История - наука о людях во времени, наука, в которой непрерывно надо связывать изучение мертвых с изучением живых.
Марк Блок, французский историк

«Считаю новую коллегию незаконной»

Пострадавший по «делу Гонгадзе» Алексей Подольский требовал вернуть в процесс судью Наталию Марчук. Заседание перенесли на 28 ноября
14 ноября, 2018 - 18:54

Перерыв в этом, без преувеличения, историческом процессе продолжался аж полтора года. Была объективная причина — судебная реформа в Украине, в частности создание нового Верховного суда. Однако, анализируя ход событий по этому делу, приходится констатировать, что причина не только в реформе. Более того, то, что произошло в новом Верховном суде во время заседания 14 ноября, хотя назвать это заседанием вряд ли можно, дает ответ — была ли, собственно, реформа?

Последнее заседание по «делу Гонгадзе-Подольского» состоялось 31 мая 2017 года тогда еще в Высшем специализированном суде, на котором было принято следующее решение: «повторно направить в ГПУ требование о внесении в ЕРДР сведений о заявлениях, ранее звучавших от Пукача, о шантаже и угрозах для проведения расследования (в августе 2017-го стало известно, что Прокуратура наконец зарегистрировала это преступление. — Авт.); поручить главе Печерского райсуда Киева и председателю Апелляционного суда Киева принять меры по снятию грифа «секретно» с аудио— и технических записей, производившихся в судебных заседаниях первой и апелляционной инстанций; отстранить Валентину Теличенко от дальнейшего участия в деле Пукача и предложить пострадавшей Мирославе Гонгадзе при необходимости обеспечить представительство ее интересов другим представителем».

Что изменилось за полтора года?

«С 31 мая 2017 года Верховный суд не сделал ничего для того, чтобы заставить рассекретить аудиозаписи судебных заседаний первой и апелляционной инстанций по этому делу, которые проходили в закрытом режиме, — заявил журналистам представитель Алексея Подольского Александр Ельяшкевич. — Пока судья Наталья Марчук находилась в этом деле, она написала несколько писем, чтобы упомянутые инстанции ускорили процесс рассекречивания аудиофайлов и выполнила решение кассационной инстанции, но Печерский и Апелляционный так этого и не сделали. Более того, судья Марчук была незаконно, закрытым образом отстранена от дела. И этих материалов даже нет в самом деле. Характерно, что инициатором отстранения судьи Марчук был... действующий генпрокурор Юрий Луценко, который за три недели до окончания работы Высшего специализированного суда написал письмо, в котором требовал якобы ускорить рассмотрение этого дела, заменив судью. Представляете себе?! Это не просто генпрокурор и человек без юридического образования, но и свидетель по этому делу, заинтересованное лицо, которое пошло на незаконные действия, чтобы заказчики избежали ответственности. Почему это я говорю? Потому что Юрий Луценко нам постоянно рассказывает о деле относительно заказчиков, которое якобы расследуется в ГПУ, но представьте себе, что по этому делу Алексей Подольский до сих пор не признан пострадавшим. Почему это делается? Чтобы мы не имели доступа к этому делу и не могли обжаловать действия Генпрокуратуры. Хотя известно, что только сторона Подольского в этом процессе требует наказания заказчиков, потому что многие из близких и коллег Георгия Гонгадзе предали и продали его».

14 ноября в судебном зале появилась новая коллегия судей во главе со Станиславом Голубицким и попыталась начать судебное заседание. Кстати, в отсутствии Алексея Пукача и его адвокатов. Это сразу вызвало протест Алексея Подольского и его представителей. Пострадавший по делу заявил: «Не сяду на свое место и не дам новой коллегии проводить заседание, потому что считаю ее незаконной». «Вы на этом заседании являетесь простыми гражданами, так же, как и Валентина Теличенко, которая находится в зале», — добавил Подольский. После этого судьи пошли в совещательную комнату. И пока они советовались, на заседание привели Пукача, также появились его адвокаты. Выйдя из совещательной комнаты, Станислав Голубицкий объявил: «В связи с препятствованием пострадавшим в рассмотрении судебного заседания рассмотрение дела в Верховном суде откладывается до 15.00 28 ноября 2018 года».

«К чему здесь препятствование            — абсолютно надуманное основание, — комментирует «Дню» первый генеральный прокурор Украины, судья Конституционного суда (2006—2015 гг.) Виктор Шишкин. — Если бы судьи владели знаниями, то они вообще бы сформировали такой состав коллегии в данном процессе. В 394-й статье части второй УПК  1960 года четко написано, что одним из трех судей новой коллегии должен быть тот судья, который вытребовал дело. А кто вытребовал 1 марта 2016 года «дело Гонгадзе-Подольского» у Печерского суда для пересмотра в кассационном порядке? Это судья Наталья Марчук. Это мы не придумали. Так написано в законе. Более того, судья Марчук назначила это дело к рассмотрению и провела комплекс разных других действий как, например, рассекречивание аудиозаписей, допуск адвоката Подольского Татьяны Костиной к рассекреченным материалам дела. Почему ее нет в нынешнем составе судейской коллегии? Следовательно, если нет законного судьи в этом деле, то вся коллегия считается незаконной, соответственно, она не может слушать дело и проводить заседание. Собственно это и стремилась донести сторона Подольского. Меня удивляет непрогнозируемость судей с точки зрения избегания создания конфликтных ситуаций».

НАРОДНЫЙ ДЕПУТАТ ВИТАЛИЙ КУПРИЙ (СПРАВА) ЗАЯВИЛ ЖУРНАЛИСТАМ, ЧТО ЕМУ, КАК ПРЕДСТАВИТЕЛЮ ПОТЕРПЕВШЕГО АЛЕКСЕЯ ПОДОЛЬСКОГО, ВЕРХОВНЫЙ СУД НЕ ПРИСЛАЛ НИ ОДНОГО ДОКУМЕНТА И НЕ ПРИСЛАЛ ПРИГЛАШЕНИЕ НА СЕГОДНЯШНЕЕ ЗАСЕДАНИЕ

«Это не суд — это цирк», — коротко отреагировал на ситуацию адвокат Пукача Григорий Демиденко.

В свою очередь, адвокат Татьяна Костина в комментарии «Дню» привела еще несколько аргументов по поводу незаконности действий главы Кассационного уголовного суда: «Глубокую обеспокоенность вызывает тот факт, что Кассационный уголовный суд возглавляет Станислав Кравченко, который непосредственно принимал участие в освобождении из-под стражи 5 ноября 2003 года Алексея Пукача, в результате чего Пукач в течение многих лет скрывался от ответственности за совершенные против Гонгадзе и Подольского преступления. Учитывая нынешнюю должность судьи Кравченко, есть большая опасность использования властных полномочий лицом, действия которого раньше привели к серьезным препятствиям в осуществлении правосудия по делу Гонгадзе-Подольского».

«Также хочу обратить внимание,         — продолжает Костина, — что 29 июня 2005 года, тогдашний секретарь СНБО, а в настоящее время действующий президент Украины, Петр Порошенко, заявил в интервью изданию «Украинская правда» (дальше Татьяна приводит цитату из заявления, которое сторона Подольского передала в суд): «Я уверен, что должны ответить и те, кто выпустил Пукача из СИЗО. Или те, кто уничтожал доказательства, кто распустил следственную группу и на год заблокировал расследование! (Повышает голос и стучит ладонью по столу.) Есть конкретные люди, которые будут за это отвечать!». Как показали прошлые 13 с половиной лет, лицо, которое выпустило Пукача из СИЗО не только не ответило за содеянное, но и стало главой Кассационного уголовного суда в составе Верховного Суда. Обращаю на эти обстоятельства внимание как самого Президента, так и всего украинского общества».

А украинское общество, между тем, справедливо и активно требует наказать виновных в убийстве (заказчиков до сих пор не назвали), сотрудницы Херсонского горсовета Екатерины Гандзюк, что шокировало всю страну (Екатерина умерла после совершенного на нее покушения — ее облили серной кислотой). Однако не нужно забывать и о том, что уже больше 18 лет остаются неуслышанными требования как украинского общества, так и европейских структур наказать заказчиков убийства Гонгадзе и похищения и избиения Подольского. Ведь подобные убийства связаны — ненаказанное зло имеет способность масштабироваться.  

 

Иван КАПСАМУН, фото Руслана КАНЮКИ, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ