Нас послали только предсказывать воскресение мертвых и будить сонных. Это наше дело.
Пантелеймон Кулиш, украинский писатель и общественный деятель

Санторинийская Kazka

День на знаменитом «обломке Атлантиды» — одно из самых интересных и невероятных приключений в моей жизни
31 января, 2019 - 16:25

Как-то во время зимних каникул, когда сил не то что есть, а даже смотреть на оливье и холодец не осталось, у моей мамы оборвалось терпение. «Едем в Афины», — празднично воскликнула она, добавив в закладки страницу известного лоукостера с очень привлекательными ценами. Мол, поднадоело ей наше совместное скитание по квартире от «Фейсбука» до холодильника. Тогда же я подумала, что чаще нужно приезжать к маме. И желательно надолго.

Родительским тоном мне приказали готовиться к поездке, то есть, кроме бронирования жилья, оформления страховки и разных «рабочих» моментов, также разработать развлекательно-просветительскую программу на шесть дней в Греции, подстроенную к нашим с мамой вкусам. Благо, вкусы у нас почти одинаковые, а если нет, то мы легко друг другу уступаем. Поэтому, видимо, и путешествовать вместе нам комфортнее всего. Есть, правда, другая причина, которая уже стала семейной шуткой: мама платит, а я говорю на английском. Надеюсь, с годами эту ситуацию мне удастся изменить.

Я, гордо неся звание организатора нашего путешествия, решила не останавливаться только на Афинах и под шумок подсунула маме билеты в Санторини за такие деньги, что и из Киева до Львова дешевле не доедешь. Собственно, посетить знаменитый «обломок Атлантиды» я мечтала давно и очень гордилась своей изобретательностью. Туристов на острове зимой почти нет, да и климат, по моей логике, должен быть мягче, чем на материковой Греции. А мама так хотела сбежать из украинской зимы, что у нее уже не было шансов не согласиться на мое предложение.

Словом, через несколько дней мы, не выспавшиеся и немного измученные ожиданием, сидели в райнеровском самолете, который должен был транспортировать нас из Афин до Санторини. А менее чем через час я едва не расплакалась, пораженная невероятной красотой острова, моря и розового рассветного неба. Кто же знал тогда, что плакать в тот день мне захочется еще не один раз. И далеко не от счастья.

«Выходите осторожно, на улице немного ветрено», — нежным голосом сказала стюардесса. Но разве нас, украинских женщин, которые приехали из минус 15, испугает ваш легенький тропический ветерок? С этим убеждением я смело вывалилась из самолета и вошла в такое глубокое состояние удивления, что его в современной украинской литературе описывают нецензурными словами. Это был не ветер, а чрезвычайной силы ветрюган, который срывал, уносил, разрушал и трощил все вокруг. Казалось, если я перестану упираться, то просто потеряю равновесие, а может, и хуже — взлечу. Тогда же от страха вспомнились и молитвы, и комфортная теплая кровать, и даже сказка о Дороти из Канзаса, чей домик ураган перенес в страну Оз.

Нужно было срочно куда-то прятаться, и исполосованный ветром мозг не додумался не до чего лучшего, чем усесться в первый попавшийся автобус, который курсировал между аэропортом и городками острова. К сожалению, расстояния между поселениями были маленькими. Поэтому мы имели приблизительно 20 минут, чтобы акклиматизироваться и разработать новый план действий, совершенно отличающийся от предварительно приготовленного дома. И мне стало до того грустно за ранний подъем, такси, дорогой невкусный лате в аэропорту и, в конце концов, потерянный день, который мы весело могли провести в Афинах.

Водитель высадил нас на конечной — в городе Ия — одном из самых красивых курортов мира по мнению гугла и самом ветреном месте в мире — по моему мнению. Нас было семеро: я, мама, несколько напуганных китайцев и молоденький грек, который приехал с маленькой сумкой на выходные к родственникам. Он учится в Афинах, сюда же приезжает к родителям в гости раз в месяц — так же, как украинские студенты к своим. Правда, наши путешествуют на маршрутках, электричках, в крайнем случае берут билет на «Интерсити». А грек, видишь, летает Райнейром. Что сказать, Европа...

Грек уверенно пошагал к родительскому дому, в то время как мы остались на остановке, не имея никаких идей, как провести следующие десять часов на холодном и совсем негостеприимном острове. Энтузиазм и будничное поведение юнца как-то придавали нам уверенности, однако стоило ему только исчезнуть за углом, как мы снова почувствовали себя растерянными и брошенными. «Сейчас его греческая мама поставит ему на стол горячий греческий борщик», — выдумывала я и радовалась, что хоть кому-то из нас сегодня на Санторини будет тепло.

Долго стоять на улице мы не могли, максимум — секунд 30, поэтому ноги сами побежали в сторону единственного, как нам казалось, безопасного места. Это была маленькая закусочная, столиков в которой для всех могло не хватить, потому я ускорилась. Буквально залетев внутрь, мы все поняли, что это была не совсем закусочная. Я не знаю, как подобные места называют в Китае, но украинцы имеют хорошее словцо, которое как нельзя лучше подходит мне для описания, — это была самая настоящая грязная и веками прокуренная забегаловка. Во главе этого мира жирных бургеров, дешевого алкоголя и минимальной санитарии стояла огромная женщина в засаленном переднике, которая исполняла обязанности повара, официанта и уборщицы.

С грехом пополам все мы уселись, заказали кофе и закурили. Мы подражали грекам, которые сидели рядом, спокойно обсуждали последние новости и затягивались сигаретами прямо под табличкой «No smoking». Таковы были правила местной игры, и мы честно их выполняли, чтобы, не дай Боже, опять не очутиться на улице.

Прошел почти час, сидеть в сигаретном тумане уже было невмоготу, но выйти никто не осмеливался. Китайцы делали селфи и ели бургеры, мама смотрела, как за окном едва ли не ломались пальмы, а я тихонько напевала на свой манер всем нам известную застольную, где «шумел камыш, деревья гнулись». Мы решили ждать следующего автобуса, который вернул бы нас в уютное помещение аэропорта, и там, возможно, мы имели бы возможность хоть как-то поспать. Паника отступила, но с надеждой увидеть известные молочные домики и церкви Санторини все попрощались. Кажется, мне сделать это было труднее всего.

И вдруг послышалась знакомая мелодия. На чужом и экзотическом Санторини заиграла песня «Плакала» нашей группы Kazka. Это была победа. Для нас, украинских туристок, которых судьба и жажда приключений занесла так далеко от дома. Для меня, украинской девочки, которой с детства телевизор «записывал на подкорку» русские народные песни, где что-то шумело и гнулось. Для моей мамы, украинской женщины, которая, наконец, может слушать качественную родную музыку на уровне с иностранными, признанными миром, исполнителями.

Вдохновенные и возбужденные этим магическим стечением обстоятельств, мы с мамой мигом рассчитались, обмотали головы шарфиками, попрощались с китайцами и храбро направились в неизвестность, которая ожидала нас за дверью закусочной. Выдержав около семи минут прогулки быстрым темпом, мы добрались на другой берег острова. Мои опухшие от ветра и недосыпа глаза впервые увидели солнце и белоснежный сказочный городок, ради которого, собственно, я и проделала этот нелегкий путь. Почему-то ветер здесь дул не так сильно, и, несмотря на временные дождь и град, мы начали получать удовольствие от знакомства с Санторини. Черные тяжелые тучи на небе боролись со светлыми и пушистыми тучками, волны то нервно, то мягко бились о берег, а мы с мамой оставшуюся часть дня удивлялись этим причудливым природным метаморфозам.

Вернувшись домой, мы поняли, что, несмотря на вспышки разочарования, кучу потерянных нервных клеток и чрезвычайную усталость, это путешествие, без преувеличений, стало одним из самых интересных и невероятных приключений в нашей жизни. «Теперь, проверяя погоду, я буду всегда обращать внимание на силу ветра», — пошутила мама тогда, когда мы уже имели настроение говорить о ветре с улыбкой.

Александра КЛЕСОВА, фото автора
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments