Если свобода вообще что-то значит, то это право говорить другим то, чего они не хотят слышать
Джордж Оруэлл, британский писатель и публицист

Углубить русло памяти

Военному журналисту Андрею Цаплиенко присуждена премия Джеймса Мейса за гражданскую позицию
23 ноября, 2021 - 21:26

13-й год подряд проходит вручение Премии имени Джеймса Мейса за гражданскую позицию в области публицистики, которая была основана в 2008 году по инициативе главного редактора «Дня» Ларисы Ившиной. В этом году лауреатом премии стал Андрей Цаплиенко, военный журналист. Работу на телевидении он начал еще в 1989 году в Харькове, был репортером региональных телекомпаний, автором программ, режиссером и ведущим. С 1997 года Андрей продолжил работу на телевидении в Киеве.

С 2001 года он военный корреспондент телеканала «Интер», делал репортажи во время конфликтов в Афганистане, Македонии, Ираке, Кот-д'Ивуаре, Непале, Шри-Ланке, Южной Осетии, Кашмире, Либерии, Бурунди, Колумбии. Впоследствии Цаплиенко становится автором документальных фильмов. Свой переход на «1+1» в августе 2014 года объясняет в том числе тем, что этот канал позволяет делать репортажи на украинском языке.

Андрей Цаплиенко автор пяти книг, в одной из которых под названием «Книга перемен» в 2015 году он написал: «Эта война была предопределена всей нашей жизнью, всей нашей официальной историей, лживой и плаксивой, как рассказы проституток, и всей нашей неофициальной историей, крикливой и сумбурной, как предсмертные крики жертв инквизиции. Мы не хотели меняться, и потому она началась».

Отметим, что финансовая составляющая 14-ой премии имени Джеймса Мейса осуществлена ​​благодаря поддержке Главы наблюдательного совета Благотворительного фонда газеты «День» общественному деятелю Михаилу Поживанову.

«ВО ВРЕМЯ ШТОРМА СИЛЬНЫЕ ЛЮДИ ДОЛЖНЫ ДАВАТЬ УРОКИ, КАК ПЛАВАТЬ»

Лариса ИВШИНА, главный редактор газеты «День»:

- Когда приближаются мемориальные дни памяти жертв Голодомора – я думаю: углубляется ли это русло памяти? Исследованы ли предпосылки этой катастрофы? Исследованы ли последствия постгеноцида? Ясно одно: общество крепнет и взрослеет тогда, когда в силах затрагивать самые трагические страницы истории и включать их в широкий европейский и мировой интеллектуальный контекст. Мы в газете «День» пытаемся защищать «сильных» – потому что их еще, к сожалению, не очень ценят у нас. Не все оценили то, что сделал Джеймс Мэйс. Хотя газета «День» прилагала к этому максимум усилий. Высший смысл премии имени Джеймса Мэйса – защитить память и продолжить дело Джеймса. Поэтому мы стараемся каждый год увидеть того человека, который достоин поддержки, добрых слов и ставит перед собой именно эту цель.

Я рада сообщить, что общественный Совет по премии имени Джеймса Мейса единогласно решил присудить награду этого года военному журналисту Андрею Цаплиенко. Он много лет работает в самых горячих точках планеты. С недавних пор такой точкой является Украина. Высочайшее уважение вызывает то, что Андрей не устает и не боится говорить правду.

Нам стоит меньше говорить о политике, а больше о человеке. В частности, человека на войне. Ибо именно на него вся надежда. Меня поразила книга пана Андрея «Время перемен». Там дается ответ на то, почему пришла война. Наш лауреат считает, что война пришла, потому что мы, общество, не захотели меняться. Важно, что во время шторма сильные люди должны давать уроки… Пан Андрей – такой человек.

«ЗАЩИЩАТЬ УКРАИНУ БУДЕТ ЧЕЛОВЕК, КОТОРОГО ХОТЕЛИ УБИТЬ В 1933-М ГОДУ, НО ОН ЖИВ»

Андрей ЦАПЛИЕНКО, военный журналист:

- Для меня большая честь получить эту высокую награду в дни начала Революции достоинства и накануне годовщины Голодомора. Возможно, величайшей трагедии в украинской истории, что затронула и мою семью.

Каждый день человек делает выбор между Добром и Злом. Иногда сознательно, повинуясь инстинктам. Иногда даже не понимая этого. Я бы сравнил осознание нами собственной истории с фотографией. Так вот, когда кладешь белую фотобумагу в раствор, на ней очень медленно и постепенно появляются очертания картинки.

Точно так же наша история из белой бумаги постепенно превращалась в четкий отпечаток событий. Великих. Ужасных. Различных. И больше нельзя было игнорировать картину, которую мы увидели. Нужно было делать внутренний выбор – с этой ли ты страной? Являешься ли ты продолжением ее истории или хочешь жить в виртуальной реальности чужих нарративов, имплантированных в твое сознание? Хочешь оставаться овощем в чужой Матрице или хочешь стать Нео, жить своей жизнью, непростой, болезненной, но свободной?
 

Проблема в том, с чего я начал. Проблема в том, что этот выбор нам нужно делать не один, а много раз. Практически каждый день. Особенно нам с вами. Журналистам, профессиональная задача которых давать людям информацию. Которая им поможет выбирать – что делать, куда двигаться, как поступать.

На самом деле, я благодарен тем людям, которые во время захвата Севастополя ломали мне ребра. Должен признать, через поломанные ребра голова скорее усваивает истину. Эти российские пацаны помогли мне быстро выбраться из моей собственной Матрицы и увидеть реальный мир. Наверное, тогда я впервые понял смысл фразы одной мудрой киевлянки: «Мы хотим жить, наши соседи хотят видеть нас мертвыми. Это оставляет не слишком много пространства для компромисса». И я решил своей работой помочь нашей стране выжить. Выстоять. Я сказал себе, - свобода слова – мощное оружие. Доступ к сотням тысяч, возможно, миллионам, читателей и зрителей. Оружие, которое не стреляет, но, я уверен, поможет выжить этой стране. Овладеть этим оружием достаточно просто. Просто говори правду, вот и все.

И это уже не о прошлом, а о будущем.
 

 

Потому что мы с вами работаем на него. Изменить мир к лучшему – это и смысл нашей работы. Это - его идея. Помните, как на журфаках нам говорили: идея - это то, чего нет в тексте, но возникает в уме у читателя после его прочтения. Надеюсь, бессонные ночи перед сессиями не прошли даром. Изменить мир к лучшему – этот импульс должен возникать в голове у наших с вами читателей и зрителей.

«Человек, который хочет что-то изменить, должен обращаться к изданию, имеющему массовую аудиторию». – сказал человек, чьим именем названа эта премия. Джеймс Мэйс.

Наши соседи нас пугают ужасным будущим. Я не знаю, каким оно будет. Я слушаю заявления наших ястребов в дорогих костюмах и пальто – о том, что враг не пройдет, мы все, как один, и не то чтобы сомневаюсь. Я думаю, что в случае полномасштабной войны здесь будет Армагеддон, и большая часть сегодняшних «героев» окажется где-то ближе к границе с ЕС, или уже за границей. А на восток, - или на юг, или на север, - поедет маленький тихий мужичок с заскорузлыми от тяжелой работы руками. Сам поедет. Обзвонит товарищей по четырнадцатому, достанет берцы и старую «британку» и поедет снова закрывать собой страну.

Кстати, это тот же человек, которого пытались убить голодом в 33-м. Но не убили до конца. И сейчас это у них не получится.
 

Ведь никто не остановит идею, время которой пришло!

«РЕПОРТАЖИ ЦАПЛИЕНКА ИНТЕРЕСНО ТЕМ, ЧТО ОН НЕ БОИТСЯ ЛЕЗТИ В ГУЩУ СОБЫТИЙ»

Станислав КУЛЬЧИЦКИЙ, историк:

- С самого основания премии имени Джеймса Мэйса я вхожу в ее Общественный Совет. Каждый год, рассматривая предложения от газеты «День», я удивляюсь и радуюсь, насколько эти предложения удачные. Ведь речь идет не только о том, чтобы наградить достойнейшего кандидата, но и собрать вокруг такую ​​мощную группу людей личностей. Которые своим весом, своей популярностью своим талантом могли поддержать премию Джеймса Мэйса, а значит, его имя. Редакция газеты «День» думает над этим постоянно и собирает таких людей и выдвигает наиболее подходящие предложения. Конечно, достойных быть лауреатом этой премии много. Но по поводу нынешнего лауреата Андрея Цаплиенко должен подчеркнуть, что в Украине всем известны его репортажи из Афганистана, из стран Африки, из других горячих точек. Он всегда на передовой. То есть он не только человек талантливый, но и бесстрашный. Он не боится лезть в гущу событий. Этим его репортажи интересны всем нам. По моему убеждению, Андрей Цаплиенко – это лучший выбор в этом году. А этот год очень сложный с точки зрения внешней угрозы, которая постоянно зависает над нами уже восьмой год.

 

«АНДРИЙ ЦАПЛИЕНКО НАЗЫВАЕТ ВЕЩИ СВОИМИ ИМЕНАМИ»

Игорь Лосев, историк, лауреат Премии имени Джеймса Мейса-2009:

- Я считаю, что выбор Общественного Совета премии имени Джеймса Мейса в пользу пана Андрея Цаплиенко вполне правильный по ряду причин. Он много лет работал и работает военным журналистом, фактически был на переднем крае ключевых драматических событий, свидетелями которых мы являемся. Убежден, что он достойно украсит галерею лауреатов этой премии.

Так получилось, что этот год очень тревожный для нас. Никуда не исчезла угроза с востока и юга. Более того, добавилась еще угроза с севера, с территории Беларуси. Наиболее укрепленной оказалась у нас граница на западе страны, потому что она нам досталась еще в наследство с советских времен и там нет России. Но при этом у нас, к сожалению, многие избегают термина «война». До сих пор говорят о конфликте, употребляют эвфемизмы. А вот Андрей Цаплиенко видит и говорит, где черное, а где белое. Он называет вещи своими именами, что среди наших журналистов явление нечастое. Журналисты предпочитают уклоняться от того, чтобы называть вещи своими именами. К сожалению, не все журналисты также являются носителями соответствующего уровня интеллекта для того, чтобы иметь способность разбираться в вещах, видеть их суть и таким образом адекватно освещать события, а не самим становиться заложниками манипуляций и поверхностных суждений. И это при том, что многие вещи очевидны, а наша страна обложена почти со всех сторон. Но мы сами виноваты, что нас взяли в окружение во всех смыслах именно потому, что своевременно не научились смотреть на вещи и опасности прямо. В конце концов, такая позиция еще сто лет назад привела к тому, что украинцы подверглись геноциду. До этого в УНР армия насчитывала около ста тысяч человек при населении примерно 36 миллионов. И такая же стотысячная армия была в Эстонии, где население достигало миллиона. То есть, каждый десятый гражданин там взял в руки оружие и пошел защищать свою страну. У нас большинство выглядывали из-за плетня и смотрели, к кому выгоднее пристать. Закончилось это тем, что пришлось есть собственных детей во время Голодомора. Если бы все украинцы пошли на защиту своей земли, своей государственности, то не было бы никакого Голодомора и никакого красного террора.
 

«ВОЙНА – ЭТО НАКАЗАНИЕ НАМ ЗА ТО, ЧТО МЫ НЕ СЛИШКОМ ИНТЕРЕСОВАЛИСЬ СОБСТВЕННОЙ ИСТОРИЕЙ»

Сергей ТРИМБАЧ, историк культуры, лауреат Премии имени Джеймса Мэйса-2016:

– Голодомор – это геноцид украинского народа, который состоялся не так давно. Это фактически период жизни одного человека. Андрей Цаплиенко в одном из интервью сказал, что, когда происходили события на Майдане, он параллельно смотрел российское телевидение. Картинка была одна такая же, что и у нас. Но комментарий совсем другой. То есть на одни и те же факты можно смотреть под разными углами и по-разному их освещать даже противоположно истине. Московские пропагандисты этим методом обладают блестяще. Можно сказать, что они – виртуозные лжецы. Тот же Цаплиенко также сказал, что война на востоке – это наказание нам украинцам за то, что мы были не слишком внимательны к собственной истории, слишком не осмысленны. Мы многое не отрефлексировали в том числе из-за кино. За нас это сделала российская пропаганда, которая навязала соответствующие стереотипы весомой части населения. От того и размытие принципиальных ориентиров, чем так же воспользовался оккупант. Ведь есть вещи, которые действительно должен установить суд, а есть вещи, которые с позиции морали должны быть четко проговорены в обществе, когда преступление должно быть названо преступлением, а не чем-то другим. К сожалению, для многих из нас война – это где-то далеко, где-то там на границе, а не возле нашего дома. Война в сводках и репортажах телевизора. Будничная жизнь насыщена второстепенными поводами для новостной ленты, а значит и соответствующими ориентирами. Гибель солдата тонет в подобном информационном шуме. Как следствие мы живем в таком цинизме и привыкаем к нему.

«ЛЮБАЯ ВОЙНА - СТРАШНОЕ ЗЛО»

Игорь СЮНДЮКОВ, историк, лауреат Премии имени Джеймса Мэйса-2010:

- Журналист, который в полной мере осознает свою профессиональную ответственность, всегда рассказывает прежде всего о Человеке –идет ли речь о человеке в истории, или человеке в современной повседневной жизни, человеке в искусстве, культуре, или, наконец, человек на войне. Именно последняя из упомянутых тем является самой сложной, тяжелой, потому что требует воспроизведения психологии человека и его конкретных поступков в обстоятельствах исключительных – на грани Жизни и Смерти. Это требует соответствия высоким профессиональным и этическим критериям. И, несомненно, наличие чрезвычайно четкой гражданской позиции.

Андрей Цаплиенко, удостоенный премии Джеймса Мейса за 2021 год, которая присуждается газетой «День» именно за мужественно заявленную гражданскую позицию, безусловно, в полной мере отвечает таким критериям. Он – известный далеко за пределами Украины военный журналист экстра-класса. Пан Андрей не один год видел кровь, ужасы войны, насилия, гибель людей, но в то же время победу, храбрость, самопожертвование на Востоке Украины, противостояние украинцев путинской агрессии. И еще до этого был на фронтах Афганистана, Ирака, Северной Осетии, видел своими глазами военные действия в Колумбии, Непале… Меня лично гражданская позиция пана Андрея привлекает тем, что он, насколько можно судить, глубоко убежден: любая война, даже абсолютно праведная, справедливая, освободительная - страшное Зло (вспоминаются слова Хемингуэя о том, что лучший предохранитель против войн – это если народы немедленно поставят к стенке тех, кто эти войны разжигает). Но пан Андрей понимает также (в силу своего богатейшего личного опыта), что браться за оружие для защиты Отечества – это суровая, беспощадная необходимость. Именно так.

 

Андрей Цаплиенко очень далек от показательного «геройства». Достаточно давно, еще два десятка лет назад, он заявлял: «Основное правило работы журналиста в зоне военного конфликта: чтобы там ни было, остаться в живых. Нужно быть очень внимательным, правильно оценивать ситуацию. У меня достаточно сильное оружие: возможность говорить и показывать происходящее». То есть речь идет о мощном оружии правды.

А правда эта, как ее видит Андрей в своем журналистском труде - очень разная. Иногда – глубокая, сложная, многогранная. А иногда – жесткая, даже жестокая, поистине однозначная. Вот к каким выводам, в частности, пришел лауреат этого года:

1. Путин идет вперед ровно до той степени, до той черты, где его не останавливают, где его, точнее говоря, поддерживают. Там, где он встречает должное сопротивление, где «получает по зубам» – там он останавливается.
2. На Востоке воюет не просто армия, это народ, что понял: если не будет Украины – не будет вообще ничего.
3. Россияне лучше себя чувствуют в толпе, в группе, в едином механизме. Когда ситуация меняется – они обычно ведут себя по-другому.
4. «Большие люди» живут за счет смертей «маленьких людей».
5. Воевать земляне перестанут, когда избавятся от двух главных недостатков – алчности и трусости. Но я в это не очень верю.
6. Любой журналист в зоне конфликта рискует стать орудием пропаганды, потому что, находясь на войне, он видит только саму войну. А о ее подлинных механизмах он может только догадываться».

 

Андрей Цаплиенко – это человек не только Мужественного Поступка, но и человек Правды и Мысли. Поэтому нынешняя награда вполне им заслужена.

«РОССИЙСКО-УКРАИНСКАЯ ВОЙНА ПРОЯВИЛА В АНДРЕЕ ЦАПЛИЕНКО ЛИЧНУЮ МУЖЕСТВЕННОСТЬ И НЕИМОВЕРНУЮ ОТВАГУ»

Наталья ДЗЮБЕНКО-МЕЙС, украинская писательница, общественный деятель:

- Наблюдая за работой своих коллег журналистов, я часто думаю, где заканчивается профессиональная деятельность, профессиональная подготовка и начинается то, что мы обычно называем жизненным подвигом. Обычно наилучшие (наихудшие также) качества человека раскрываются во времена испытаний, глобальных катаклизмов, войн, революций кризисов. В переломное время мы видим яркие вспышки человеческого духа, самопожертвования, героизма. Как правило они сжаты во времени, но придают смысл не только жизни исторического персонажа, но и освещают дорогу другим, донося, расширяя такие понятия как Родина, государство, нация, народ. Конкретно они стают народными проводниками, защитниками. И не всегда выдерживают испытание буднями. Иногда. Если же речь идет о нынешнем лауреате премии им. Джеймса Мейса Андрее Цаплиенко, его самореализация, творческое самораскрытие не было взрывным, спонтанным. Это был долгий путь самопознания и самооценки. Самоопределения. Самовоспитания. И хотя я лично до сих пор не знакома с ним, но кажется он всегда был не гостем, а членом моей семьи, которого всегда ждали, которому безгранично доверяли. Так что, когда он делал выбор в пользу того или иного канала, я всегда понимала, какими принципами и ценностями он продиктован. И это всегда был поступок украинского патриота. Не скажу, что его репортажи, документальные ленты, книги вызывали восторг, умиление. Скорее тревогу, волнение, как за родного человека, воина, который в невыносимых условиях несет свою вахту на передовой, в самом аду боя. Как военный журналист Андрей Цаплиенко вел репортажи для украинского зрителя во время конфликтов в Афганистане, Македонии, Ираке, Кот-д'Ивуаре, Непале, Шри-Ланке, Южной Осетии, Кашмире, Либерии, Бурунди, Колумбии. Нынешняя российско-украинская война проявила в нем кроме высокого профессионализма еще и такие качества, как личное мужество, необычайная отвага. Я поздравляю нового лауреата премии им. Джеймса Мэйса, которого я считаю настоящим героем Украины. А еще - своим собратом по непростому писательскому ремеслу со своим уникальным стилем, оригинальным мировоззрением. Именно там он ярко проявился как мыслитель и аналитик. Итак, прислушаемся к его горьким и правдивым словам: «Эта война была предопределена всей нашей жизнью, всей нашей официальной историей, лживой и плаксивой, как рассказы проституток, и всей нашей неофициальной историей, крикливой и сумбурной, как предсмертные крики жертв инквизиции. Мы не хотели меняться, и потому она началась» («Книга перемен»). Имя Андрея Цаплиенко уже хорошо известно широкой публике, и уверена, что он давно перерос, перешел за рамки рядового информационного фронта и стал одним из ее командиров. А это огромная ответственность.

«ЦАПЛИЕНКО – НЕ «БЕСПРИСТРАСТНЫЙ ЛЕТОПИСЕЦ»

Петр КРАЛЮК, профессор, философ, ученый, заведующий кафедрой истории государства и права Национального университета «Острожская академия», лауреат Премии имени Джеймса Мейса 2013 года:

– Андрей Цаплиенко – заметная фигура в украинском информационном пространстве. Его репортажи с необъявленной (но вполне реальной!) российско-украинской войны видели миллионы зрителей – и не только в Украине, но и за ее пределами. Однако Цаплиенко – не «беспристрастный летописец». В частности, в своих книгах, в т. ч. художественных, он пытается осмыслить эту войну. И это осмысление заслуживает внимания. В своем сборнике рассказов «Книга перемен» он писал: «Эта война была предопределена всей нашей жизнью, всей нашей официальной историей, лживой и плаксивой, как рассказы проституток, и всей нашей неофициальной историей, крикливой и сумбурной, как предсмертные крики жертв инквизиции. Мы не хотели меняться, и потому она началась». В самом деле, мы не хотели меняться, осмысливать трагические уроки нашей истории. Жили, как страусы, спрятавшие головы, в песок. Верили, что россияне – «наши братья». И они нам ничего плохого не сделают. Тем более – не будут воевать против нас. А немало у нас и сейчас верят в это. Война их не научила. Но есть репортажи Цаплиенко, есть его наблюдения и анализ. Надеюсь, что они помогут прозреть нашим «влюбленным в Россию».

«РОССИЙСКО-УКРАИНСКАЯ ВОЙНА ДОЛЖНА РАССТАВИТЬ ТОЧКИ НАД «І»

Валентин ТОРБА, корреспондент отдела политики газеты «День», лауреат Премии имени Джеймса Мэйса-2014:

– Фраза «гражданская позиция», к сожалению, не всеми воспринимается с осознанием глубины ее смысла. Но именно война побудила украинцев не просто задуматься, но и почувствовать вес этого термина. Ведь речь идет не о чем-то эфемерном и пафосном. Речь идет о нашей с вами жизни, нашем с вами будущем. Бывшая киевлянка Голда Меир говорила: «Мы хотим жить, а враги хотят видеть нас мертвыми. Это оставляет слишком мало места для компромисса». Проблема наша сейчас в том, что не все украинцы на 8-м году войны поняли, что у нас есть враг и он задался целью – нас уничтожить. Откуда такая слепота? В том числе в результате работы СМИ – от ложного определения ключевых явлений журналистов и политиков, от ретуширования истины псевдоэкспертами, искаженной артикуляции принципиальных смыслов.

Когда-то Гарет Джонс и Уолтер Дюранти, о которых мы узнали благодаря Джеймсу Мейсу из его «Повести о двух журналистах» в газете «День», писали об одном и том же – голоде в Украине. И нельзя сказать, что они говорили о разных явлениях и разных фактах. Но Джонс написал о Голодоморе, как геноциде украинского народа, о миллионах погибших, о страшном массовом преступлении в географическом центре Европы, а Дюранти о «преувеличенном» досадном стечении обстоятельств, Джонс писал вопиющую правду, которую должен был услышать мир и последующие поколения, а Дюранти служил кремлевской пропаганде, закрывая глаза на преступление мирового масштаба. В конце концов первый погиб в расцвете сил и жизни, а второй получил Пулитцеровскую премию «за серию статей о советском Союзе»… И что было дальше, уже после того как один журналист был не услышан, а второй награжден? Далее последовали советский ГУЛАГ и нацистские концлагеря, далее последовали тотальные репрессии на «третьей части суши» и Холокост. Ибо тот, кто смотрит на явления избирательно, тот, кто не называет вещи своими именами и не смотрит в глаза истине, тот отворяет дверь злу.
 

Российско-украинская война должна расставить точки над «i» относительно реалий, в которых мы существуем веками. Она учит формулировать мысли ясно и называть вещи своими именами. Для нашей журналистики, которая часто использует «сбитую» оптику и путается в ориентирах, именно умение видеть, а не смотреть, осознавать, а не кичиться поверхностными знаниями, в условиях войны является вопросом жизни или смерти. В прямом смысле этих слов. Искренне радуюсь тому, что в этом году премию имени Джеймса Мейса получил Андрей Цаплиенко, который с помощью инструментария журналистики, часто подвергаясь опасности, раскрывает суть войны, четко определяя ориентиры наших интересов.

«ОДНОЗНАЧНО ХОРОШО, ЧТО СТРАНА ИМЕЕТ ТАКОГО ФРОНТОВОГО ВОЕНКОРА, КАК АНДРИЙ ЦАПЛИЕНКО»

Сергей ГРАБОВСКИЙ, публицист, лауреат Премии имени Джеймса Мэйса-2011:

– С 1991-го вплоть до конца 1990-х в интеллектуальной среде Украины одной из доминирующих установок было стремление выйти за пределы т.н. «народнического дискурса», устаревшего и никчемного, и проникнуть в современные и постмодернистские культурные волны. Мол, наша литература должна перестать быть нациотворческой силой, следует сосредоточиться на «чистом искусстве» и эстетическом наслаждении; Украина и Россия – это две страны, которые обречены быть едва ли не сиамскими сестрами, при этом Украине следует войти в зону «русофонии», например, как бывшие французские колонии Африки создали зону франкофонии; и вообще Россия заметно опережает провинциальную Украину на пути реформ, а та вынужденно копирует с опозданием на несколько лет события у соседей. А с какой неистовой яростью набросились «продвинутые» украинские интеллектуалы на книгу Евгения Гуцала «Ментальность орды», где анализировались глубинные социокультурные установки существования российской государственности! Нельзя трогать страну великой культуры, демонстрируя при этом свои древние комплексы, не имеющие никакого отношения к современности! Старая история закончилась, отбросим ее мифы, забудем о СТАРОМ и начнем строить сияющее и величественное НОВОЕ!

 

Правда, то новое слишком напоминало колониальное старое; при этом автор этих строк был свидетелем, какие пытки устраивались на защите диссертаций тем ученым, которые смели говорить о подколониальном прошлом Украины…

Нечего и говорить, что такая атмосфера в определенных интеллектуальных кругах не могла не сказаться на выборах 1999 года, когда существовал шанс существенно скорректировать развитие страны, сделать его более адекватным по отношению к геополитической ситуации – и вообще, сказать бы, более серьезным, с соответствующими положительными последствиями для всех сфер общественной жизни, Но, случилось то, что случилось.

А тем временем образованному украинскому обществу, для того, чтобы адекватно действовать в очень непростой, нередко причудливо-трагической ситуации, крайне нужно было объективное и всестороннее знание о прошлом и настоящем, требовалось концептуально верное видение как ретроспективы, так и перспектив Украины. Этим, нередко вопреки течению, активно занимался Джеймс Мэйс; когда его не стало, эстафету приняли авторы «Дня», среди них – первый лауреат премии имени Мейса Игорь Лосев. Но даже в 2016 году в интеллектуальном сообществе звучали голоса – мол, предупреждения Лосева об агрессивности российской империи в ее новой реинкарнации – это просто причудливые выдумки, Лосев случайно угадал вектор развития агрессии (Севастополь-Крым-Донбасс), никаких реальных оснований для его прогнозов не было, и вообще, предвидеть какое-либо нападение со стороны такой потенциально прекрасной России в прошлые годы было в принципе невозможно! Следовательно, (это не говорилось, но подразумевалось) никакое углубление в историю, никакой поиск ее алгоритмов ничего для практики не дадут.
 

И вообще – не стоит ли тут вспомнить и вполне официальный лозунг руководителей союзов журналистов Украины и России лета 2014 года, когда был уже оккупирован Крым и шли жестокие бои на Донбассе, – «две страны, одна журналистика»?

Но это все (включая «просто перестать стрелять») происходило уже после нападения на Украину. Если бы мы в ХХІ век вошли с высокопрофессиональным и способным к адекватному ответу на геополитические вызовы руководством, если бы интеллектуальное сообщество как таковое в 1990-х и позже всегда было «на высоте», если бы украинскую культуру не пытались закрыть в гетто или свести к уровню примитивной комедии-гопакедии, если бы существовало хорошо обученное и мотивированное войско (включая многочисленную армию резерва), то… Можно развернуть здесь длинную цепочку разнообразных «то», и в конце – «то не пришлось бы вручать премию имени Джеймса Мейса военному корреспонденту за умелое освещение событий на фронте противостояния российской агрессии». Впрочем, следует уточнить – на НАШЕМ фронте противостояния ИХ агрессии. Ведь среди многочисленных наград работы Андрея Цаплиенко за деятельность военкором телевидения за пределами Украины рано или поздно все равно появилась бы премия имени Мейса, поскольку украинские интересы не в последнюю очередь заключаются в противостоянии силам зла на глобальном уровне, и то, что мы видим сегодня на Донбассе, является проявлением именно такого противостояния. Однако, позволю себе повторить это – произошло именно так, как произошло. И в этой непростой ситуации однозначно хорошо, что у страны есть такой фронтовой военкор, как Андрей Цаплиенко.

«КАК ДЖЕЙСМ МЕЙС, ТАК И АНДРЕЙ ЦАПЛИЕНКО, БЫЛИ И СЕЙЧАС НАХОДЯТСЯ НА ПЕРЕДОВОЙ БОРЬБЫ С РОССИЙСКОЙ ДЕЗИНФОРМАЦИЕЙ»

Иван КАПСАМУН, редактор отдела политики газеты «День», лауреат Премии имени Джеймса Мэйса-2015:

- Насколько важна информационная составляющая в современных войнах можно убедиться на примере российской агрессии против Украины. Когда прежде чем ушли их наемники и военные с автоматами и танками, они долгое время атаковали разум украинцев. Это продолжалось все годы независимости, особенно во время проведения спецоперации по захвату украинских территорий. Продолжается это и сейчас – почти восемь лет войны. Мало того, что в самой России фактически уже нет независимой журналистики, потому что ее там просто уничтожили, а вместо нее существует массированная государственная пропаганда, так со своим уставом они еще и лезут в соседние страны и другие государства по всему миру, пытаясь отравить мозги людей своей неоимперской повесткой дня.

Перед нападением Кремля на Украину почти никто не занимался своим информационным пространством с целью противодействия потенциальному агрессору. Основная борьба в украинских медиа была сведена к внутривидовому противостоянию между различными олигархами и политическими актерами. Ситуация изменилась в 2014 году, когда украинцам пришлось отвечать россиянам не только оружием, но и информационной обороной и контратаками. В сложных условиях, когда на тебя сунет армада московитов, не признавая ни Украины как государства, ни украинского народа как отдельной нации, пришлось учиться, как говорится, на ходу во время самого боя. И очень хорошо, что у нас были закаленные и подготовленные люди. Одним из бойцов информационных войск, готовым сразу дать отпор врагу, был военный корреспондент Андрей Цаплиенко.

Будучи еще школьником, я прекрасно помню репортажи этого известного журналиста из «горячих точек» мира. Честно говоря, мне было радостно, что у нас в стране есть военный корреспондент, способный в опасных условиях готовить и передавать репортажи из разных стран. Более того, я был горд, что качество его работы ничем не уступало продукту военных журналистов из других государств, в том числе с российских телеканалов, которые тогда еще массово смотрели в Украине. Уже тогда Андрей Цаплиенко являлся примером для многих журналистов в нашей стране, специализировавшихся не только на военной тематике, но и в других сферах. Конечно, особенно цененными его опыт и пример стали после начала российской агрессии, когда украинским журналистам пришлось быстро учиться отвечать врагу.
 

Это - прекрасная новость, что Андрей Цаплиенко получает в этом году Премию имени Джеймса Мейса, который также во многих вопросах изучения Голодомора-геноцида 1932-33 гг. стал первопроходцем и примером для других исследователей и журналистов в Украине. Потому что он не только доносил правду миру об этой ужасной трагедии, но и открывал глаза самим украинцам на собственную историческую память, которую, в том числе, с помощью Голодомора пыталась уничтожить Московия. Даже сегодня Россия не признает эту трагедию Голодомором-геноцидом, пытаясь убедить весь мир, в частности украинцев (о самих россиянах уже молчу), в том, что никакого голодомора не было – это была просто засуха. То есть как Джейсм Мейс, так и Андрей Цаплиенко, каждый в своей сфере, были и сейчас находятся на передовом участке донесения правды и борьбы с российской дезинформацией. Поэтому эта награда для пана Андрея не просто уместна, но и абсолютно заслужена.

«ГЛАВНОЕ УДЕРЖАТЬ СТЕНУ»

Лариса ВОЛОШИНА, журналистка, лауреат Премии имени Джеймса Мэйса-2018:

- Каждый год жду вручения премии имени Джеймса Мейса «За гражданскую позицию в журналистике». Для меня эта награда стала судьбоносной. Поэтому я не сомневаюсь, что и для новых лауреатов имя человека, посвятившего свою жизнь борьбе за правду, будет указателем в профессии.

Не бояться, не уступать, не учитывать сегодняшнюю конъюнктуру, а направлять свое слово в будущее. Верить, что правда об Украине прорастет в сознании новых поколений и поможет в возрождении государственности. Таков был Джеймс Мейс. Его работа по исследованию Голодомора сегодня является аргументом для борьбы за свободу Украины. Ведь каждый из нас неоднократно слышал, как ушедшие на фронт в 2014 году говорили, что приняли такое решение из-за нежелания стать свидетелями повторения страшной истории порабощения Украины Московией. Когда за российскими военными всегда следует голод, смерть и истребление украинского народа.
Каждый год в годовщину начала Великого голода тысячи людей зажигают в окнах свечи, чтобы не забывать о цене порабощения. Еще одно движение, которое основал в свое время Джеймс Мейс. И каждый раз в соцсетях появляются свежие фото от ветеранов русско-украинской войны, на которых свеча памяти стоит рядом с оружием. В такие моменты мне хочется сказать: «Спасибо, Джеймс! За то, что мы помним. Спасибо за то, что сохранил для нас правду! За то, что посвятил свою жизнь просветительству и донесению информации до тех, кто на тот момент не был способен услышать, как советская империя обращается с теми, кто не смог защитить Украину от потери государственности. Мы услышали. Никогда снова!».

Впервые я услышала об Андрее Цаплиенко в Крыму. В те бурные весенние дни 2014 года он и группа иностранных журналистов были захвачены так называемой "Самообороной Крыма", которая была ничем иным, как оккупационными российскими войсками. После этого я уже не упускала из виду военные репортажи и публикации пана Андрея. А еще были книги. Удивительный мир, созданный автором в романе «Стена», поражающий реалистичностью образов украинцев и россиян, которые находятся в многомерном конфликте, стал для меня чуть ли не пророчеством. «Главное удержать стену», – сказала я себе, прочитав книгу. Потому что, если она упадет и два мира смешаются, украинская идентичность исчезнет навсегда.

Благодаря газете «День» дело Джеймса Мэйса продолжается и прорастает в сознании новых поколений. Исторические экскурсы, мировоззренческие колонки, сотни книг, изданных в рамках инициатив главного редактора газеты, пани Ларисы Ившиной. Газета «День» апеллирует к разуму, но вкладывает знания в самое сердце. Целью газеты является возрождение благородной традиции украинского рыцарства, меценатства, интеллектуального новаторства и воинственной славы. Именно поэтому имя лауреата этого года является для меня особенно знаковым.

«МАТЕРИАЛЫ АНДРЕЯ ЦАПЛИЕНКО СРЕДИ ТЕХ, КОТОРЫХ ЖДЕШЬ, А К НАБЛЮДЕНИЯМ И МЫСЛЯМ ПРИСЛУШИВАЕШЬСЯ»

Владимир БОЙКО, лауреат Премии имени Джеймса Мейса -2013

– «Как он не боится?». Слышал такие мнения об Андрее Цаплиенко неоднократно. Он всегда там, где разворачивается очередной "горячий" конфликт, влияющий на развитие всего мира. Война, которую цивилизация была вынуждена начать с дикостью после 11 сентября, - так их совокупность определил лауреат премии им. Джеймса Мейса 2021 г. Одной из участниц тех кровавых событий стала Украина. Смелый и осмотрительный журналист всегда на ее стороне, не надеясь на благодарность. Потому что есть что защищать. Так что, независимо от места неистовой работы, его материалы – о нас и для нас.

Формат репортажа не предполагает анализа, скорее – показ того, на что больше всего реагирует зритель или читатель, этакая «нарезка» фактов и мнений в определенной последовательности. Потенциально – большое пространство для манипуляций с сознанием аудитории. Впрочем, оказывается, можно выйти за пределы пассивного потребления информации и побуждать ее к собственным сопоставлениям. Даже одной фразой, скажем: «День Достоинства и Свободы. Похоже, мы до сих пор не осознали, от какой пропасти спаслись тогда»; или «какую очередную ловушку готовит нам и всему свободному миру бешеная бензоколонка, возомнившая себя империей?»; или «обратите внимание, нехваткой мест в стационарах возмущаются преимущественно те, кто призывает снимать маски и не вестись на всемирный ковидный шабаш».

Необходимые условия для автора – видеть своими глазами происходящее, а вместе с тем – общий контекст и тенденции (или не утонуть в потоке впечатлений и не стать их заложником), чувствовать и понимать настроения вокруг (без знаний психологии, культуры и истории народов не обойтись), уметь строить свое поведение в экстремальных обстоятельствах, быстро анализировать и представлять информацию так, чтобы она максимально точно отражала действительность и вызывала интерес. Сочетание рациональное, в то же время – на грани искусства. А еще быть честным перед собой и ответственным перед теми, кто рядом. Потому что последствия ошибок, тем более сознательных конъюнктурных информационных искажений, слишком болезненны, порой – трагичны. Это значит – быть неравнодушным.

"Полевой аналитик", – так Андрея Цаплиенко назвал коллега-журналист. Действительно, можно очень профессионально и качественно показать событие, тем более если речь идет о насилии, его потенциальной возможности или другой угрозе. Но при этом совершенно не задаваться вопросами «почему» и «зачем» – не уметь или не хотеть. Произвел впечатление, свое получил – и хватит. Подобного вокруг немало. Это вопрос выбора ценностных ориентиров – как прежде у Гарета Джонса и Уолтера Дюранти. А также цели, которую каждый человек ставит перед собой. Лауреат сформулировал ее так: «Я хочу знать».

Материалы Андрея Цаплиенко среди тех, которых ждешь, а к наблюдениям и мыслям прислушиваешься. Один из недавних (посвящался ситуации на украинско-белорусской границе) мог бы и пропустить, но не дали коллеги – посмотри! По личным впечатлениям сюжет получился сдержанно-тревожным, но - как есть: вопросы обозначены метко, проблема безопасности поднята реальная, но без надрыва. Пример гражданской позиции профессионального журналиста, стремящегося быть полезным для своей страны.

Валентин ТОРБА, «День», Николая ТИМЧЕНКО, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ