационно, но и финансово поддержать определенные политические силы. Их задача — сделать селективный отбор наиболее честных и в будущем эффективных менеджеров страны, способных выполнять их социальный заказ. В идеальном варианте этот заказ должен быть оформлен в виде «технического задания» спонсируемым организованными избирателями политикам, с которыми они заключат контракт. Сейчас эти силы и / или лидеры могут быть слабыми или малоизвестными именно из-за нехватки средств (стоит лишь почитать или послушать Александра Солонтая, чтобы это понять). Но они вступят в силу и обретут полномочия именно благодаря поддержке снизу, а следовательно и служить будут народу или его отдельным слоям. Для более широкого представления интересов народа таких платформ избирателей может быть несколько, и от них будут поступать заказы на создание политических сил нового образца определенной идеологической ориентации, способных объединяться ради реализации политики в интересах своих спонсоров.

РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня», 1998 г.

Сегодня эту идею продвигает общественный деятель, эксперт по проблемам децентрализации и организатор «Школы мэров» Руслан Рохов, поддержанный пока несколькими бизнес-объединениями и определенным числом интеллектуалов, которые подписали Декларацию о намерениях создать Гражданскую платформу «Сила виборців». Они считают, что без организации и политизации групп интересов малого и среднего бизнеса, без приобщения к этому движению широких кругов избирателей выбить политический процесс из-под решающего влияния олигархов и провести необходимые для экономического роста реформы не удастся. А в условиях олигархической политики надеяться на то, что разрушение старой системы патронально-клиентельных отношений произойдет благодаря инициативе и усилиями отдельных, пусть и очень хороших лидеров — бесполезно.

ПРОТЕСТ ПРОТИВ ТАК НАЗЫВАЕМЫХ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПОЛИТИКОВ»

— Какова вероятность, на ваш взгляд, что меню из кандидатов удивит избирателей? Увидим ли мы новые лица? В частности, те, которые сейчас можно встретить на высоких позициях в социологических рейтингах ...

— Похоже, что наших избирателей не очень-то и удивишь, если рейтинг у шоумена Владимира Зеленского выше, чем у нынешнего президента (тем более что у обоих он не является впечатляющим: 6-7% — разве это утешительный показатель для соревнований, на которых нужно получить более 50% голосов?). Получается, что доступ к украинской политике высокого уровня, по мнению сторонников Зеленского, может иметь любой. Феномен популярности Зеленского объясняют по-разному. Есть мнение, что те, кто его поддерживает, отождествляет созданный им телеобраз «слуги народа» с ним самим (В. Васютинский); другие говорят об огромном запросе на новые лица, а значит о готовности людей голосовать за любую известную личность, которая еще не была в политике (А. Солонтай). Я бы здесь лишь добавила: из своего политического «лагеря».

В конкретном случае с Зеленским большую роль, по моему мнению, играет наличие пассивного протеста против так называемых профессиональных политиков, которые доказали избирателям свою неспособность (нежелание) решать болезненные для них проблемы. Он присущ русскоязычным избирателям на Востоке и Юге (частично в Центре) страны так же, как и русскоязычным на Западе и в Центре. Но для первых приемлемым является копирование всего нового и революционного, что появляется в политической жизни Западной и части Центрального регионов. Вспомним, как это было с неподчинением местных органов власти центральным, с захватом административных зданий во время Евромайдана. «Ага, Вам можно, тогда и мы на такое способны». Точно так же и здесь: «Вы имеете популярного певца, у которого рейтинг высокий, хотя и неизвестно, будет ли он выдвигаться в президенты; у нас тоже имеется подобный персонаж, а по количеству голосов он еще и превзойдет вашего, но тоже будет держать паузу в вопросе выдвижения». То есть и этот персонаж, и его поддержка — вторичны.

«ПОПУЛЯРНЫМИ СТАНОВЯТСЯ СОЦИАЛЬНЫЕ ПОПУЛИСТЫ»

— В Европе и мире все чаще побеждает популизм. Украина не исключение?

— Да, Украина не исключение. Но обратите внимание, что в большинстве стран к Западу от Украины побеждает в основном праворадикальный или просто правый (США) популизм. А у нас праворадикальные политические силы хоть и есть, но не пользуются особым авторитетом. Популярными вместо этого становятся социальные популисты, окрашенные в цвета левой части политического спектра (повторение политической практики латиноамериканских стран). Нетрудно догадаться, почему.

В стране, где 25% населения живет за чертой бедности при необоснованной, нечестно полученной и должным образом не облагаемой налогами роскоши другой части, эксплуатировать лозунги социальной защиты легче. Вопрос в том, являются ли провозглашаемые добрые намерения улучшить жизнь народа: а) субъективно честными, или это просто «бла-бла»: сегодня об одном, а завтра — о противоположном; б) являются ли они экономически обоснованными, то есть объективно могут быть совершены; в) обеспечат ли они поступательное общественное развитие в долгосрочном измерении, или впоследствии приведут к еще худшему положению, как это случалось в некоторых популистских авторитарных системах (пример перонистской Аргентины или Венесуэлы во времена Уго Чавеса и после него). Если на все эти вопросы или хотя бы на два из них ответ будет отрицательным, это и будет социальный популизм.

Я против того, чтобы смешивать популизм и попытки быть популярным, присущие каждому политику. Ведь речь идет о различных методах достижения популярности. Ее же можно достигать добрыми делами, успешной государственной политикой. В этом плане объединение церквей является настоящим достижением нынешней власти, а не популистской акцией, хотя и будет использовано для обеспечения успеха на выборах. Но любой успех действующего государственного чиновника будет способствовать его дальнейшим успехам. Выборы на то и даны, чтобы, ориентируясь на них, руководители государства думали: «А за что же меня переизберут в следующий раз?» — и проводили политику, соответствующую интересам общества.

— Как украинцам избежать болезни популизма и выработать антипопулистский иммунитет?

— Я уже достаточно сказала о популизме, поэтому отвечу кратко. Полностью избежать влияния популистов на политический процесс невозможно. Но уменьшить их роль до безвредного минимума можно двумя путями: а) снизу — через уменьшение количества социально незащищенных людей; б) сверху — через появление политических сил и лидеров с реальными программами, способными изменить страну к лучшему, на которых можно будет полагаться на выборах. Общий рост уровня доходов должен стать следствием экономического роста. Но определенное внимание должно быть уделено и тем количественно небольшим слоям людей, которые в каждой стране, какой бы развитой она ни была, требуют внимания государства и социальных пособий.

«ПОЛИТИКИ «КУЧМОВСКОГО РАЗЛИВА» ЗАТОРМОЗЯТ РАЗВИТИЕ СТРАНЫ ЕЩЕ НА ЦЕЛЫХ 5 ЛЕТ»

— Мы в течение 15 лет выбираем президента между политическими «детьми Кучмы». Станут ли эти выборы для них последним? Как сделать так, чтобы уже в 2024-м к власти пришел представитель нового поколения?

— Мне бы хотелось это увидеть уже в следующем году, потому что политики «кучмовского разлива» затормозят развитие страны еще на целых 5 лет, а это в условиях глобального соревнования государств за темпы развития и научный и технологический прогресс — очень много. Достаточно, чтобы мы надолго застряли в кругу самых бедных и экономически отсталых стран. Или мои желания сбудутся — другой вопрос. Но к этому нужно стремиться и на это работать, используя каждую малейшую возможность оторваться от тех «динозавров». И не следует обращать внимание на разговоры о «профессиональных политиках». Потому что это их качество зачастую сводится к профессиональному сохранению коррумпированной, воровской системы, которая служит их обогащению, когда они оказываются у власти.

— Какие главные задачи стоят перед кандидатом в президенты, учитывая безопасностное, социально-экономическое, гуманитарное положение страны?

— Задач этих очень много, потому что страна находится в абсолютно неприглядном состоянии. И это не удивительно, если учесть, что представители правящей верхушки (а все они, как вы правильно заметили, являются «детьми Леонида Кучмы» и созданного им шантажистского государства) до сих пор заботились прежде всего о собственных бездонных карманах, а не о служении обществу.

Если говорить коротко (потому что этот вопрос может быть темой отдельного большого разговора), то к таким задачам относятся:

1. Создание условий для реальной борьбы с коррупцией, которая является причиной всех наших бед, — от низкого уровня социально-экономического развития до ненадежности защиты страны от внешних угроз. Для этого нужно завершить создание антикоррупционных структур, придерживаться принципа их независимости и не препятствовать их деятельности. Но еще важнее кардинальное изменение общего состояния правовых отношений в стране. Провалы в реформировании судебной системы в постмайданной Украине, телефонное право и вообще неподсудность «своих» насировых, немыслимая коррупция в судебной власти, включая узаконенный ее вариант ничем не обоснованных сверхвысоких выплат этим, якобы особо заслуженным служителям Фемиды, — лечение этих язв ляжет на плечи нового президента и его команды, если она будет действительно новой.

2. К приоритетным задачам политики президента безусловно будет принадлежать выработка четкой стратегии завершения войны на основе национальных интересов Украины — с учетом возможностей ее одобрения и поддержки на международном уровне, но, вероятно, с уходом от нынешнего «толчения воды в ступе» под видом Минского процесса и других тупиковых путей урегулирования ситуации на Донбассе и решения вопроса с возвращением Крыма. Потому что чем дольше длится неопределенность, тем больше укореняются марионеточные режимы, справляться с которыми потом будет не легче, а сложнее. Эти вопросы относятся к сфере безусловной ответственности президента, но он их решать будет не единолично. Для этого в стране есть значительный интеллектуальный и организационный ресурс.

3. Сверхважным заданием будет осуществление радикальной реформы по дерегуляции экономической деятельности, содействие развитию среднего и малого бизнеса, создание рынка земли, принятие необходимых законов для ограничения возможностей получения «ренты» олигархами. И не надо говорить, что все это относится к полномочиям премьера. Правовой порядок, который точно входит в компетенцию президента, прямо влияет на отношения владельцев бизнеса между собой и с государством, на наличие или отсутствие у олигархов возможностей получать от государства субсидии и различные привилегии. И не было еще президента, не только у нас, но и в странах развитой демократии, который не имел бы рычагов влияния на законодательный процесс, с той оговоркой, что делать это он должен в рамках, дозволенных Конституцией и законами.

4. В то же время, согласно Конституции, Украина должна быть не только правовым, но и социальным государством, а социальная сфера у нас находится в абсолютно деформированном состоянии. Поэтому будущий президент неизбежно столкнется с дилеммой сбалансирования идеологических ориентиров для экономической политики, которая должна обеспечить высокие темпы экономического роста и по необходимости должна быть либеральной (или даже неолиберальной), с необходимостью приведения в надлежащее состояние системы социального обеспечения и преодоления (или сначала смягчения) проблемы бедности.

5. Новый президент и его команда должны будут также, вопреки рекомендациям некоторых чрезмерно радикальных либертарианцев, завершить уже начатые медицинскую, образовательную, языковую реформы, должным образом их финансируя, а также уделить внимание преодолению недопустимого в современных условиях упадка украинской науки.

И это еще, видимо, не все.

Можно ли рассчитывать на быстрый успех нового президента и его команды во всех этих направлениях одновременно, даже при условии их наилучших намерений и больших стараний? Не думаю. Определенного терпения обществу все равно придется набраться. Однако честные попытки изменить систему с коррумпированной на правовую будут видны невооруженным глазом и уже в первые годы принесут экономические и политические дивиденды. Дело за «малым»: найти таких политиков и обеспечить их избрание в ситуации отчаявшегося и замороченного популистскими маневрами избирателя.

Дмитрий Плахта, «День», Львов
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ