Иногда кажется, что история ничему не учит. Но это не так. Она же учит - если у этой учительницы жизни УЧАТСЯ
Владимир Панченко, украинский литературный критик, литературовед, писатель

«План Сайдика»: пока больше вопросов

«Прежде чем решать вопрос Донбасса, нужно определиться с Россией, ведь ни ООН, ни ОБСЕ пока официально не признали ее стороной конфликта», — народный депутат
30 января, 2019 - 11:14
ФОТО C САЙТА WIKIPEDIA.ORG

Специальный представитель действующего председателя ОБСЕ в Украине и в Трехсторонней контактной группе (ТКГ) Мартин Сайдик предложил новый план по урегулированию ситуации на Донбассе. Детали он рассказал в интервью австрийской газете Kleine Zeitung. По замыслу новый концепт, главным автором которого является Сайдик, должен заменить Минские договоренности. Предварительно его еще должны утвердить страны «нормандской четверки» — Украина, Россия, Франция и Германия.

«Необходимо соглашение, которое действительно будет иметь вес в политическом и правовом планах. Минские договоренности не ратифицировал ни украинский, ни русский парламенты. И это, конечно, проблема. Наша идея заключается в том, чтобы получить такой политический вес, на который потом все опираются при реализации документа, который также должен быть одобрен парламентами», — заявил Сайдик.

Согласно плану, ООН и ОБСЕ должны действовать не параллельно, а вместе под общим руководством во главе с так называемым специальным представителем: это касается как военного и полицейского компонентов со стороны ООН, так и наблюдательной миссии ОБСЕ, которая уже действует на местах. Кроме того, предлагается создание Евросоюзом агентства по реконструкции, которое бы действовало на Донбассе наподобие того, которое ранее ЕС имел на Балканах. Это агентство, деятельность которого должна распространяться на все районы Донецкой и Луганской областей, должно сотрудничать с общим руководством миссии ООН и ОБСЕ, но не находиться под его руководством.

В то же время, планом предлагается создание переходной администрации ООН в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, которая должна следить за воплощением мирного плана и реинтеграции этих регионов. «Смысл этого мероприятия заключается не в отстранении местного населения от власти, а наоборот, в гарантировании того, что его права будут обеспечены. Сюда относится и элемент амнистии», — прибавил спецпредставитель действующего председателя ОБСЕ.

«Важным моментом является то, что для реализации центрального элемента — проведения местных выборов — требуется помощь извне. Мы пришли к выводу, что это может быть только ООН. ОБСЕ имеет задачу оценивать избирательный процесс, а потому он не может организовывать выборы. К тому же добавляется аспект безопасности. Минские договоренности предусматривали, что представители ОРДЛО принимают участие в процессе и услышаны, и так должен быть и после принятия нового всеобъемлющего соглашения», — заявил Сайдик.

Как видим, речь идет и о выборах, и об амнистии, и о правах «местных», и об ООН из ОБСЕ, большинство из этого есть и в Минских договоренностях. Чем будет отличаться новый план от предварительных договоренностей и на самом ли деле он будет более четким и приемлемым для сторон? Прежде всего речь идет об Украине, потому что именно против нас развязали войну, а затем о России, которая является источником проблемы, — она оккупировала украинские территории. В Москве уже успели отреагировать в своем стиле. 

«Посол Сайдик действительно имеет ряд идей, как можно было бы объединить работу ОБСЕ и работу ООН на Донбассе, но дело в том, что это его личный план, — заявил директор департамента общеевропейского сотрудничества МИД РФ Андрей Келин (interfax.kiev.ua). — Это лишь один из многочисленных планов, которые сейчас циркулируют и которые разные посредники пытаются предложить. Самое главное, чтобы такой план поддержали стороны в конфликте». Имея в виду Украину и так называемые ДНР, ЛНР.

Российскую позицию придется учитывать, ведь без нее нет никакого прогресса — именно Кремль блокирует все возможности для окончания этой войны. Однако это не означает, что Украине нужно поступаться своими интересами. Насколько они учтены в новом концепте?

«Меня интересует, как предусмотрена демилитаризация незаконных вооруженных формирований, в какие сроки, как (состоится. — Ред.) выведение иностранных войск с территории Донбасса, что имеется в виду под процессом амнистии. И таких вопросов очень много», — заявил заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Георгий Тука.

«Официальных предложений наше министерство не видело. Они нам не поступали, — заявил позже на брифинге уже сам министр МинВОТ Украины Вадим Черныш. — Обсуждать интерпретацию и отдельные заявления мы не можем. Но напомню вам, что есть позиция президента Украины, который отвечает за внешние дела нашего государства, о том, что миссия должна быть от линии до границы украинско-российской, компоненты должны быть такими, которые обеспечат поддержку правопорядка, управления и безопасности. На сегодняшний день также существует резолюция Совета безопасности ООН 2202, которую никто не отменял. К ней также есть два дополнения, одно из которых называется «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений», то есть там предусмотрено по пунктам, что нужно делать. Если мы говорим на юридическом языке, то для того, чтобы что-то изменять, нужно изменить резолюцию Совбеза ООН».

Итак, насколько реальным является новый план для воплощения в жизнь?

— Что касается мирного «плана Сайдика», пока неизвестно даже, принимал ли кто-то от Украины участие в разработке этого плана, — считает народный депутат Украины Дмитрий ТИМЧУК. А это принципиальный момент. Вообще довольно странно, что без согласования со страной, на которой происходит конфликт и территория которой оккупирована другой страной, происходят разработки тех или иных планов. В любом случае должна состояться ратификация парламентами стран нового мирного договора, если он действительно будет. И здесь остается открытым вопросам относительно России. Ведь ни ООН, ни ОБСЕ пока официально не признали Россию стороной конфликта.

Поэтому прежде чем как обстоятельно комментировать упомянутый план, мы должны хотя бы его увидеть. В тех общих чертах, которыми был он описан представителем ОБСЕ, довольно сложно сказать, о чем речь. И прежде всего нужно знать, этот план дополняет Минские договоренности или отменяет ли их. Если говорить о продолжении минского плана, то возникает странная смесь. Апеллируя к ООН, в том числе к военному компоненту по безопасности, мы понимаем, что рассчитывать на совместимую работу структур ООН и ОБСЕ в этом плане сложно. А речь идет и о мониторинговой функции ОБСЕ, и о ее полицейской функции. Согласно Минску-2 выборы на ныне оккупированной территории должны состояться согласно украинскому законодательству. Нигде в нашем законодательстве нет намека на то, что безопасность и правопорядок во время выборов должны обеспечивать не украинские правоохранители и спецслужбы, а какая-то полицейская миссия ООН.

Кроме того, когда мы говорим о миссии ООН на Донбассе, то речь идет о военной миссии. О какой полицейской миссии ООН на оккупированной территории может идти речь, если там стоит российская армии с тяжелым вооружением? Трудно себе представить эффективность такой миссии в подобных условиях. Украина, когда говорит о миротворческой миссии, имеет в виду первый пункт Минских соглашений — прекращение огня и создание буферной зоны. Ни одна полицейская миссия этого не сможет выполнить априори. И еще очень важно, чтобы ОБСЕ не вело себя, как Москва. Не нужно перескакивать через первый пункт и сразу переходить к политической составляющей, то есть выборам.

Иван КАПСАМУН, Валентин ТОРБА, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ