Стремитесь всегда выполнять свой долг, и человечество оправдает вас даже там, где вы потерпели неудачу.
Томас Джефферсон, 3-й президент США, один из авторов Декларации независимости США

«Время взрослеть»

Анна Гопко о том, как выбрать следующего президента
28 мая, 2020 - 20:15
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

К годовщине принятия постановления Верховной Рады №10125 29 мая в 11:00 состоится онлайн-дискуссия на тему «Может ли Украина быть адвокатом коренных народов РФ?». Среди участников мероприятия Анна Гопко, на момент принятия постановления (полное название — об Обращении Верховной Рады Украины к Организации Объединенных Наций, Парламентской Ассамблее Совету Европы, Парламентской Ассамблее НАТО, Парламентской Ассамблее ОБСЕ, национальным парламентам стран мира по осуждению нарушения прав коренных народов в Российской Федерации) глава Комитета Верховной Рады по иностранным делам. Именно по ее инициативе и настоянию стало возможным принятие этого решения. Вопрос нарушения прав коренных народов в России — был в фокусе внимания парламентского комитета по иностранным делам, отражая наступательную политику Украины в этом вопросе. Ведь Кремль сумел навязать мировую внешнюю повестку дня, в частности войну против Украины, фактически наложив табу на свои внутренние дела. Между тем, ущемляя и постепенно ассимилируя коренные народы России (татары, башкиры, чуваши, эрзя, удмурты, марийцы, черкесы, кабардинцы, карачаевцы, балкарцы, ингуши, ногайцы, калмыки, буряты...).

Новая власть, к сожалению, не использует это оружие против Москвы, она занята другими вопросами. Какими? После слов Президента, что для осуществления настоящих перемен в стране «одной каденции не хватит», важно качественно проанализировать достижения Владимира Зеленского за год работы на своей новой должности. В частности, речь идет о вопросах безопасности и внешнеполитических отношениях, за которые глава государства отвечает непосредственно. Эти оценки важны, чтобы понимать — чего ожидать, тем более если Зеленский пойдет на второй срок. Об итогах первого года президентства Владимира Зеленского, перспективах страны на международной арене и важности четкого видения для украинских граждан мы беседуем с Анной ГОПКО, народным депутатом Украины VIII созыва.

«ТУРБОРЕЖИМ» ЗАМЕНИЛ ЭФФЕКТИВНОСТЬ И КОМПЕТЕНТНОСТЬ»

— Какими для вас являются главные итоги первого года каденции Президента Владимира Зеленского?

— Очень важно оценивать годовщину Зеленского с точки зрения результатов и перспектив для нашей государственности. После распада Советского Союза украинцы имеют возможность видеть уже шестого Президента, и поэтому необходимо, чтобы каждый сознательный гражданин эту годовщину смог переосмыслить. Ведь 73% голосов тех, кто пришел на выборы, доверились человеку без опыта, который вел абсолютно виртуальную кампанию, не представил команду, злоупотреблял популистскими обещаниями. Уже с момента «стадион, так стадион» состоялась шоуменизация, примитивизация политики, и мы можем в эту годовщину проанализировать те обещания, которые тогда, обвиняя Порошенко, в очень артистичной манере произносил Зеленский.

В этом контексте я всегда вспоминаю статью 2015 года Виктора Бобыренко с красноречивым названием «Почему следующим президентом Украины будет Зеленский». Анализируя общественные настроения и понимая, в какую игру сейчас играют олигархи, которые, как закулисные режиссеры просто осуществляют ротацию, мне хотелось бы, чтобы украинцы имели четкое осмысление процессов. Мы имели уже президента из номенклатурного посткоммунистического советского представительства, затем Кучму, который создал олигархически-клановую систему в Украине, после Ющенко к власти пришел Янукович, который пытался сдать страну, будучи марионеткой в ??руках России и олигархов, которые стали его «спарринг-партнерами». Поэтому следует понять, почему через пять лет после Революции Достоинства мы выбрали Зеленского и кто в этом виноват, докопаться: повзрослеем ли мы наконец и не будем позволять олигархам и Кремлю влиять на выбор украинцев, почему политики постоянно обещают, а потом сами же наступают на свои же грабли?

Какими были призывы Зеленского на Олимпийском? Почему коррупционеры не в тюрьмах? Почему родственники на государственных должностях?

Давайте рассмотрим сферы, за которые отвечает Президент: это сектор безопасности и обороны, а также внешнеполитический курс государства. Если после Революции Достоинства было сложно: коллапс экономики, Госказначейство было почти пустое, армии не было, вопрос идентичности поднимался мало, ВВП падал, то у Зеленского был уникальный шанс, ведь тот запас прочности, который он получил, в частности укрепленная субъектность Украины на международной арене, был не малым. Это уже я говорю как бывший глава комитета ВР по иностранным делам. Мы как парламентская дипломатия проявляли инициативу, пытались добиться, чтобы принцип «ничего об Украине без Украины» действовал. Плюс мы передали Зеленскому армию, связи, окрепшую экономику. Имея монобольшинство в Верховной Раде, а также возможность сформировать собственное правительство, силовой блок, возникает вопрос: воспользовался ли Зеленский за этот год всеми теми преимуществами, которые у него были?

Во время «турборежима» большинство вещей делалось для пиарэффекта, но не эффективности, популярность замещала компетентность.

Так можно охарактеризовать нынешнее состояние дипломатии, где мы не увидели четкой стратегии по ключевым приоритетам: укреплению субъектности, восстановлению территориальной целостности и суверенитета путем противодействия российской вооруженной агрессии; увидев возможность девальвации Министерства иностранных дел. Когда Банковой была выдана монополия на внешнеполитическую деятельность, МИД начал играть в определенной степени декоративную роль, фактически был отстранен от ключевых решений.

Внешняя политика Зеленского была фрагментарной, немного авантюрной, без четкой стратегии, и, очевидно, были попытки пойти на уступки, чтобы оправдать электоральные ожидания и обещание быстрее закончить войну. Однако это тот вопрос, где в «турборежиме» победить агрессора, стратегическая цель которого вернуть назад Украину в свою сферу влияния, невозможно, тем более не имея опыта. И определять переговорщиками близких к себе людей я бы также назвала авантюризмом. Мы получили «давайте посмотрим в глаза Путину», вместо безопасностного компонента, пошли на политический трек с «формулой Штайнмайера», затем появился вопрос создания консультативного совета, повышения статуса ТКГ, и это после каких-либо сдвигов в Парижском саммите «нормандской четверки». Поэтому очень важно, чтобы Президент прислушался к голосу профессионалов, ведь сейчас много опытных, профессиональных дипломатов оставили МИД, потому что им не нашлось места, потому что они были ассоциированы с Порошенко. Такой подход не является государственническим, так как люди с уникальным опытом работы просто отстранены.

Думаю, что за этот год Зеленский четко понял влиятельность олигархов, а балансировать между различными группами влияния у него пока получается очень плохо, он вынужден подыгрывать и маневрировать, отдавать какие-то стратегические отрасли под чье-либо влияние. Например, когда в угоду Ахметову выключают атомные станции, это уже является диверсией. В этом году мы также увидели закупку энергетики из России, в то время, когда у нас было заключено и скоординировано соглашение с Молдовой о присоединении к электросетям континентальной Европы ENTSOE.

Очевидно, что это был год эксперимента и получения Зеленским какого-то элементарного опыта управления государством. Напомню, что на Мюнхенской конференции по безопасности Президент сказал, что у него нет времени стратегически думать, и это может привести к страшным последствиям, при той необразованности людей вокруг, часть которых думают только о рейтингах и многие решения подтасовывают под то, что якобы надо людям, а не то, что нужно стране в долгосрочной перспективе.

«ПОСМОТРЕВ ПУТИНУ В ГЛАЗА, ЗЕЛЕНСКИЙ ДОЛЖЕН БЫЛ ПОНЯТЬ, ЧТО МЫ БОРЕМСЯ ЗА МЕСТО В ИСТОРИИ»

— Заметили ли вы какие-то положительные сдвиги в политике Владимира Зеленского?

— Заметно, что под давлением общественности он способен слышать. Помню акции Движения сопротивления капитуляции, экспертной среды, выставление красных линий, как то, что нельзя легализовать так называемые «Л/ДНР». Власть иногда готова прислушиваться. Увидев во время карантина протесты рестораторов из-за двойных стандартов, выразили готовность идти на уступки бизнесу. Также когда закон о защите медиков взяла в руки оппозиция, было созвано внеочередное заседание Верховной Рады, а я выступаю за то, чтобы была политическая конкуренция здоровых государственных сил, а не имитаторская оппозиция или «пятая колонна», как ОПЗЖ. Думаю, на этом и других примерах Зеленский понял, что если не можешь опираться на собственную фракцию, а нужно решение, то надо выстраивать коалиции. Политические оппоненты, которые тебя критикуют, но выступают за государство, — твои союзники, а тех, которые льстят, но подкапывают под государственность и тебя лично — надо бояться. За этот год мне часто казалось, что Зеленский устал, ему не хватало времени стратегически мыслить, поэтому сейчас он должен сделать переоценку, и если в будущие 4 года он готов достигать реальных сдвигов, то ему надо самому учиться, понять, кем он хочет войти в историю Украины, приглашать профессиональных людей, которые могут просто говорить, что они думают. Посмотрев Путину в глаза, он должен был понять, что мы боремся за место в истории, договориться Путин хочет на своих условиях, а потому важно выстраивать политику в другом ключе.

«ПРОВАЛЬНАЯ КАДРОВАЯ ПОЛИТИКА СТАЛА ПРИЧИНОЙ МНОГИХ ОШИБОК ЗЕЛЕНСКОГО

— За год в команде Президента не просто появились новые лица, а они успели измениться. Ушли с должностей Богдан, Рябошапка, Данилюк, обновился состав правительства. О чем это свидетельствует, как бы вы могли оценить кадровую политику Президента?

— «Новые» не равно компетентные, порядочные, опытные, не дает гарантию профессионализма. Думаю, что провальная кадровая политика через старые подходы стала причиной многих ошибок Зеленского. За год вместо меритократии, когда во время войны должна быть власть достойных, мы увидели то же кумовство или «квартальщину», получили практику брать не просто «своих», лояльных, но и вообще некомпетентных. Особенно, это опасно в силовых структурах и правоохранительных органах (СНБО, СБУ), где сели люди, которые не имели никакого морального права быть там.

Это же не то, что рассказывали людям год назад, когда они думали, что будут абсолютно новые лица, которые пройдут через открытый конкурс. Сейчас десятки людей, которые работают в органах власти, родственные с «Кварталом 95», а вести вместе успешный бизнес и управлять государством — это не одно и то же. Надеюсь, что Зеленский этот вывод для себя сделал, и дальше будет как с увольнением Сивохо с должности советника секретаря СНБО. Иначе такая кадровая политика в глазах украинцев девальвирует ценность государства, доверие к стране, способности институтов.

«ВО ВРЕМЯ ПАНДЕМИИ, ПАДЕНИЯ ЦЕН НА НЕФТЬ — ЕСТЬ УНИКАЛЬНАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ГОВОРИТЬ С ПУТИНЫМ С ПОЗИЦИИ СИЛЫ»

— Вы и ряд экспертов подписали письмо с развенчанием идей Международного кризисного центра, который представил план урегулирования конфликта на Донбассе с позиций, выгодных России. Свидетельствует такой ли такой материал этого фонда о политическом заказе или мы наблюдаем смягчение на Западе в отношении поступков РФ?

— На Западе происходит определенная «шредеризация» политики, ведь Россия уже давно гибридными инструментами купила лояльность некоторых аналитических центров, которые содержатся в ключевых столицах ЕС и Вашингтоне. Это всегда было, мы даже когда-то приглашали Сесиль Васье, автора книги «Сеть агентов Кремля в Париже», но следует понимать, что многие на Западе решил воспользоваться сменом Президента в стране для того, чтобы наконец закрыть для себя тему Донбасса, смягчить санкции и вернуться к принципу business as usual (подходу, когда можно спокойно торговать). Мы видели изменение европейских ценностей через возвращение российской делегации в ПАСЕ, но хорошо, что удалось удержать санкции. Сегодня мы должны думать, насколько эта коронавирусная «гуманитарная» дипломатия влияет на процессы, потому что россияне играют на опережение.

Эта «шредеризация» происходит также из-за того, что у ЕС нет четкой стратегии в отношении Китая и некоторые считают, что можно идти на диалог с Россией. Однако это совершенно ошибочное понимание, сейчас во времена пандемии, падения цен на нефть — есть уникальная возможность говорить с Путиным с позиции силы, а не думать, как за счет Украины увидеть прогресс, выставляя Крым за скобки. Здесь наша государственная позиция должна быть принципиальной. Думаю, что сейчас Зеленскому важно четко проговорить, как укреплять двусторонние отношения Украина — ЕС, Украина — США, тем более что в этом году будет саммит Восточного партнерства, также саммит Украина — ЕС, в этом месяце Украина впервые в истории должна была проводить заседание парламентской ассамблеи НАТО, хотя мы не являемся его членом, потом надо готовиться к масштабным мероприятий в Вашингтоне после выборов президента США в начале ноября, усиливать направление международных судебных исков (в частности, расследования MH17, потому что люди, которые отвечали за эти дела в ГПУ, МИД, Минюсте, « Нафтогазі» были просто отстранены). И также услышать, какую стратегию примет Украинский Институт в плане культурной дипломатии, потому что это большая возможность применения «мягкой силы».

«СЕЙЧАС ЗЕЛЕНСКОМУ ОЧЕНЬ ВАЖНО НАЗНАЧАТЬ ПОСЛОВ, ОСОБЕННО НАШЕГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ В НАТО»

— Вы сегодня неоднократно указывали на принцип «ничего об Украине без Украины». Утрачен ли принцип?

— Мы видели неоднократные визиты Меркель зимой 2019-го в Москву с обсуждением Донбасса, «Северного потока— 2», и после этого не видели конкретных разговоров с украинским Президентом. Видели постоянные телефонные разговоры с Макроном, который неоднократно высказывался о перспективах возобновления дружбы с Путиным. Мне кажется, что некоторые наши партнеры думают, что можно за спиной Украины о чем-то договориться, а потом уже представить как конкретное решение, поэтому следует укреплять субъектность Украины различными инструментами: инвестиционными соглашениями, новыми проектам по экономическому развитию, культурной дипломатией, совместными военными учениями, приедпринимать четкие действия относительно дальнейших шагов и членства в НАТО и ЕС. Сейчас Зеленскому очень важно назначать послов, особенно нашего представителя в НАТО. Очень хочется, чтобы курс евроинтеграции не стал евроимитаторским в угоду Кремля, потому что за год мы увидели смягчение риторики в отношении России как государству-агрессору, нужно, чтобы это смягчение не происходило на уровне конкретных шагов, когда Украина, например, вместо требования Плана действий по членству в НАТО говорит о программе расширенных возможностей.

После майского саммита ЕС четко обозначил членство стран Западных Балкан (Северная Македония и Албания), которые станут членами Союза. В рамках Восточного партнерства, где есть шесть стран, три из которых ассоциированные (Украина, Грузия, Молдова), хотелось бы, чтобы к нам был дифференцированный подход, четко озвучена перспектива членства в дальнейшем, а не только общие инициативы. Многое зависит от политической воли Украины, но и ЕС должно быть амбициозным. В этом треугольнике Вос9точных партнеров Украины должна быть лидером.

Так же установить четкую позицию в вопросах истории, где не должно быть места «какая разница». Например, Украина вместе с цивилизованной Европой должна почтить память жертв Второй мировой, отмечая 8 мая как день памяти и примирения, акцентируя, что именно Украина понесла наибольшего количество жертв. Важно продолжать инициативу нашего посла Андрея Мельника в Берлине, Александра Щербы в Австрии, нужно активнее включать украинскую диаспору и через нее работать на дальнейшие достижения Украины: от признания Голодомора геноцидом до совместных программ. Это то, что делал Джеймс Мейс, до сих пор делает газета «День», и то, что мы должны продолжать.

«НУЖНА СТРАТЕГИЯ ДЕОККУПАЦИИ ПОЛУОСТРОВА»

— Как вы оцениваете деятельность Дмитрия Кулебы, который сначала занимал должность вице-премьер-министра по вопросам европейской и евроатлантической интеграции, а тепер является министром иностранных дел?

— Важно оценивать роль с точки зрения влияния на принятие решений и выстраивания четкой стратегии внешнеполитической деятельности, а также команды. Во внешней политике успех зависит от внутренних реформ, от преобразований, которые происходят, когда министру иностранных дел не надо объяснять и оправдываться за 16 тысяч поправок к важному для МВФ закону, который показывает, что олигархи не будут продолжать грабить страну. Президент должен слышать профессиональное мнение министра, тогда внутри министерства не будет кадровой дезориентированности. Хорошим решением было назначение Кислицы в наше представительство при ООН, Ельченко послом США. Сейчас первым заместителем министра предназначен Эмине Джапаров, что крайне важно с точки зрения месседжа о возвращении Крыма. Надеюсь, теперь появится стратегия деоккупации Крыму, которая будет звучать на таких площадках, как Совбез ООН. Надеемся, что Украина от комплекса жертвы выразит свою поддержку тем, кто страдает от путинизма. Мы долны напоминать миру, что как не было разницы между гитлеризмом и сталинизмом, так же и сегодня нет разницы с путинизмом, это тот же преступный режим, который убивает демократии.

«СОЗДАНИЕ ОЛИГАРХИЧЕСКИ-КЛАНОВОЙ СИСТЕМЫ СОСТОЯЛОСЬ ПРИ КУЧМЕ»

— Если вернуться от вопросов внешних к внутренним, видим, что по результатам опроса группы «Рейтинг» наилучшим президентом украинцы считают Кучму, а деятельность Ющенко оценивают хуже, чем Януковича. Что лежит в основе этих взглядов?

— Думаю, многие из украинцев еще до конца не стали сознательными гражданами государства. Для того чтобы уметь говорить о своих правах, нужно не забывать об обязанностях перед своими согражданами, чувствовать себя частью сообщества, от ОТГ к уверенности, что ты гражданин Украины, который гордится этим. Надеюсь, с изучением истории, пониманием процессов люди смогут сделать определенную переоценку и понять, какой конкретно вклад сделан для государства тем или другим президентом. Потому что, в действительности, какие исторические события за 30 лет независимости мы можем назвать? Безвиз, подписание ассоциации, Томос. А какой вклад Кучмы? При нем состоялось создание олигархически-клановой системы, эта семья через зятя, телеканалы, платформу YES продолжала творить Ялту вместо того, чтобы строить сильную и независимую страну. Когда разваливался Советский Союз, в Украине был экономический потенциал, но не было державников, тех, кто после совка может взять руководство. Если взять партию «Народный Рух», то готовы ли были эти люди, невзирая на патриотизм, идти во власть и строить государство, а не только заниматься критикой?

Если бы в настоящий время в России начались необратимые процессы, есть ли у государства Украина план, стратегия, виденье, как становиться лидером Восточной Европы? Когда мы научимся уже проактивно действовать, на опережение? Будем ли мы готовы к такой ответственности? Мы навязали себе комплекс меньшего брата, хотя в действительности Украина является «матерью», исторически первой, тем, что условно породило Московию на болотах. Мне очень не нравится то, что происходит в политике памяти, информационной политике или ее отсутствии.

«МЫ ЕЩЕ НЕ ДОЖДАЛИСЬ СВОЕГО ВАШИНГТОНА, ИЛИ КОГДА ОН У НАС БЫЛ, ТО ОБЩЕСТВО ПРОСТО НЕ СУМЕЛО ЭТОГО ОЦЕНИТЬ»

— Почему Украина так часто стоит в стороне проактивности, стратегического мышления?

— Потому что мы еще не дождались своего Вашингтона, или когда он у нас был, то общество просто не сумело этого оценить. Был лидер — не было сознательных граждан, и наоборот. В настоящее время чрезвычайно важно, чтобы не олигархи готовили нам следующий президентский выбор. Нужно вкладывать в молодежь, которая имеет другое сознание, потому что они родились в независимой стране. Чрезвычайно важным является знание истории и понимания процессов, ведь многие люди не понимают, что делается в мире, получая упрощенную информацию, хотят элементарных ответов на сверхсложные вопросы. Видели ли мы борьбу стратегий и конкуренцию видений относительно будущего Украины?

За эту тысячелетнюю историю мы видели столько империй, которые захватывали нас, а затем исчезали, а Украина дальше строила государство — в подполье. В этом смысле следует ориентироваться на Израиль, который 72 года, находясь во враждебной среде, не имея 2 тысяч лет собственного государства, создал его успешно, потому что у них было четкое виденье. Нужно иметь четкое виденье, что Украина будет геополитическим игроком, страной стартапов, развивать космический потенциал, мы должны быть в клубе интеллектуальных государств. Мне посол Израиля сказал, что около 600 тысяч уроженцев Украины открыли свои стартапы в его стране, поэтому мы не должны терять свой потенциал.

Какими являются ваши политические планы?

— В настоящее время я преподаю для студентов Института журналистики Киевского университета имени Бориса Гринченко, для меня чрезвычайно важно видеть как мыслит молодежь, отшлифовать их, искать журналистов-державников, которые бы воспринимали это не как ремесло, но и как назначение, были оснащены и умели видеть тренды. Также я являюсь главой международной конференции Zero corruption conference, куда было приглашено более 500 участников из 25 стран мира, было подтверждено участие премьера Латвии, министра внутренних дел Финляндии, заместителя Генсекретаря НАТО. Это была хорошая возможность четко донести позицию, укрепить субъектность, но, к сожалению, из-за пандемии пришлось перенести ее. Также я глава правления сети защиты национальных интересов АНТС (с англ. Муравья), сейчас делаем проект «адвокаты сообществ», помогаем ОТГ. То есть в данный момент это социально-общественная, преподавательская деятельность, перестройка сети, поиск единомышленников, чтобы быть готовыми с четким виденьем, кадровым резервом, программой сплотить тех державников, которые верят, что Украина навечно.

Алиса ПОЛИЩУК, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ