Оружие вытаскивают грешники, натягивают лука своего, чтобы перестрелять нищих, заколоть правых сердцем. Оружие их войдет в сердце их, и луки их сломаются.
Владимир Мономах, великий князь киевский (1113-1125), государственный и политический деятель

Выиграть поединок со смертью

Игорь ХОМЕНКО: «Нам удалось снизить количество летальных случаев среди раненных бойцов с 4% в 2014-ом до 0,97% в 2019-ом на всех этапах эвакуации»
13 июня, 2019 - 15:41
ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

Шестой год продолжается российская агрессия, отобрав жизнь почти у трех тысяч украинских воинов. Но потери могли быть и большими, если бы не военные медики: они помогли тысячам раненным выиграть поединок со смертью. В канун Дня медицинского работника (16 июня) мы попросили начальника Главного военно-медицинского управления Минздрава Украины — начальника медицинской службы ВС Украины, генерал-майора медицинской службы Игоря ХОМЕНКО рассказать о состоянии армейской медицины, ее месте и роли в проведении Операции объединенных сил и изменениях, которые произошли в последнее время.

«СПАСАЯ ЖИЗНЬ СВОИХ ПОБРАТИМОВ, ПОГИБЛО 66 МЕДИКОВ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ, А 192 ПОЛУЧИЛИ РАНЕНИЕ»

— Если говорить о нашей лечебной базе, то на сегодня имеем пять военно-медицинских клинических центров. Они находятся в Киеве, Харькове, Виннице, Одессе, Львове, а также  Ирпенский центр профессиональной патологии личного состава ВС Украины. Кроме них, есть еще 15 военных госпиталей и 5 санаториев, которые все вместе могут принять около 7 тысяч пациентов.

— Но все они находятся в тылу, соответственно, для того, чтобы раненного армейца доставить в госпиталь, нужно много времени. А иногда каждая минута дорога...

— В 2014 году мы начали реформировать нашу медицинскую службу, приближая ее к стандартам НАТО. В частности, в этом году завершили внедрение 4-уровневой помощи раненому. Первый уровень заключается в оказывании помощи прямо на поле боя, когда раненому  помогают его же  товарищи. Второй уровень — человека доставляют санитарным транспортом в передовые хирургические группы, которые находятся  на базе 10 гражданских больниц, — на расстоянии от  одного до десяти километров от района боевых действий, а также мобильных госпиталей, развернутых в 20—30 километрах.

Третий уровень предусматривает предоставление помощи силами Харьковского военно-медицинского центра и Днепровского госпиталя. При необходимости оказывают помощь и медзаведения Минздрава, расположенные в этих городах. После этого тяжелораненые, которые нуждаются в долговременном лечении, отправляются в Национальный военно-медицинский клинический центр, что в Киеве. В лечении военных принимают участие и специализированные медзаведения Национальной академии медицинских наук. Благодаря такой системе предоставления помощи, другим нововведениям нам удалось снизить смертность среди раненных бойцов. С 4% в 2014-ом до сегодняшних 0,97% на всех этапах эвакуации. Из числа тех, кто был ранен, в том числе и тяжело, большинство возвращается в строй.

— Среди  почти трех тысяч погибших на востоке украинских воинов медики есть?

— Спасая жизнь своих побратимов, погибло 66 медиков Вооруженных сил, а 192 получили ранение.

«К КОНЦУ ГОДА ДОЛЖНЫ ПОЛУЧИТЬ ЕЩЕ СВЫШЕ 180 САНИТАРНЫХ АВТОМОБИЛЕЙ»

— Еще в прошлом году на базе одного из мобильных госпиталей начали создавать подразделение по медицинской эвакуации. В каком оно состоянии?

— Еще не так давно большинство санитарного транспорта в районе АТО-ООС составляли автомобили, которым по 30-40 лет. Сегодня же почти половину автотранспорта медицинских рот, мобильных госпиталей составляют  современные «Богданы» и американские «Хамеры»: до конца года должны получить еще свыше 180 санитарных автомобилей.

Сегодня мы создаем эвакуационное подразделение, которое будет состоять из нескольких десятков санитарных автомобилей и их экипажей. Экипаж — 3 военных: старший боевой медик, боевой медик и водитель-санитар. Их задача — эвакуация раненых с батальонных медпунктов в мобильные госпитали или передовые хирургические группы. По стандартам, что действуют в армиях Североатлантического альянса, раненый должен в течение двух часов попасть в руки врача. Так вот, благодаря налаженной системе эвакуации наши ребята, которых ранили, оказываются — в большинстве случаев — в передовой хирургической группе или в мобильном госпитале на протяжении часа, а то и 20—30 минут!

— А при каких условиях они попадают в Национальный военно-медицинский клинический центр, что в Киеве?

— Здесь лечатся те, кто нуждается в высокоспециализированной медицинской помощи, сверхсложных оперативных вмешательствах: здесь работают специалисты экстра-класса, которые — по большому счету — вытянули с того света сотни раненых. При этом, в случае необходимости, для помощи раненым привлекаются и врачи специализированных медзаведений НАМН.

«ВСЕ БРИГАДЫ, ЗАДЕЙСТВОВАННЫЕ В ООС, ОБЕСПЕЧЕНЫ АПТЕЧКАМИ НА 110 ПРОЦЕНТОВ»

— В начале войны было много сетований на отсутствие у наших военнослужащих аптечек, не говоря уже об обеспечении армейских  подразделений медицинскими препаратами. Сейчас ситуация изменилась?

— Тогда недоставало  даже бронежилетов, защитных шлемов. На сегодняшний день каждый солдат, офицер имеет индивидуальную аптечку, укомплектованную всем необходимым для предоставления первой помощи. Скажу больше: все бригады, задействованные в ООС, обеспечены аптечками на 110 процентов, мы создали резерв в количестве 30 тысяч аптечек. Они могут понадобиться при развертывании дополнительных частей,  подразделений территориальной обороны. Ввиду этого, аптечки, полученные в 2014-ом, заменяются более современными. Ну а те будут доукомплектованы и будут сохраняться на складах.

Относительно медицинских препаратов, то все медзаведения в районе боевых действий тоже стопроцентно обеспечены. Как и военно-медицинские центры. 

— О передаче нашей армии американских «Джавелинов», военных кораблей много сказано и написано. Получали ли мы от наших партнеров медицинское оборудование, лекарства?

— Лекарств нам хватает. Что касается оборудования, то его мы получали и получаем. Например, в прошлом году получили два современных рентгеновских аппарата,  а уже в текущем — оборудование для передовых хирургических групп, почти 60 тысяч индивидуальных аптечек, которые получат десантно-штурмовые войска. Буквально несколько недель назад,  во время визита в Украину делегации  НАТО,  одно из наших медзаведений получило реабилитационное оборудование: медицинскую беговую дорожку, тренажер для разработки мышц, приспособления для улучшения функционирования разработки рук и пальцев, плечевого и коленного суставов, щиколотки. А также тесты для оценки моторики рук, симулятор равновесия, мобильный лифт с электроприводом и тому подобное.

Военно-спортивной базе, что на Львовщине и где военные проходят реабилитацию, передан специально оборудованный микроавтобус. Японцы передали нам наркозо-дыхательный аппарат и сверхсовременный аппарат искусственной вентиляции легких, стоимость которых составляет несколько миллионов гривен.

Предусматривается, что в недалеком будущем получим от США 60 санитарных «Хамеров», современные палатки с необходимым оборудованием. На всякий случай. Подобных фактов можно навести множество: лечебно— диагностической аппаратуры, другого современного медоборудования от зарубежных стран мы получили на десятки миллионов гривен.

«КАЖДЫЙ ЧЕЛОВЕК ДОЛЖЕН УМЕТЬ ОКАЗАТЬ СЕБЕ ПЕРВУЮ ПОМОЩЬ»

— На Черниговщине достаточно успешно функционирует учебный центр тактической медицины.  Каких специалистов там готовят?

— В его создании принимали участие канадцы и американцы. Готовят там медиков, которыми укомплектовываются подразделения, начиная от взвода, экипажи эвакуационных автомобилей и тому подобное. Срок обучения — от нескольких суток до 4 месяцев — в зависимости от курсовой программы. В течение этого времени курсанты, под наблюдением инструкторов, в том числе и представителей стран НАТО, получают необходимый объем знаний и практических навыков, которые позволяют качественно оказывать первую помощь раненым как во время выполнения боевых задач, так и во время повседневного несения службы.

Каждый человек должен уметь оказать себе первую помощь: от этого часто зависит его жизнь. Тем более это касается военнослужащих, особенно тех, что находятся в районе боевых действий. Поэтому здесь в течение 3—4 дней получают практические навыки обычные военнослужащие. Они учатся останавливать кровотечение, делать искусственную вентиляцию легких. Словом, действовать по принципу «Помоги себе и своему товарищу». В прошлом году такой ускоренный курс обучения в нем прошло около 3,5 тысячи человек, в том числе свыше 900 офицеров.

«МЫ НЕ ЭКОНОМИМ НА ЗДОРОВЬЕ ТЕХ, КТО ЗАЩИЩАЕТ УКРАИНУ»

— В лечении пациентов первую скрипку играет врач. Но много зависит и от той медаппаратуры, которая имеется в его распоряжении, в частности, диагностической.

— Сегодня мы активно обновляем парк медицинского оборудования. Только в прошлом году было потрачено около 10 миллионов гривен для обеспечения медицинских подразделений, которые находятся в районе боевых действий, обеспечив их  электрокардиографами, дефибрилляторами, другим оборудованием, крайне необходимым.

В целом в этом году на приобретение современной медаппаратуры потрачено 100 миллионов гривен, а в следующем году планируем 200 миллионов.

— Гражданские медзаведения находятся в не лучшем состоянии: попав в них, человек вынужден все необходимое для лечения покупать на собственные средства. А что скажете о военных медзаведениях?

— Каждый военный, независимо от звания и должности, полностью обеспечивается необходимыми лекарственными средствами, получает необходимое обследование: мы не экономим на здоровье тех, кто защищает Украину.

Приведу такой пример. Несколько лет назад на лечении  находился 36-летний военнослужащий Роман Г. Он, попав в руки боевиков, испытал страшные истязания. Потом, когда в результате обмена пленными оказался на свободе, перенес 8 операций, после чего попал к нам. Шансы на то, что мужчина выживет, были довольно призрачными. Но мы не махнули на него рукой: 4 месяца делали все возможное, чтобы дети не осиротели, потратив на лечение почти миллион гривен. И это был не отдельный случай.

Сергей ЗЯТЬЕВ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ