Страсть к победе пылает в каждом из нас. Воля к победе - вопрос тренировки. Способ победы - вопрос чести.
Маргарет Тэтчер, премьер-министр Великобритании (от Консервативной партии) в 1979-1990 годах

«Особый способ признания»

В «Дне» спокойно восприняли отказ в аккредитации на пресс-конференцию Президента для «отобранных». Почему?
20 мая, 2020 - 18:58
ФОТО REUTERS

От крайностей к крайностям. В октябре прошлого года Президент Украины Владимир Зеленский побил мировой рекорд, отвечая во время пресс-марафона на вопросы журналистов в течение 14 часов. Но потом, похоже, в Офисе Президента сделали выводы. И уже через полгода они так же пригласили всех журналистов к аккредитации, но одобрили ее только избранным. Отказали многим СМИ, в частности, «Український тиждень», «Букви», Delo.ua, «Бабель», «Главком», UMN (skrypin. ua), «Настоящее время»...

Стандартная отписка выглядела так: «В связи с карантинными мерами, принятыми в стране для противодействия распространению эпидемии COVID-19, количество представителей средств массовой информации, которые примут участие в пресс-конференции Президента Украины, ограничено. Поэтому, к сожалению, вынуждены отказать Вам в аккредитации. В то же время информируем, что пресс-конференция будет транслироваться онлайн в соцсетях на официальных страницах Офиса Президента».

По поводу критериев отбора пресс-секретарь главы государства Юлия Мендель заявила: «Заявки подали около 200 СМИ, но это не окончательное число, потому что после окончания подачи заявок многие СМИ еще обращались. Попали несколько десятков, мы надеемся, что будут соблюдены определенные правила карантина. При отборе СМИ Офис Президента, в частности, руководствовался теми стандартами, которые есть в США и Великобритании. Было несколько критериев, в основном это рейтинговость, а также динамика развития. У нас также есть молодые некоторые издания, но они показывают, что они быстро набирают рейтинги. Это понятно, что пресс-конференцию Президента должны освещать рейтинговые издания. Также были представители СМИ разных взглядов, чтобы не было «однобокости в идеологии» (hromadske.ua).

Сам Президент в начале пресс-конференции отметил, что знает о том, что не всем желающим СМИ удалось попасть на событие. «Не всех журналистов зарегистрировали. Вы знаете, у нас в стране около 40 тыс. журналистов, поэтому в следующий раз на нашу пресс-конференцию мы ждем от журналистского сообщества предложений, подготовьте нам предложения, как я могу общаться со всеми журналистами, другой формат пресс-конференции», — сказал он.

20 МАЯ 2020 ГОДА. КИЕВ / ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Среди тех, кому отказали, оказалась и газета «День». Мы это восприняли абсолютно спокойно, возможно, даже с некоторым сочувствием, потому что понимаем, что Президента пытаются оберегать от тем, где он может чувствовать себя неуверенно. Хотя на самом деле Владимиру Зеленскому нужно на них реагировать, тем более, если он думает над вторым сроком.

«А может мне кто-то из специалистов объяснить, что это за такие международные стандарты журналистики? По ним лояльные СМИ и некоторые другие допускают к пресс-конференции, а многих адекватных лишают возможности задать вопрос? Почему, например, я, как читатель The Day Newspaper, не имею права через вопрос профессиональных медийщиков узнать у Президента то, что мне интересно?», — спрашивает у себя на ФБ народный депутат Верховной Рады VIII созыва Оксана Юринец.

На что главный редактор «Дня» Лариса Ившина ответила: «Это — особый способ признания». Действительно, если в Офисе Президента ориентируются на какие-то критерии, которые, в частности, сводятся к количеству, а не качеству, то это их проблемы. Другой вопрос, что это имеет последствия для всей страны... Поскольку попасть на пресс-конференцию и задать свои вопросы мы не имели возможности, приводим их ниже (среди них, исходя из ситуации, планировали озвучить одно-два):

1. Есть много вопросов, которые хотелось бы вам задать. Однако хочу (от «Дня» должен был присутствовать редактор отдела политики Иван Капсамун) остановиться на одном из них, которое я вам ранее уже дважды озвучивал. И возможно, кому-то такая настойчивость покажется странной, но это важно для меня, и я считаю, что это важно для страны. Речь идет о «деле Гонгадзе-Подольского». Завтра (21 мая) журналисту Георгию Гонгадзе исполнился бы 51 год, однако уже почти 20 лет заказчики этого резонансного преступления юридически не установлены. Понятно, что все преступления должны расследоваться, а виновные нести наказание, но это дело показательно и известно на весь мир. Можете ли вы сказать, что было сделано за год новой властью в этом вопросе? «Дело Гонгадзе-Подольского» подорвала не одного президента, не интересовались вы — почему?

2. Вы до своего президентства много лет высмеивали украинский политикум и политиков. Объективно говоря, они давали для этого поводы, но во многом вы, в том числе, формировали их образ и восприятие. И вот год вы уже сами в этой политической системе. Во-первых, как вы теперь чувствуете себя внутри, возможно вы ее недооценивали? Во-вторых, по всему видно, что кланово-олигархическая система, которая сформировалась во времена Кучмы, со всеми ее негативными последствиями до сих пор существенно влияет на принятие решений в Украине. Почему?

3. Год назад вы получили невиданную до сих пор в Украине поддержку избирателей, а после избрания парламента фактически и всю полноту власти. Как вы считаете, насколько удачно вы использовали этот аванс доверия и полученные полномочия? На такой ли результат вы рассчитывали и что считаете своей главной ошибкой?

4. Объективно войну России против Украины, которая  до сих пор продолжается на востоке нашей страны, вы получили в наследство. Вы прилагали усилия, однако до сих пор существенных сдвигов в процессе урегулирования этой проблемы, кроме освобождения пленных и заложников, что позитивно, достичь не удалось. Ранее вы уже заявляли, что если до конца этого года нормандско-минский процесс не будет способствовать решению донбасского вопроса, Украина перейдет к другому сценарию. Вы можете сейчас приоткрыть этот план? Как вы прокомментируете поездку заместителя главы Администрации Президента России Дмитрия Козака в Германию, где были проведены переговоры по украинскому Донбассу без Украины? По итогам пресс-конференции, ответы на некоторые вопросы общество услышало. Однако не на все. Мы были почти убеждены, что вопрос на тему, которую мы последовательно на протяжении многих лет ведем, не прозвучит. Так и случилось. Что характеризует, в первую очередь, присутствующее журналистское сообщество, которое по различным причинам забыло о «деле Гонгадзе-Подольского» (подробнее можно ознакомиться в нашем недавнем интервью «Незавершенный разговор», day.kyiv.ua/uk/ article/podrobyci/nezavershena-rozmova). Хотя это знаковое для страны дело является ответственностью всех представителей СМИ, а тем более власти. Почему заказчики свободно чувствуют себя уже при действующей власти, можно понять из ответа Владимира Зеленского, когда он уважительно рассказывал о роли второго президента Леонида Кучмы в минском процессе.

«Действительно Леонид Даниилович Кучма ко мне обращался и говорил, что в настоящее время, когда мы повысили статус нашей группы, сейчас у нас есть Резников (первый заместитель главы делегации Украины в Трехсторонней контактной группе — ред.) Он — профессиональный человек, он уже был на всех заседаниях в Минске, он глубоко в процессе, и действительно Леонид Данилович сказал: «Давайте передадим все мои полномочия господину Резникову. Это правда. Но я попросил Кучму дождаться, когда российская сторона возобновит состав своей делегации, и тогда принять решение. Действительно Леониду Даниловичу Кучме сложно и трудно каждому участнику, которые есть в заседаниях нашей подгруппы, в заседаниях в Минске», — сказал Зеленский.

Важно, конечно, было услышать ответ президента и по поводу его отношений с олигархами. Ведь это та система, которая до сих пор не отпускает и не дает развиваться нашей стране. «Я не являюсь лоббистом их (олигархов. — Ред.) интересов, они не могут нажать на меня, чтобы поставить того или другого человека на должность. Мне кажется, они даже не хотят или боятся, или понимают, что нет смысла в том, чтобы мне это предлагать. Я выстраиваю отношения с людьми так, как считаю нужным, и пока так будет, буду оставаться независимым. Но есть пакет вопросов, которые я готов обсуждать с крупными украинскими бизнесменами. В частности защищать рабочие места и права украинцев, которые работают на их предприятиях. Я готов с ними говорить — с бизнесом, с олигархами — о построении больниц, о том, что я могу для них за это сделать. Да, это только уровнит правила. Все. Больше ничего. И это и есть моя стратегия. Я хочу, чтобы они жили и работали по закону. Есть ситуации, когда олигархи пытаются держать под контролем те или другие сферы, но постепенно это изменяется», — сказал Зеленский.

Насколько это изменяется, думаем, украинцы имеют сами возможность убедиться. Особенно, когда происходит встреча президента с крупным бизнесом, на которой он просит помощи в борьбе с коронавирусом. Или когда с большими трудностями голосуются те или другие законы в парламенте, потому что Офису Президента придется договариваться с разными «группами влияния», которые имеют своих представителей в Верховной Раде, хотя вроде бы у «Слуги народа» есть монобольшинство. Или когда все информационное пространство страны фактически остается монополизированным отдельными олигархами, как и отдельные отрасли экономики.  

Отдельная тема — кадровая политика. О ней Владимир Зеленский говорил немало, и главным его посылом было — «у нас в стране кадровый голод». В частности президент жалелся, что они с премьером Денисом Шмыгалем не могут подобрать министра культуры, а также министра образования. Возможно, если бы президент и премьер, или их советники, чаще читали газету «День», то у них не было бы проблем с этим вопросом. Конечно, можно допускать, что в многолетних реалиях кланово-олигархической системы, в Украине есть проблемы с независимыми кадрами. Но проблема еще может быть и в том, что представители действующей власти не там ищут.

Задавались и другие вопросы — по поводу карантина, экономической и социальной политики, ситуации на Донбассе и Крыму, образовательной и медицинской реформ, отношений с городскими главами, рейтингов и второго срока... ответы на которые можно найти в СМИ, интернете, соцсетях. Однако основной вывод в том, вряд ли в предложенной модели общения Владимира Зеленского общество услышало ответы на все свои вопросы по результатам его годового президентства. Офису Президента нужно пересматривать свою коммуникацию с журналистами (к ним также есть вопросы), а главное — свою политику в государстве, потому что создается впечатление, что есть «система Кучмы» и есть его политические внуки. В таких реалиях ожидать позитивных сдвигов в стране сложно.   

Иван КАПСАМУН, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ