Чрезмерная жажда власти привела к падению ангелов; чрезмерная жажда знания приводит к падению человека; но милосердие не может быть чрезмерным и не причинит вреда ни ангелу, ни человеку.
Фрэнсис Бэкон, английский политик, государственный деятель, ученый, философ и эссеист

Открытые вопросы революции

Партизанка и гражданская война замаячили на горизонте у наших северных соседей?
26 августа, 2020 - 11:32

Уже 16 суток Беларусь переживает свою революцию достоинства и свободы. Несмотря на то, что из самой Беларуси и из-за границы раздаются голоса против повторения в стране украинского Майдана, трудно не заметить, что именно попранное чувство достоинства, унижение достоинства и стремление к свободе, а не утилитарные требования «хлеба и зрелищ» вот уже более полумесяца выводят людей на улицы и площади городов Беларуси. И в этом протест сябров все-таки очень похож на первый серьезный толчок, поднявший в 2013 году Украину на Революцию Достоинства. Именно в те дни прозвучал лозунг «Не позволим бить нас и наших детей!» Он и вывел на улицы Киева почти миллион граждан.

Белорусские протесты сегодня — это окончание летаргического сна, навеянного «последним диктатором Европы» (в действительности — предпоследним) «бацька Лукашенко» целому народу. Конечно, были и предпосылки такого развития событий, впрочем, как и население, которое поддержало именно такой выбор для всей страны. И это все хорошо проанализировано за все 26 лет непрерывного правления президента Лукашенко. И сейчас речь о другом.

Сегодня ситуация в Беларуси куда менее прогнозируема (если в революциях вообще возможен прогноз), чем это было с украинским Майданом против Януковича.

И такое понимание существует не только у аналитиков и наблюдателей, приверженных оппозиционному движению в соседней стране. Сами активные участники протестов из Беларуси вполне осознают, что вопрос даже ближайшего будущего для них открыт.

Мой белорусский знакомый-историк, активный участник событий, человек с политическим опытом, на вопрос о перспективах их противостояния пишет (имя не называю по вполне понятным причинам существования реальной опасности для человека):

«Вопрос, который вы задали, со многими неизвестными. Никто не имеет ответа.

Победит революция? Сейчас веры мало. Хотя страсть еще не исчезла, напряжение протестов в Могилеве уменьшилось.

В Минске очень сильное сопротивление. Там люди не понаслышке все наблюдали и делали выводы. Им не нужно доказывать, кто в кого стрелял после выборов. Напомню, что последний раз, когда белорусов расстреливали на улицах, был в 1944 году. Минские сделали выводы и сравнения.

На самом деле сейчас ЛЮДИ противостоят одному человеку и его охранникам — номенклатуре. И номенклатура полностью зависит от воли одного человека и понимает, что большинство из них не будут занимать свои должности в рамках нового порядка.

Им есть что терять. И они пошли в контратаку».

Далее мой корреспондент сообщает о тех дополнительных препятствиях, которые делают события на его родине еще более непрогнозируемыми. Это и фактическое отсутствие Интернета, и прекращение работы вайбера на территории Беларуси, что значительно ограничивает возможность обмена информацией с внешним миром. Сильный прессинг существует со стороны медиа, особенно телевидения.

«Российские пропагандисты захватывают белорусское телевидение. Два дня я провел в деревне. Моральное давление через телевизор на жителей села ужасное. Они искренне начинают верить в то, что оппозиция уничтожила улицы городов, напала на ОМОН, хотела сначала продать Беларусь России, а теперь — Западу. С экрана убеждают, что польские и американские шпионы, преступники, наркоманы и проститутки противостоят Лукашенко и его силовикам».

Анализируя международную реакцию на белорусские события, историк отмечает, что российские и украинские аналитики констатируют сильное ослабление Лукашенко. «И Путину, кажется, нужен такой ослабленный Лука, чтобы проглотить Беларусь. На первый взгляд, все правда. Собственно, это так, морально Лукашенко ослаблен в Беларуси. В торжище с Путиным, если Лукашенко удержится, он имеет неожиданный козырь — белорусский народ.

Российские аналитики, которые всегда почему-то считали, что все белорусы хотят быть в РФ, теперь начинают понимать, что их здесь не встретят цветами. Они здесь точно не будут счастливы. Если раньше Лукашенко якобы говорил не очень серьезно, что дальнейшая интеграция с Россией приведет к появлению белорусских партизан, то сейчас понятно, что это не блеф, а, возможно, и очень вероятная реальность. Сотни тысяч протестующих — свидетельство».

Итак, вопрос партизанки и гражданской войны тоже замаячил на горизонте белорусских событий.

Сегодня, когда оптимизм участников протестов в стране начал спадать, а количество участников митингов и маршей в провинциальных городах уменьшилось, меняется определенным образом и тактика оппозиционеров. На протесты призывают граждан в Минск. И это, очевидно, правильная тактика собирания сил, рассеянных по разным городам. У части активистов, безусловно, есть понимание, что в случае победы Лукашенко революция в Беларуси поставит перед ними самый страшный вопрос: личной жизни и смерти. Диктатор уже доказал, что кровь белорусских граждан не остановит ни его, ни его сатрапов. Ведь все время, когда идут протесты, люди исчезают бесследно, а потом их находят мертвыми или не находят вовсе.

Но белорусская революция открыла и вопрос для украинцев. И вопрос такой: ударят ли они в спину сябрам, если «бацька Лукашенко» позовет их на предприятия вместо граждан своей страны, как он заявил недавно. К сожалению, ответ может быть положительным со стороны определенной когорты наших сограждан. Недаром же Чеслав Милош говорил, что каждый народ имеет право на свою долю мерзавцев и дураков. В конце концов, это испытание для современных украинцев.

И в завершение процитирую еще письмо, части из которого как свидетельство очевидца я привела здесь:

«Все вопросы о будущем Беларуси открыты. Вот краткое мое рассуждение на сегодня.

Я иду на митинг. Нам нужно быть оптимистичными!

Живе Беларусь, живе Украина».

Ирина Грабовская
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ