Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

Шансы на автокефалию

Александр САГАН: «Пока у нас не будет независимой Украинской православной церкви, наша политическая независимость — не завершена»
7 мая, 2018 - 19:00
Фото Артема СЛИПАЧУКА, "День"
Фото Укринформ

Москва ожидаемо развернула активную деятельность против предоставления Синодом Константинопольского Патриархата Томоса по делу признания украинской церковной автокефалии. Одним из основных направлений, конечно, является сама Украинская православная церковь Московского патриархата и отдельные политики или бизнесмены, которые считаются «своими» для Кремля.

«По информации ИС, в рамках мероприятий по противодействию получения автокефалии Украинской православной церковью, высшее духовенство УПЦ МП получило указание из Москвы провести встречи с влиятельными украинскими политиками, бизнесменами, государственными деятелями, представителями иностранных дипломатических и экспертных кругов в Украине, с которыми удается установить контакт, — пишет у себя на странице в ФБ народный депутат Дмитрий Тимчук. — Поставленная Москвой цель таких встреч — сформировать стойкое мнение и убедить максимально возможное количество игроков, которые имеют реальные возможности влиять на реализацию государственной политики и принятие решений в Украине, в том, что создание Украинской поместной православной церкви и получение ею автокефалии нецелесообразно по различным причинам. Таким образом, в Москве планируют сформировать определенную «инициативную группу», которая поможет УПЦ МП реализовать последующие мероприятия по блокированию объединительных процессов в Украинском православии и принятию решения о предоставлении автокефалии Украинской церкви».

«4 мая в Варшаве находился народный депутат Украины В.Новинский, который в контексте поставленной из Москвы задачи создания «инициативной группы» по блокированию предоставления автокефалии Украинской церкви встречался с епископом Польской автокефальной православной церкви митрополитом Савой (митрополит Варшавский), — добавляет Дмитрий Тимчук. — Последний продолжает сохранять проукраинскую позицию (с 2008 г. — почетный доктор богословия Киевской духовной академии). Вместе с В.Новинским, как и во время его недавнего визита в Стамбул, в Польшу прибыли управляющий делами УПЦ МП митрополит Антоний и другие представители, в т.ч. заместитель председателя отдела внешних отношений УПЦ МП протоиерей М.Данилевич. Задачей делегации было убедить митрополита Варшавского в нецелесообразности предоставления автокефалии Украинской церкви».

Какие последствия могут иметь контрдействия Москвы? В чем суть противостояния в борьбе за украинскую поместную автокефальную церковь? Какие шансы в получении Томоса от Константинопольского Патриархата? Ответы в интервью с ведущим научным сотрудником Отделения религиоведения Института философии им. Г.С. Сковороды НАН Украины, доктором философских наук, профессором Александром САГАНОМ: 

— Я считаю, что деятельность УПЦ МП и Новинского не повлияют на решение Константинопольского патриархата. Активность московских сил ожидаема и закономерна, потому что в случае провозглашения Томоса МП утратит позиции в Украине, а следовательно, возможность влиять в больших масштабах на православных верующих в Украине. Ведь не секрет, что на сегодня это фактически открытый политико-духовный канал воплощения в Украине так называемого «русского мира». Встреча, в частности с главами православных церквей, Новинского и ему подобных является ничем другим как откровенным вмешательством в церковные дела. Но вся эта деятельность не имеет смысла, потому что Томос о предоставлении автокефалии украинской церкви решается в Константинополе.

В чем тогда смысл встреч Новинского и представителей УПЦ МП с главами других православных церквей?

— Они надеются, что в случае провозглашения Томоса Константинопольским патриархатом его не признают другие православные церкви. В этом и заключается их цель — формирование такого себе пророссийского лагеря, который не признает Томос, и таким образом уже сейчас оказывает давление на Константинополь. Но та же Польская автокефальная православная церковь сама получила Томос от Константинополя в 1924 году. И что интересно, в том Томосе четко указано, что Киевская митрополия отошла к Московской патриархии не по предписаниям канонических прав. Это был болезненный удар по Московской патриархии, потому что это является фактическим подтверждением, что Киевская митрополия не является канонической территорией Московского патриархата. Для того чтобы как-то сгладить ситуацию, МП в 1948 году издал свой Томос об автокефалии Польской православной церкви, где нет упоминания о событиях 1686 года.

Но сегодняшние действия Москвы не имеют смысла. Почему? Потому что есть четкие канонические основания относительно просьбы о предоставлениях Томоса, которые определяют: если есть политически-административное образование, то оно должно подставить просить признать его церковную самостоятельность. И есть традиция относительно предоставления автокефалии — она связана с деятельностью Константинопольского патриарха. 10 из 14 автокефалий, которые существуют на сегодня, образованы как раз путем предоставления Томоса от Константинопольского патриархата. Четыре восточных патриарха, их автокефалии, подтвержденные Вселенскими соборами. Москва же постоянно пытается провести идею о том, что автокефалию также может предоставлять Церковь-Мать. Но в случае с Украиной их аргумент не работает, потому что именно Константинопольский патриархат является Церковью-Матерью для Киевской митрополии.

Следовательно, для Москвы сегодняшняя ситуация является панической и критической, потому что она теряет не только каноническую территорию, которой считает Украину, хотя это не соответствует каноническим основам, но и большую общину, а главное — украденную историю, на которой она держится. Если в Украине будет своя поместная церковь, Московский патриархат в Украине будет вынужден реорганизоваться в экзархат Московской митрополии в Украине. Соответственно оснований тянуть свою историю от Крещения Руси-Украины они уже не будут и будут вынуждены сосредоточиться на дате — 1448 год, когда самопровозгласили свою автокефалию, разделив таким образом Киевскую метрополию на две части.

— Существует ли какое-то разделение среди православных церквей в отношении к вероятному провозглашению Томоса Константинопольской патриархией?

— Думаю, проблем в восприятии в православном мире этого Томоса не должно возникнуть. Да, Московская патриархия будет использовать весь свой арсенал относительно церквей, на которые она может повлиять. Но их не так много. Скорее, речь идет о Болгарской церкви и об Антиохийской церкви. Много разговоров о Грузинской церкви, но, думаю, она поддержит Константинополь. Тот факт, что Грузинская церковь в 2016 году не приехала на Всеправославный собор, не связан с давлением на нее Москвы, а скорее речь идет о доминировании антиканонических настроений. Они посчитали один из документов Собора слишком каноническим, и потому не приехали, таким образом проявив свое несогласие. Даже Сербская церковь, которая считается союзником Московского патриархата, в 2016-ом заявила, что не примет участия в Соборе, но в результате они все равно приехали. В 2016-ом Москва также пыталась внести свое виденье, а именно протянуть всеправославную норму о том, что новые автокефалии должны соглашаться со старыми автокефалиями, то есть чтобы они имели полный консенсус и поддержку других церквей. Но, как мы знаем, РПЦ не приехала на Собор, а следовательно, эта норма автоматически отпала.

Насколько могли бы помочь делу объединения Украинской православной церкви и ее независимости «религиозные» законопроекты, которые находятся в парламенте?

— Их несколько, но есть два ключевых, которые подготовлены с помощью экспертного мнения. Это законопроект №4128, который определяет механизм изменения юрисдикции православной общины, то есть перехода с одной юрисдикции к другой. Почему? Потому что сегодня у нас законодательством определена такая возможность, но механизмов для ее реализации нет. Это приводит к юридическим нонсенсам и разным трактовкам судьями одной и той же ситуации. Для одних судей оказывается, что достаточно, чтобы 50% общества заявило о своем переходе, а для других недостаточно и 90%. И это приводит к таким абсурдным ситуациям, когда 99% общины переходит от одной юрисдикции к другой, а имущество придется оставлять в старой юрисдикции.

Еще один законопроект №5109 определяет то, что Московская патриархия в Украине должна иметь соответствующее название. На сегодня церкви этой епархии носят название «Украинская православная церковь», что не соответствует православным канонам, потому что она не имеет ни автономного, ни автокефального статуса. До 2007 года они назывались УПЦ МП, это было записано в их уставе, но потом решили спрятать МП, чтобы снять привязку к Москве. Они пошли на некую маскировку, зная что по социологии теряют своих сторонников. Это, повторяю, является нарушением канонов и всякой логики развития православия.

Следовательно, принятие первого законопроекта могло бы значительно упростить реализацию конституционных прав православных относительно принадлежности к той или иной юрисдикции и принадлежности имущества, которое должно оставаться у большинства общины. Принятие второго законопроекта прекратило бы спекуляции принадлежности или непринадлежности УПЦ МП к Московскому патриархату.

Почему эти законопроекты пока не могут принять в Верховной Раде? Опять же из-за деятельности Новинского, который пытается держать эти вопросы под своим контролем. Законопроект №4128 даже выносился на повестку дня, но на этот день Новинский организовал массовый приезд нескольких сотен людей под стены парламента, чтобы таким образом надавили на народных депутатов. В результате этот законопроект сняли с повестки дня. Официальная версия — физически не успели рассмотреть, а неофициальная — чтобы не провоцировать какие-то беспорядки.

— Как вы оцениваете шансы предоставления Томоса об автокефалии Украинской православной церкви Константинопольским патриархатом?

— Я считаю, что пока у нас не будет независимой Украинской православной церкви, наша политическая независимость является незавершенной. Еще 1990-х гг. Збигнев Бжезинский предупреждал, что даже если 20% вашей религиозной сети будет контролироваться извне, ваша политическая независимость может быть уязвимой. И история это подтвердила — мы имеем войну и постоянные попытки дестабилизировать ситуацию в Украине. А потому признание автокефалии Украинской православной церкви и ее вхождение в диптих новых православных церквей наконец завершит процесс нашей политической независимости и сделает его необратимым. Понятно, что Москва будет использовать все свои возможности, не только церковные, но и экономические и политические, чтобы Украина не получила Томоса от Константинопольского патриархата. Недавно, кстати, Варфоломий заявлял, что он испытывает беспрецедентное давление из-за этого вопроса. Но по ситуации на сегодня наши шансы чрезвычайно высоки. Я думаю, что не менее чем на 90% мы все-таки получим позитивное решение.

Иван КАПСАМУН, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments