Трусость — самый главный, самый страшный грех на земле.
Олег Сенцов, украинский режиссер, сценарист и писатель, политический заключенный

Зачем Украине «жандармы»?

Регионалы предлагают создать Государственную службу порядка
4 июля, 2012 - 11:57
РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня», 1997 г.

С тех пор, как в Грузии состоялась единственная успешная на просторах бывшего СССР реформа милиции, в иных странах исходят по этому поводу черной завистью. Возможно, за исключением стран Прибалтики. И отнюдь не оттого, что радеют о преобразовании коррупционеров и садистов из силовых ведомств в честных слуг народа. А потому, что запрос на реформу правоохранительных органов в обществах Украины, да и России, очень высок, и эффективное осуществление этой реформы может принести огромную популярность ее авторам. Однако при этом теоретики преобразований милиции не забывают и о другом — о создании абсолютно верных себе вооруженных структур. Для создания таких «преторианцев» нужны два условия — хорошая оплата их службы государю (а не государству) и лицензия на использование всех возможных средств для защиты режима.

МОБИЛИЗОВАННЫЕ НА БОРЬБУ С НАРОДОМ

Всесильные силовые ведомства, дублирующие, а чаще всего подменяющие полицию, создавались и создаются в разные времена и в разных государствах. Могли это быть и жандармы, и национальная гвардия, и даже НКВД и СС. А могли именоваться более скромно и грозно — Внутренние войска. Внутренняя армия. Армия для борьбы с собственным народом.

Нынешние Внутренние войска — атавизм времен СССР, времен всесилья ЧК-НКВД-КГБ. И то, что они сохранились до сих пор, — безусловно, «заслуга» силового лобби, которое сумело «завалить» идею реформирования Внутренних войск. Теперь на базе этих прямых наследников ЧОНа, ВОХРа и прочих подобных одиозных структур — вплоть до бывшей охраны лагерей — регионалы собираются создавать некую жандармерию, прикрываясь, как нынче модно, европейским опытом. Тем самым они переверчивают все с ног на голову, как в случае с той же Хартией региональных языков. Мол, в странах Западной Европы существует жандармерия с ее военизированной структурой, так давайте и в Украине такую же создадим. Авторы идеи — Василий Грицак, владелец консорциума ЕДАПС, и Валерий Коновалюк — один из ярых интеграторов Украины в ЕЭП и ЕврАзЭс. Особенно Коновалюка можно подозревать в желании имплементации европейских порядков в нашем государстве!

НАСЛЕДНИКИ «КРАСНОПЕРЫХ»

В случае создания новое суперсиловое ведомство будет иметь особый статус. Именоваться оно будет Государственной службой правопорядка (ГСП), так как наименование «жандармы» дискредитировано послереволюционной пропагандой, да и самим фактом, что все репрессивно-охранительные меры жандармов империю не удержали. Зато, нужно полагать, ГСП власть Виктора Януковича удержит, ведь она будет ответственна практически за все — например, за «защиту конституционного строя и территориальной целостности, пресечение террористической деятельности». До этого такие функции были только у СБУ. Неужели уже и спецслужбистам нынешняя власть не доверяет, а не только милиции? А с учетом того, что ГСП хотят передать еще и предотвращение вооруженных конфликтов на границе, то зачем теперь нужны пограничники? Не лучше ли тогда сразу отменить все прочие силовые ведомства, вкупе с армией, и оставить только ГСП — прямую наследницу НКВД по объему функций? Ведь в ведение доблестного сталинского ведомства в свое время входила и охрана государственной границы.

И это все не шутки. Новая служба будет действительно всесильна и безнаказанна. Берем текст законопроекта Грицака и Коновалюка. Что мы видим? В функции ГСП входят: «защита конституционного строя от попыток замены или свержения, а также государственной власти от попытки ее захвата насильственным путем и других противоправных посягательств», «участие в локализации и нейтрализации незаконных военизированных или вооруженных формирований», «участие в мероприятиях правового режима военного или чрезвычайного положения, а также мероприятий территориальной обороны».

Это к чему же готовят новое ведомство, спрашивается? У Украины, что, есть такие серьезные угрозы, что ей необходима подобная структура? У нас разве страна — военный лагерь в кольце врагов, каким считался СССР времен Ленина — Сталина? Или у нас в стране ведется перманентная гражданская война, как где-нибудь в Колумбии или Пакистане? У нас столь сильна угроза терроризма, как в той же России? Или есть группировки, угрожающие территориальной целостности государства? Есть некие аналогии большевиков, эсеров, маоистов или нацистов? Возможно, Грицак и Коновалюк знают нечто о государственной безопасности, чего не ведают прочие граждане Украины, включая милиционеров и работников СБУ. Но все-таки вряд ли Украина подвержена такой серьезной угрозе деструкции, что необходимо создание аналога НКВД.

Между тем новая структура будет напрямую зависеть от Президента. Потому что самое главное — порядок применения вооружения и задействования личного состава — будет определяться не какими-нибудь там внутренними инструкциями, а устанавливаться главой государства. Президент назначает и увольняет главнокомандующего Государственной службы правопорядка, который по своему статусу является заместителем министра внутренних дел, а также его первого заместителя и заместителей. Глава государства также определяет функции и полномочия главнокомандующего ГСП.

Новое ведомство, согласно законопроекту, получит даже собственную авиацию, точнее, боевые вертолеты! И вообще, сможет распоряжаться любым вооружением, включая системы залпового огня. Какая там жандармерия, какая цивилизованная Европа?

НЕПРОДУМАННОЕ РЕШЕНИЕ

Стоит отметить немаловажный аспект: все подобные решения, будь то возвращение полномочий президента образца 1996 года, или создание данной структуры, «заточены» под конъюнктуру текущего момента. Не исключено, что господам Грицаку и Коновалюку просто очень хочется «засветиться» перед нынешним главой державы в хорошем свете накануне выборов. А там, глядишь, и перестанет Президент «заворачивать» закон о биометрических паспортах, для которого ЕДАПС Грицака уже и оборудование закупил, а господин Коновалюк точно получит гарантированный округ, в котором его не будут «толкать локтями» коллеги по партии.

Инициаторы таких вот опасных законов «под одного человека» должны понимать: любой следующий президент будет наследником концентрированных полномочий Виктора Януковича. А при смене власти в Украине, как видим, происходят очень многие болезненные для элиты вещи — от судебных процессов над представителями проигравшей стороны до странных самоубийств политиков. Но вряд ли те, кто сейчас хочет наделить конкретного президента суперполномочиями, задумывается о перспективе после 2015 и, тем более, 2020 годов.

Потому и напрашивается резонная мысль: новая милитаризированная структура как раз должна будет максимально отсрочить смену власти. И начинать свою деятельность ей нужно, похоже, будет уже скоро — после грядущих парламентских выборов, после которых парламент рискует стать отнюдь не копией нынешнего «оркестра имени Чечетова».

Оппозиция озвучивает подозрения: власть откровенно готовится к борьбе с возможным недовольством населения. Постоянного увеличения ассигнований на силовые структуры уже недостаточно. Нужно, как видим, создавать что-то совсем новое. И защита конституционного строя, которая вменяется новому силовому ведомству, может включать в себя что угодно — и закрытие «экстремистских» сайтов, и разгон демонстраций. Ведь, несмотря на максимальную широту, а значит, размытость полномочий ГСП, ему собираются дать право вести следствие и разведку. А это означает максимальную уязвимость каждого украинца перед лицом новых «чекистов». У них будут все права, а у гражданина — только одна обязанность — их бояться.

Бояться теперь должны будут и представители прочих силовых ведомств. Той же милиции, в первую очередь. ГСП теперь будет ее контролировать, а при случае — и дискредитировать, доказывая беспомощность милиционеров в выполнении своих обязанностей. То же может коснуться и СБУ. Неужели представители этих ведомств так легко согласятся с утратой своих полномочий и наличием над ними нового дамоклова меча?

В том-то и парадокс, что контролировать силовиков необходимо. Но в нашей стране, кроме давней идеи приставить к каждому милиционеру по милиционеру, и заставить каждого второго стучать на каждого первого, почему-то ничего не придумывают. Идут путем создания преторианской гвардии, опричников, корпуса янычаров — назвать можно, как угодно. Причем судьба этих военных структур известна: все они очень быстро прекращали выполнять свои функции и превращались в обузу и угрозу для самих правителей.

Да и где взять денег на новое ведомство? Возможно, отберут у нынешних силовиков? Тогда возникнет конфликт старых и новых силовиков. Ведь места в новом ведомстве хватит не всем. Оклады полагаются высокие: рядовой состав должен получать 500 долларов, офицерский — в два раза больше. Плюс изготовление формы, строительство казарм, поддержание техники, учения. Кто за все заплатит? Платить снова будем мы, граждане, которых потом новоявленные хранители порядка будут разгонять по подозрению в подрыве существующего строя!

ОПАСНЫЙ ПОВОРОТ

В общем, ситуация с новым законом и его основной идеей понятна. Закон этот неприемлем ни в коем случае, ибо отбрасывает нашу страну к самым худшим образцам полицейского государства. Мы окажемся рядом с Ираном с его Корпусом стражей исламской революции. Но ориентация на тоталитарные режимы руководство страны, похоже, не слишком пугает. Если Европа окончательно закроет двери, нам придется общаться с новыми друзьями — Китаем, Ираном, Беларусью, Венесуэлой. Ну, и Россия в числе друзей может очень скоро оказаться. Хотя там преобразование милиции в полицию стало всего лишь профанацией и источником анекдотов.

У нас же авторы идеи о ГПС хотят явно большего, чем их российские коллеги. И явно не понимают ее последствий. Даже не стратегических, как-то угроза демократии, а тактических (финансовые и кадровые вопросы). Так что у этого опаснейшего закона есть шанс не быть принятым. Если до главы государства вовремя доведут мысль об издержках создания нового «гестапо»...

 

 

КОММЕНТАРИИ

«ЭТО — КОРРУПЦИЯ»

Кирилл КУЛИКОВ, народный депутат (НУНС):

— Если закон о службе охраны права и порядка пишут такие люди — я даже рассматривать его не буду.

«ВЛАСТЬ ХОЧЕТ СКОНЦЕНТРИРОВАТЬ В СВОИХ РУКАХ «БРОНИРОВАННЫЙ КУЛАК»

Виктор ШВЕЦ, народный депутат («БЮТ-Батьківщина»):

— Мне трудно понять мотивы внесения законопроекта о новой службе правопорядка. Я пытался выяснить это у Грицака, но он мне так и не объяснил. Инициаторами этого законопроекта, касающегося важной государственной сферы, вряд ли являются народные депутаты. Странно, что он был внесен не главнокомандующим — Президентом. С одной стороны, меняется только вывеска: внутренние войска превращаются в Государственную службу правопорядка. Но с другой — значительно расширяются полномочия, возможности этого органа. Если посмотреть на структуру, предложенную данным законом, можно сделать однозначный вывод о том, что это мощная милитаризированная, хорошо вооруженная, мобильная государственная служба, полностью подчиненная Президенту. Становится очевидным, что власть чувствует себя абсолютно неуверенно и такими законодательными актами хочет сконцентрировать в своих руках «бронированный кулак», которым являются Внутренние войска. Президент ищет пути для установления полного контроля над властью и обеспечения своего господствующего положения в стране.

Ситуация складывается таким образом, что подавляющее большинство граждан не только не верят в эту власть — они ее ненавидят. Протестные настроения у людей чрезвычайно высоки и рано или поздно это даст свой результат. Власть, понимая все это, ищет меры, которые, в ее понимании, смогут обеспечить пожизненный статус Януковича в ранге Президента. Однако внутренние войска или любая другая организация вряд ли станут в защиту Януковича и его режима. Поэтому гарант не имеет причин доверять Внутренним войскам, ведь они, как и все остальные органы правоохранительной системы, являются частью украинского народа: они живут той же жизнью, что и мы, видят лицемерие и цинизм власти.

Существенные подозрения возникают и относительно обеспечения такой структуры, которая должна заниматься охраной. Это же не армия, уполномоченная защищать государство от внешних влияний или врагов. Им только подводных лодок и атомной бомбы не хватает, чтобы можно было в полной мере удовлетворять потребности Януковича.

Речь идет о милитаризированной структуре, призванной бороться с собственным народом, внутри страны.

«НЕЛЬЗЯ РЕФОРМИРОВАТЬ КАЖДУЮ СТРУКТУРУ В ОТДЕЛЬНОСТИ»

Николай СУНГУРОВСКИЙ, директор военных программ Центра Разумкова:

— Реформа не только внутренних войск, но и вообще правоохранительных органов в Украине давно уже назрела и перезрела. Но так реформы не делаются: нельзя реформировать каждую структуру в отдельности, потому что все они взаимодействуют между собой. Каким образом они взаимодействуют, никто не может сказать, потому что нет единой концепции развития сектора безопасности. Каждый шаг ведет к тому, что его потом нужно будет менять. Кто-то думает, что у нас достаточно средств и времени, мол, пусть на ошибках учатся. Но желательно было бы делать эти ошибки на бумаге, чтобы от них не страдали миллионы украинцев.

В действительности, такая служба нужна. Но какими должны быть ее полномочия, следует определять на уровне общей концепции развития сектора безопасности. Иначе это приведет к потере времени и ресурсов.

Красной нитью через закон проходить то, что этой службе предоставляются такие полномочия, как противодействие массовым акциям протестов и преступности. Притом в законе написано, что порядок работы этой службы определяется уставом службы. Но дело в том, что граждане живут не по уставу, а по закону, который гарантирует им невмешательство в личную жизнь. В этом же законопроекте, нет ни одного пункта о запрете вмешательства как для военнослужащих так и военных структур в целом. Более того, они имеют право в некоторых случаях заходить в помещение или задерживать граждан не с разрешения прокурора, а с последующим его уведомлением.

В условиях, когда внешних угроз для Украины нет, а все угрозы внутренние, связанные с массовыми акциями свержения режима и протестом гражданского общества, единственным выходом является отставка такого режима, а не усмирение людей. Кто выходит на акции протеста? Народ — единственный источник политической власти, как написано в Конституции, а его собираются усмирять. Конечно, есть примеры акций, которые несут угрозу жизни и деятельности общества или отдельных граждан. Но если протестующие выдвигают требования к режиму, запрещать их не имеют права. Иначе — это узурпация власти. Поэтому можно говорить, что преобразование одних структур в другие связано с тем, что власть боится своего народа.

Подготовила Анна ЧЕРЕВКО, Летняя школа журналистики «Дня»

Павел КОВАЛЕВ, политолог
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ