Перейти к основному содержанию
На сайті проводяться технічні роботи. Вибачте за незручності.

Победить Голиафа

Нет оснований «играть на понижение» в противостоянии с Россией: Украина объективно много чего может
12 ноября, 18:30
11 НОЯБРЯ 2018. ПАРИЖ, ФРАНЦИЯ. ПРЕЗИДЕНТ УКРАИНЫ ПЕТР ПОРОШЕНКО ПРОВЕЛ ВСТРЕЧУ С ПРЕЗИДЕНТОМ ФРАНЦИИ ЭММАНУЭЛЕМ МАКРОНА И КАНЦЛЕРОМ ГЕРМАНИИ АНГЕЛОЙ МЕРКЕЛЬ. ПО СЛОВАМ ГЛАВЫ УКРАИНСКОГО ГОСУДАРСТВА, «БЫЛО ОТМЕЧЕНО О ТОМ, ЧТО ЭТО (ФЕЙКОВЫЕ ВЫБОРЫ НА ОККУПИРОВАННОЙ РОССИЕЙ ТЕРРИТОРИИ ДОНБАССА. — РЕД.) ГРУБОЕ НАРУШЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ ВЗЯТЫХ НА СЕБЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ В РАМКАХ МИНСКИХ ДОГОВОРЕННОСТЕЙ» / ФОТО НИКОЛАЯ ЛАЗАРЕНКО

Официально избирательная кампания в Украине еще не началась, а фактически с начала осени она уже чуть ли не в разгаре. Но политическая, экономическая и массмедийная публика, которая составляла основу режима Януковича, избавилась от страха наказания за свою предательскую деятельность, переформировалась, по большей части отбросила бренд «Партия регионов» (хотя и он в последнее время всплыл из небытия) и появилась перед обществом в виде вроде бы «новых» партий. В настоящее время эти силы активно готовятся к победе на выборах 2019 года. Но правильнее было бы сказать, что их готовят к победе, ведь главные тезисы, с которыми представители реваншистов выступают публично, очень напоминают тезисы кремлевской пропаганды против «киевской хунты».

Один из главных месседжей этих сил — это лозунг «мир  любой ценой». Они обещают, что, придя к власти, «немедленно установят мир в Украине». Но, что очень для них характерно, не рассказывают подробно, при помощи каких средств установят, какой конкретно мир и на каких условиях. Мол, будем договариваться с Кремлем и договоримся. Но мир может быть установлен или в результате победы, или в результате поражения и капитуляции. Существует еще, правда, вариант длительного перемирия, например перемирие в Корее, что только ослабляет военные действия, однако не прекращает их: на протяжении десятилетий на линии разведения войск ведутся артиллерийские дуэли, действуют разведывательные группы и тому подобное. Собственно, такое перемирие в контексте отечественных реалий означало бы признание де-юре статуса «ОРДЛО»-«ЛДНР» как российского протектората и  невозможности возвращения этих территорий под контроль Украинского государства, то есть поражение.

Вышеупомянутые «миротворцы», выступая с критикой своих оппонентов, любят их называть «партией войны», а себя — «партией мира». В действительности же в Украине существуют, условно говоря, «партия победы» и «партия поражения». Вторая из них готова принять все или главную часть требований агрессора (при этом отрицая сам факт агрессии) и поставить Украину на колени перед Кремлем. «Миротворцы» обычно избегают ставить вопрос о принадлежности Крыма, зато Донбассу обещают все блага, вплоть до возможности определять внешнеполитический курс всей Украины, то есть де-факто относительно «ОРДЛО» (впрочем, «миротворцы» ведут речь о Донбассе как таковом, то есть, похоже, они готовы отдать Кремлю и подконтрольную Украине часть двух областей) идет речь не о правах автономии, а о правах субъекта конфедерации, хотя об этом откровенно не говорится. Вместе с тем эти политики выступают с более или менее открытым «заборолом», в частности отрицая автокефалию украинского православия,  борясь за официальную двуязычность в духе закона Кивалова-Колесниченко, требуя нейтралитета и внеблоковости Украины и тому подобное.

Это, так сказать, открытое, демонстративное, громкое капитулянтство. А есть капитулянтство тихое, когда спикеры этой позиции не очень его акцентируют, хотя их позиция является не случайной, а полностью концептуальной, невзирая на определенную «политическую застенчивость» ее носителей. Однако принципиальной фундаментальной разницы между целями первых и вторых нет. Идет речь не только о политиках, но и о политических аналитиках и публицистах определенного сорта.

Вся их совокупность с помощью многочисленных выступлений в СМИ постоянно навязывает украинцам мысли о невозможности победы над агрессором в силу «объективных» обстоятельств, в силу преобладающих ресурсов и военно-экономического потенциала Российской Федерации. Они не призывают напрямую к капитуляции, к позорному «миру» путем сдачи Крыма и принятия российских предложений по Донбассу, не распространяются о «славянском братстве» и «коварном Западе». Даже больше: немногие из депутатов или спикеров фондов и исследовательских центров формулируют свою позицию четко и однозначно, все сводится к намекам в стиле: «Ну, вы же сами понимаете...»

Эти общие рассуждения становятся фундаментом также капитулянтской политической позиции, которая подталкивает украинское общество к принятию де-факто плана Путина, который связан с установлением в той или другой форме геополитического контроля Кремля над Украиной. В этом же контексте можно воспринимать утверждение этих ораторов, как будто Украина способна в перспективе освобождать свои территории исключительно мирным, дипломатическим путем.

Утверждение такого сорта содержат несколько фундаментальных ошибок. В первую очередь, если бы все решалось потенциалом, то войн в мире вообще бы не было: страны сравнивали бы свои потенциалы, и более слабая сторона объявляла бы себя побежденной. Однако в реальности все происходит иначе.

В действительности ресурсы являются объективной возможностью, но не гарантией их оптимального использования. В мире существует немало бедных стран с огромными ресурсами, которых называют «попрошайками на золотом троне». Ресурсы  определяют много, но далеко не все. Вся военная история человечества подтверждает, что очень часто успех дела достигается не количеством войск и оружия, а умением полководцев, выучкой и отвагой солдат. Собственно говоря, сюжет древнееврейской истории о битве Давида против Голиафа является никоим образом не случайным. Его смысл в том, что более слабая сторона всегда имеет шанс, которым стоит умело воспользоваться. Иначе, как бы небольшие античные полисы отбились от громадной Персидской империи? Есть и примеры более близкие к нашему времени. В 1939—1940 годах Страна Суоми (Финляндия) не капитулировала перед армией СССР, что количественно превышала все население жертвы агрессии. А могла же капитулировать, как соседние Эстония, Латвия и Литва в те же годы.

Можно вспомнить и ситуацию СССР в Афганистане, где потенциалы были вообще  не сопоставимы. Есть и немало других убедительных примеров.

Но десятки официальных и не очень политологов плюс многочисленные политики с депутатскими значками и без них на многих телеканалах, радиостанциях, на газетных полосах постоянно и неутомимо повторяют: Украина не может, Украина не имеет ресурсов, Украина не способна и так далее. Идет сознательно спланированная «игра на понижение», когда бы наиболее унизительные условия капитуляции воспринимались обществом как победа. Конечно, это в значительной степени характеризует ситуацию в украинском медиапространстве. Справедливо, на наш взгляд, отметила в «Дне» журналистка Наталья Ищенко: «Можно, конечно, вспомнить в этом контексте коллаборационистскую и антипатриотическую позицию значительной части, так называемого, медиасообщества Украины. Но если бы такая позиция не поддерживалась на высоком государственном уровне, это абсолютно деструктивное для страны движение не чувствовало бы себя так крепко и уверенно».

Мы не знаем, кем именно поддерживается такая позиция. Однако фактом является то, что такая поддержка существует. Иначе не понадобилось бы четырех с лишним лет войны, чтобы «наверху» начались хотя бы какие-то движения, направленные на ограничение информационной (точнее, дезинформационной и дезинтеграционной) активности определенной части массмедиа. Однако все равно с их помощью воспитывается комплекс военно-политической второсортности украинского народа.

Действительно, вооруженное решение проблемы защиты Украины от российской агрессии и оккупации затруднено из-за наличия неэффективной, опутанной коррупционными связями власти. Что можно говорить, если во время боевых действий даже в столице рейдеры захватывали оборонные заводы с оружием, которое там находилось? Если в той же столице не раз совершались теракты? Если уже не раз объектами атак российских диверсантов становились склады боеприпасов?

Но следует помнить: даже если сегодня Украина не имеет лидеров надлежащего уровня, не имеет возможности прямых действий, то они могут появиться в ближайшем будущем, если капитулянтство не сделает невозможным их появление. И есть еще стратегия действий непрямых, которые очень высоко ценил и мастером которых был в свое время Уинстон Черчилль. В частности, даже без фронтального столкновения, превращение Украины в мощное милитарное государство будет выступать значительным фактором давления на агрессора. Как, кстати, и реальная мобилизация страны, всех сфер ее жизни для выполнения главной сверхзадачи: возобновления полноценного суверенитета и территориальной целостности. Кое-что в этом плане таки делается, но слишком уж медленно, вспомним, например, как власть осмелилась перейти от неадекватного понятия АТО до признания факта войны только на четвертом году этой самой войны.

То, что происходит в массмедиа и в реальной жизни страны, является отражением общего качества украинской политической системы, характера ее практического функционирования: хаос, политические игры и клановые разборки вместо ответственной политики, инфантильность руководящей прослойки и тому подобное. Примеров этого уж слишком много. С такой верхушкой мечтать о победах не приходится, а только о том, чтобы не стало еще хуже, пока не «станет на крыло» тем или иным способом новая генерация лидеров.

Так что же дальше?

Прежде всего, действующей власти, если она не хочет быть сметенной объективным течением событий, следует наконец самой настроиться на настоящую борьбу за страну и настроить на нее нацию, не обманывая себя и других мифами о возможности взаимопонимания с агрессором. Не нужно создавать кумиров из неуверенных саммитов и форматов. Здесь нам ежедневно рассказывают, что без Минских соглашений (кого с кем?) мы потеряем благосклонность западных партнеров. Но разве не заявляли уже почтенные западные политики, что не будут отрицать, если будет найден путь решения всем известных проблем за рамками Минска?

Однако постоянные телевизионные мантры о незаменимости Минского процесса, заявления о невозможности вооруженной защиты Украины вызывают подозрение, что как власти, так и «умеренным капитулянтам» нужно показать: Украина является настолько слабой, что любой незначительно удачный шаг ее кормчих нужно воспринимать как триумф. Поэтому, мол, требования общества к власти и политикам должны быть минимальными. Не валится  все подряд — и хорошо. А отсюда эти едва не ежедневные сеансы рассказов о слабости Украины по сравнению с агрессором, что является абсолютным нонсенсом для военной пропаганды любой адекватной страны с элементарно патриотическим руководством.

Понятное дело, формула «шапками закидаем» не годится для нас — ее СССР уже использовал в войне с Финляндией, и получил печальный для себя результат. Но в то же время нет оснований «играть на понижение»: Украина объективно много чего может, и может еще больше, ей лишь нужны адекватные вызовам времени лидеры. Голиафа нужно победить!

 

Delimiter 468x90 ad place

Подписывайтесь на свежие новости:

Газета "День"
читать