Самые страшные в жизни те люди, которые прочитали одну книгу. С человеком же, который много читает, всегда будешь иметь о чем поговорить, и тебе рядом с ним ничего не будет угрожать.
Иван Малкович, украинский поэт и издатель, владелец и директор издательства «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА»

Светлое настоящее

Как ни парадоксально, но кризис позволил избежать несколько угроз на глобальном и локальных уровнях
31 марта, 2009 - 19:40

Когда в начале 2005 года после публикации первого прогноза о неизбежности кризиса глобального масштаба и затем, когда конкретизировали его по причинам, особенностям протекания, отраслям и странам, столкнулись с крайним недоверием к прогнозам любых кризисных явлений. Господствовавшая еще недавно концепция устойчивого развития стала причиной радикального нон-алармизма с отрицанием самой возможности глобальных кризисов. У нас в стране это выражалось в иллюзорных надеждах на экономику знаний, ускоренной евроинтеграции и быстрого перехода на новые технологические уклады с апофеозом в виде очередного «Украинского прорыва». Видя, что реакция экспертной и научной среды на прогноз о высокой вероятности распада США сравнима с реакцией члена КПСС на прогноз о вероятном распаде СССР, озвученный этак в середине 80-х годов, одно время, вообще отказался озвучивать наиболее радикальные прогнозы.

Время шло, и кризисные проявления стали очевидны. Ученые, защитившие диссертации по устойчивому развитию предпочитают о них не вспоминать также, как еще совсем недавно то же самое произошло с диссертациями по марксизму-ленинизму. Политики, убедившие перед выборами избирателей, поверить в возможность прорыва тоже как в рот воды набрали. Однако привычные стереотипы слишком живучи, чтобы от них легко отказываться. Нон-алармизм не умер, а трансформировался в тезис о том, что наблюдаемые процессы являются обычным циклическим кризисом капитализма. Отсюда дискуссии о том, достигнуто ли дно кризиса и когда начнется дальнейший рост в 2010 или в 2012 году. Предполагается, что после того, как все финансовые пузыри лопнут, мировая система будет откорректирована и стабилизирована. Никого из этой категории мы переубеждать не хотим. Доказывать современному нон-алармисту, что это не циклический кризис капитализма, а цивилизационный, гораздо более масштабный, острый и продолжительный — это все равно, что доказывать неизбежность краха СССР истинному коммунисту эпохи застоя. Дальнейший ход развития событий для них будет лучшим доказательством.

Гораздо больше в Украине категория пессимистов. Людей, которые под чутким руководством мудрых властей в полной мере ощущают кризис на себе. Людей, поставленных в условия борьбы за выживание и не верящих уже ни кому. Кто-то уверен в приближающемся конце света, кто-то впал в депрессию, а кто-то тихо спивается. Политики тем временем дружно подливают масла в огонь.

Премьер сначала призывает пенсионеров переводить пенсионные счета в госбанки, опасаясь массового банкротства коммерческих, а затем, через неделю, призывает всех вкладчиков поверить тем самым коммерческим банкам. Народный Президент, никак не решится рассказать своему народу какая доля золотовалютных резервов НБУ была размещена в американских ипотечных ценных бумагах, ставших «токсичными»?

Президент соседней братской страны, заявляющий о скором коллапсе украинской экономики, предлагает свою кредитную помощь. Разумеется, делает он это совершенно искренне, а вовсе не для того, чтобы отвлечь внимание от не менее острого кризиса в своей стране и без какого-либо прицела получить контроль над украинской газотранспортной системой.

Не удивительно, что люди, видя лицемерность и некомпетентность политиков, наблюдая стремительное ухудшение ситуации, разочаровываются во всем и что хуже всего в самих себя.

К этим людям хочу обратиться и показать, что не все так плохо как на глобальном, так и особенно на локальном уровнях.

Как известно, человек быстро привыкает к хорошему. За нашими текущими проблемами мы забыли, какого масштаба катастрофу мы избежали, причем избежали как в прошлом, так и ее угрозы в будущем.

Речь идет о крупномасштабном ядерном конфликте. Известно, что цивилизация, по крайней мере, пару раз оказывалась буквально на грани ядерной войны. По сути, единственной альтернативой наблюдаемому драматическому и кризисному сценарию была бы ядерная зима, по сравнению с которой настоящее во всех смыслах является светлым. И если исходить из постулата, что за все приходится так или иначе платить, то согласитесь, что все современные кризисы являются небольшой платой за избавление от опасности ядерного кошмара. Ведь при всех вариантах возможного развития событий можно однозначно прогнозировать, что крупномасштабного ядерного конфликта в этом веке не будет. Локальное применение ядерного оружия возможно, ядерные или «грязные» теракты практически неизбежны, но опасности ядерной зимы нет.

Среди всего прочего кризис позволит избавиться от привычных, но переставших работать стереотипов. Одним из них является тезис об ускорении научно-технологического развития. Он настолько привычен для западной культуры, что мы не замечаем, что это часть апокалипсического сценария. В самом деле, биологическое, социальное и другие виды развития имеют свои предельные скорости определяемые потенциалом адаптации к скорости изменений, который не бесконечен. И когда все ускоряющееся научно-технологическое развитие превысит определенный предел скорости, то вся технологическая цивилизация пойдет в разнос. Это был бы настоящий конец света. Соответственно факт отсутствия постоянного ускорения научно-технологического развития свидетельствует о том, что технологическая цивилизация имеет гораздо большую устойчивость, чем считалось ранее. А также, что существуют цивилизационные механизмы, синхронизирующие разноскоростные процессы. С одной стороны, это не может не радовать — неминуемый и достаточно скорый конец технологической цивилизации откладывается на не определенное время. С другой стороны, масштабный цивилизационный кризис, прелюдию к которому мы наблюдаем можно рассматривать, как проявление действия этих механизмов.

Следующей угрозой, которую позволит избежать приближающийся цивилизационный кризис это угроза экологического кризиса в глобальном масштабе. Частично это произойдет за счет кардинальной переориентации на использование местных возобновляемых ресурсов, минимизации использования продукции одноразового потребления, частично за счет сокращения населения. Можно смело прогнозировать, что к середине века население планеты будет меньше, чем сейчас. Локальные экологические проблемы останутся и где-то даже обостряться, в целом, технологическое давление на биосферу существенно уменьшится и глобального экологического кризиса, связанного с действием технологической цивилизации не будет. В том числе и острого кризиса глобального потепления. Этот процесс не уникальный — примерно то же самое происходило во время кризиса постсоветского пространства, в том числе и в Украине. Вообще из-за того, что кризис, связанный с распадом СССР и предстоящий кризис имеют общие цивилизационные причины, часто будут наблюдаться соответвующие аналогии и параллели до того момента, когда наш постсоветский кризис был смягчен Западом. Кризис самого Запада смягчать будет уже некому.

Как обычно, за все придется платить — глобальные проблемы будут решаться за счет людей, их благополучия и безопасности. Но не все так плохо, особенно на локальном, украинском уровне.

Если бы кризиса не было и все развивалось бы по старому, то в условиях ускорения научно-технологического развития перспективы у Украины были бы достаточно мрачные. Она была обречена плестись в хвосте более развитых стран, выполняя функцию сырьевого придатка. Т.е. так, как Украина развивалась со времени обретения независимости. Но кризис, среди всего прочего приведет к слому существующей модели геополитической дифференциации стран инвестиционной модели и международного разделения труда. В условиях низких темпов развития определяющим фактором становится не новые технологии, не информация и знание, а величина и сбалансированность собственной ресурсной базы, удельное количество ресурсов на душу населения с учетом их доступности для использования на существующем технологическом и транспортном уровне и локальных экологических ограничений. От преимущественно вертикальной дифференциации стран на более и менее развитые, мир перейдет к преимущественно горизонтальной. Как при этом выиграют старые развитые страны богатые сырьем, что уже сейчас видно на примере Канады, Австралии, Новой Зеландии, Норвегии, которые существенно меньше пострадали от финансового кризиса.

В этом плане доступность и сбалансированность ресурсной базы Украины, количество потенциальных ресурсов на душу населения, доступных для разработки на современном технологическом уровне является одной из лучших в мире. Я не однократно подчеркивал, что если Украине удастся воздержаться от вовлечения в грядущие разборки глобального масштаба, то она естественным путем войдет в число наиболее богатых стран мира. Причем не столько из-за феноменального собственного развития или прорыва, сколько на фоне значительного отката назад и распада нынешних центров геополитического влияния.

Насколько это вероятно? Уже сейчас из-за внутреннего разнообразия и хоть и медленного, но развития демократии втянуть Украину в какой-либо блок или союз становится весьма проблематично. В последнее время отчетливо проявляется нарастающее нежелание все большей части общества интегрироваться с кем-либо, куда-то вступать или присоединяться. Евроромантизм сменяется евроскептицизмом. Ориентация на США отпадет сама собой по мере разворачивания там системного кризиса. Интеграция с Россией становится все меньше привлекательной даже для русскоязычных регионов, несмотря на все перегибы и непрофессионализм нынешней власти, не знающей разницы между антироссийской и антирусской политикой. В то же время пока еще сильные геополитические центры не воспринимают Украину серьезно, не видят в ней не то, что конкурента, а даже самостоятельного игрока. И это дает ей шанс.

В результате цивилизационного кризиса, острая фаза которого еще не началась, значительная часть западной культуры, экономического и социальной структур общества будет сметена и впоследствии заменена типично восточными. Это произойдет не из-за злой воли новых варваров, а по объективным закономерностям цивилизационного развития. Просто экономика, культура, ценности и уклад жизни характерные для европейской, а затем для западной цивилизации на протяжении многих веков, станут не эффективными в новых условиях.

Но христианский, европейский, западный мир не умрет полностью — в преобладающем море Востока останутся отдельные острова Запада, где в более благоприятных условиях и при развитой регионализации, пришедшей на смену глобализации, значительная часть западного образа жизни будет сохранять свою эффективность. Среди этих островов будет и Украина. Если ей удастся сохраниться, то Украина войдет в число самых демократических стран мира и это не может не радовать.

Также в результате смены глобализации регионализацией языковое, культурное и другое разнообразие Украины будет сохранено, произойдет существенная децентрализация управления. Наконец, получит мощное ускорение развитие сельского хозяйства.

Наш краткосрочный прогноз еще более оптимистичен — весной и летом мы ожидаем существенного, хотя и временного улучшения ситуации. В том числе и в Украине. Улучшение коснется всех сфер бюджетной, банковской, курсовой, реальной экономики. По сути, улучшение уже началось, но пока его проявление не в том, что становится лучше, а в том, что не стало еще хуже. Украинская экономика не коллапсирует, нет каскадного банкротства банков и дефолта государства. В этом нет никакой заслуги местных власть предержащих, которые не понимают сути и сложности происходящих процессов, но которые наперебой будут ставить улучшение в заслугу своему чуткому руководству. Это связано с целенаправленным изменением сценария мирового финансового кризиса с дефляционного на инфляционный. Но улучшение будет временным. С долгосрочной точки зрения накачка экономики деньгами и снижение ставок Центробанков приведет не к оживлению экономики, а к раскрутке инфляционной спирали с последующей угрозой роста цен на ресурсы, массового отказа от доллара и закрытия экономик. Но в краткосрочной перспективе переход от дефляционного сценария к инфляционному приведет к существенному смягчению ситуации и даже возможно вызовет очередные иллюзии скорого преодоления кризиса. В то же время, последующий инфляционный сценарий, несмотря на скачки цен на энергоносители с весьма вероятным обвалом доллара, закрытием экономик и угрозой новых военных конфликтов, терактов и экономических блокад будет более выгоден для Украины, чем дефляционный. Если конечно, руководство Украины, в своем следовании отжившим стереотипам и личной зависимости от ведущих центров геополитического влияния не втянет страну в грядущие масштабные разборки общемирового уровня, которые неизбежны при реализации инфляционного сценария и началом активной фазы цивилизационного кризиса.

Владимир СТУС
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ