Наши родители были на полуслове оборванным поколениям. Весь этот ком несказанного и навранного сверху, накопившись за века, теперь криком кричит. Стране нужны писатели для психологической санации.
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, эссеистика

Ядерный шантаж Кремля

Есть ли шансы в борьбе против «Северного потока-2»?
26 июля, 2021 - 17:15
ФОТО REUTERS

««Северному потоку-2» быть!» - вероятно, примерно таким возгласом приветствовали в Кремле соглашение США и Германии о достройке этого газопровода. Америка согласилась на достройку «Северного потока-2» (СП-2) и обещала не вводить санкции против его операторов и компании, участвующие в его строительстве, включая главу трубопроводного консорциума, личного друга Путина Маттиаса Варнига. Несомненно, это большое поражение украинской дипломатии и закономерное продолжение мюнхенского курса политики Германии в отношении России. Хуже всего то, что теперь к подобной политике все больше склоняется и новая администрация США, несмотря на все декларации Джо Байдена о его приверженности интересам безопасности Украины. Несомненно, на американское решение повлиял провал реформ в сфере корпоративного управления, правосудия и борьбы с коррупцией, которые Киев обещал провести еще при Порошенко, но так и не провел при Зеленском. Однако вряд ли это является главной причиной. На самом деле, как мне представляется, здесь важнейшую роль играет то давление, которое оказывает на Байдена левое крыло его администрации во главе с вице-президентом Камалой Харрис. Американские левые традиционно поддавались на термоядерный шантаж Москвы и предпочитали следовать лозунгу «Лучше быть красным, чем мертвым»! (Better red than dead!). Левые политики в США всегда стремились к проведению оппортунистической политики по отношению к Кремлю, чтобы любой ценой избежать военного столкновения с СССР и Россией. Наиболее сильное влияние левые политики оказывали на администрацию президента Франклина Рузвельта, особенно в годы Второй мировой войны. Влиятельны они были и в президентство Барака Обамы. Но только в администрации Байдена они получили возможность прямого воздействия на американскую внешнюю политику через вице-президента Харрис и ее команду. Надежда Байдена на то, что путинская Россия может помочь Америке в противостоянии с Китаем, представляет собой верх политической наивности. Кремль сейчас ориентирует на дружбу с Китаем, и при жизни Путина эта ориентация вряд ли изменится, на какие бы уступки Кремлю ни пошел бы Запад. А стремление новой американской администрации дать «зеленый свет» СП-2 ради улучшения отношений с Германией, основательно испорченных при Трампе, представляет собой лишь поощрение мюнхенских тенденций в политике Германии и Евросоюза в целом. И вполне в рамках такой политики Байден и Харрис отказались от личного участия во встрече «Крымской платформы» в Киеве 23 августа – чтобы не злить Путина. Весьма показательно также то, что перед встречей с Ангелой Меркель, главным содержанием которой, если верить официальной декларации, будто бы была забота об энергетической безопасности Украины, Байден отказался встретиться с Владимиром Зеленским, чтобы выслушать украинские доводы против «Северного потока-2».

Украине нужна синхронизация ее энергосистемы с европейской энергосистемой и привлечение международных инвесторов в добычу энергоресурсов в Украине и в ее газотранспортную систему. Пока же со стороны США и Германии все сводится к очень неопределенным обещаниям. Вашингтон и Берлин пообещали буквально следующее: «Сегодня мы вновь заявляем о своей решимости противостоять российской агрессии и пагубной деятельности в Украине и за ее пределами. Соединенные Штаты обещают поддержать усилия Германии и Франции по установлению мира на востоке Украины в рамках Нормандского формата. Германия активизирует свои усилия в рамках "Нормандского формата" по содействию выполнению Минских соглашений. Соединенные Штаты и Германия подтверждают свою приверженность преодолению климатического кризиса и принятию решительных мер по сокращению выбросов в 2020-х годах, чтобы сохранить в пределах досягаемости температурный предел в 1,5 градуса Цельсия». Получается, что вся помощь Украине в обеспечении ее энергетической безопасности будет осуществляться в рамках безумной и бесполезной борьбы с глобальным потеплением. А это увеличивает вероятность того, что значительная часть выделенных Украине средств будет выброшено на ветер или осядет в карманах коррупционеров. То, что «Соединенные Штаты и Германия едины в своей решимости привлечь Россию к ответственности за ее агрессию и злонамеренную деятельность путем наложения расходов с помощью санкций и других инструментов», смотрится пустой декларацией, не наполненной никакой конкретикой. Точно так же пустым является обещание в случае, «если Россия попытается использовать энергию в качестве оружия или предпримет дальнейшие агрессивные действия против Украины, Германия предпримет действия на национальном уровне и будет настаивать на эффективных мерах на европейском уровне, включая санкции, для ограничения возможностей российского экспорта в Европу в энергетическом секторе, включая газ, и/или в других экономически значимых секторах. Это обязательство призвано гарантировать, что Россия не будет злоупотреблять каким-либо трубопроводом, включая "Северный поток-2", для достижения агрессивных политических целей, используя энергию в качестве оружия». Во-первых, все европейские и германские санкции против России до сих пор носили чисто символический характер. Во-вторых, Россия просто может в 2024 году предложить Украине заведомо неприемлемые условия для продления соглашения о транзите украинского газа через Украину, формально никак не связывая их с СП-2. Это сразу же лишит украинский бюджет 2 млрд. долларов в год, но не даст никаких формальных предлогов для антироссийских санкций. США и Германия пообещали бороться за то, чтобы нынешнее украинско-российское соглашение о газовом транзите, срок действия которого истекает в 2024 году, было продлено еще на 10 лет, но они не в состоянии продиктовать Москве условия этого соглашения. Конкретика же в предложениях США и Германии сводится к следующему: «В рамках Американо-германского партнерства в области климата и энергетики мы решили создать основу для поддержки энергетических преобразований в странах с формирующейся экономикой. Этот компонент будет включать в себя акцент на поддержке Украины и других стран Центральной и Восточной Европы. Эти усилия не только внесут вклад в борьбу с изменением климата, но и поддержат европейскую энергетическую безопасность за счет снижения спроса на российскую энергию.

В соответствии с этими усилиями Германия обязуется создать и управлять Зеленым фондом для Украины для поддержки энергетического перехода, энергоэффективности и энергетической безопасности Украины. Германия и Соединенные Штаты будут стремиться поощрять и поддерживать инвестиции в размере не менее 1 миллиарда долларов в Зеленый фонд для Украины, в том числе от третьих сторон, таких как организации частного сектора. Германия внесет первоначальное пожертвование в фонд в размере не менее 175 миллионов долларов и будет работать над продлением своих обязательств в ближайшие бюджетные годы. Фонд будет содействовать использованию возобновляемых источников энергии; способствовать разработке водорода; повысить энергоэффективность; ускорить переход от угля; и способствовать достижению углеродной нейтральности. Соединенные Штаты планируют поддержать инициативу посредством технической помощи и политической поддержки в соответствии с целями фонда, в дополнение к программам, поддерживающим интеграцию рынка, реформу регулирования и развитие возобновляемых источников энергии в энергетическом секторе Украины».

Фактически этот фонд для Украины – ничто. Даже если США, Германия и другие страны-доноры и крупные частные компании доведут средства «Зеленого фонда» для Украины до планируемого уровня в 1 млрд. долларов в год и каким-то образом сумеют сохранить этот уровень инвестиций в последующие годы, то уже после 2024 года средства фонда будут компенсировать лишь половину потерь от возможного прекращения российского газового транзита. Главное же, пока этот фонд фактически пуст. Германия обещает 175 млн. долларов в 2022 году, но выполнение обещания во многом будет зависеть от исхода предстоящих парламентских выборов в Германии, после которых Меркель должна уйти. США же пока не обещают ничего, кроме технической помощи фонду. Поэтому нет никаких гарантий, что «зеленый фонд» будет функционировать в 2022 году и в последующие годы. К тому же большинство средств будет потрачено на такие в сущности бесполезные для Украины вещи как электромобили, ветряные электростанции и прочие сомнительные средства борьбы с глобальным потеплением. Более или менее реальным выглядит лишь получение Киевом от Берлина финансовой поддержки в размере 70 млн. долларов на диверсификацию источников энергоресурсов. Но по сравнению с будущими потерями доходов от транзита российского газа это – капля в море.

Поэтому у Украины не остается другого выхода как продолжать борьбу против «Северного потока-2», несмотря на полуофициальную просьбу из Вашингтона прекратить эту борьбу, чтобы не ухудшать американо-украинские отношения. В этой борьбе Киев может рассчитывать на поддержку Польши и большинства других стран Восточной Европы. Шансы здесь связаны с существующим в США двухпартийным согласием насчет необходимости предотвратить ввод в действие СП-2. В Конгрессе республиканцы и демократы способны преодолеть возможное президентское вето на закон, призванный заблокировать его завершение. Но для того, чтобы заставить Байдена ввести соответствующие санкции, поправки, касающиеся «Северного потока-2», придется вносить в бюджетный законопроект, и неизвестно, пойдут ли демократы на столь сильную конфронтацию с администрацией Байдена. Более реальной выглядит возможности того, что на президентских выборах 2024 года победу одержит либо Дональд Трамп, либо другой республиканский кандидат, придерживающийся той же позиции, что Трамп, насчет СП-2. В пользу такого исхода говорит отсутствие у администрации Байдена каких-либо значимых достижений, преклонный возраст Байдена и непопулярность у основной части демократического электората Харрис, его возможной преемницы в 2024 году. В том же году как раз истечет срок действия соглашения о транзите российского газа через Украину, так что остановить СП-2 будет еще не поздно. Кроме того, если будущая правящая коалиция в Германии окажется невозможна без участия «зеленых», появятся шансы, что Берлин изменит позицию по СП-2.

Борис Соколов
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ