Прошлое не исчезает. Героически пролитая кровь не исчезает. Она трансформируется в новую форму духовной энергии, порождает человека, который должен его опеть. Прошлое воскрешается и расцветает в гении.
Евгений Сверстюк, украинский писатель, доктор философии, президент Украинского пен-клуба

День Одессы: преодоление мифа

Почему именно 2 сентября отмечается годовщина основания города?
31 августа, 2010 - 18:53
ФОТО С ОФИЦИАЛЬНОГО САЙТА Г.ОДЕССЫ

2 сентября Одесса отмечает свою очередную годовщину со дня основания, согласно официальной позиции — 216-летие. Далеко не все в интеллигентских кругах города разделяют устоявшуюся версию. Почему именно 2 сентября 1794 года? Где заканчивается наука и начинается мифотворчество? С этими вопросами я обратился к одесскому научному работнику, кандидату исторических наук, доценту ОНУ им. И.И. Мечникова Тарасу Гончаруку.

— Наука и официоз — это разные понятия. Если в точных науках ошибки видно сразу, то преднамеренная фальсификация истории замечается лишь впоследствии. Местная история — это, прежде всего, сознание наших чиновников. Привязка к 2 сентября 1794 года — не столько цивилизационный, сколько имперский подход. Вот например, Петербург возник на месте взятой в 1703 г. крепости и города Ниеншанс: скажите, как можно сначала брать укрепление штурмом, а затем основывать на его месте новое поселение? Это нонсенс. Тот же подход и в случае с Хаджибеем. Сначала его взяли штурмом войска Дерибаса (за что последний, впоследствии, получил орден Святого Георгия ІІІ степени), а затем он же «основал» город Хаджибей переименованный впоследствии в Одессу. Странная логика!

Российская империя во времена Екатерины ІІ (так же, как позже советская власть), чтобы утвердиться, навязывала собственную топонимику или русскую, или же, в нашем случае, эллинистическую. Таким образом, Кодак стал Катеринославом, Ак-мечеть — Симферополем, Аджидер — Овидиополем, Соколы — Вознесенском и так далее. Однако переименование не является основанием. Обратите внимание, турки выводят дату основания Стамбула с появления древнегреческого города Византия, а не с даты штурма их предками Константинополя, ведь древняя история города — это предмет гордости его жителей.

— Одесса возникла как европейский, ренессансного типа город, о чем ярко свидетельствует архитектура и принцип планирования исторической части, но проявления общественной активности в более поздний период здесь также находились под контролем официальной власти. Собственно, Одесса никогда не была городом-республикой, здесь не действовало Магдебургское право, хотя общественная активность была высокой и временами власть шла на компромиссы, как в случае по внедрению «Порто-франко», основание лицея или публичной библиотеки, установления памятника А. Пушкину и так далее. Жесткая цензура, идеологический контроль, а также существующая при абсолютизме традиция наложили свой отпечаток на историческую мифологию города, которая удовлетворяла и советских функционеров.

— Это в самой природе российского самодержавия. Даже штурм Хаджибея военное руководство привязало к религиозной дате. Он, как известно, произошел 14 сентября 1789 года на праздник Воздвижения Честного Креста, что, по мнению Й.Дерибаса, должно было символизировать победу христиан над магометанами. В середине ХІХ в. в честь упомянутого события в Одессе была открыта Святовоздвиженская ярмарка на Ярмарочной площади в районе Пересыпи. Чем не дата, достойная увековечения? Есть и другие даты. Так, 27 мая 1794 года были изданы два указа на имя Зубова и Дерибаса о том, что Хаджибей является не только военным, но и торговым портом, и никакого высказывания наподобие «Городу и порту быть», высеченного на памятнике Екатерине ІІ в Одессе, в документах вы не увидите. Может, это касалось какого-то другого из городов — Николаева или Петербурга, но не Одессы. Кстати, данный указ был заверен статс-секретарем царицы Андрианом Грибовским, казацким потомком из Лубен. Его же подписью заверен план строительства Одессы, разработанный инженером Де-Воланом. В своем личном дневнике Грибовский вспоминал, что именно он является автором переименования Хаджибея в Одессу в начале 1795 года.

— О происхождении названия «Одесса» сказано уже много, и, все же, хотелось бы собрать воедино известные факты.

— Название нашего города связывается с античным Одесосом, и достоверно известно, что это город-государство находилось на месте нынешнего болгарского города Варны. На месте же нынешней Одессы были, по крайней мере, три древнегреческих поселения, которые входили в Ольвийскую хору (округа). Уже любители изучения истории ХІХ в., например, секретарь нашего «Дюка» И.Стемпковский, определили названия двух из них — Исиакив (Исакив) и Истриян. Об этом же писал в 90-е годы одесский исследователь Александр Болдырев. Известно также, что на берегу Тилигульского лимана существовала греческая колония с одноименным названием «Одесос», о чем свидетельствуют и раскопки вблизи села Кошары (Коминтерновского района). Императрице, как уже было сказано, не нравились старые названия. Переименование Хаджибея на Одессу состоялось согласно с указом, который был издан в январе 1795 года, в котором шла речь о создании Вознесенской губернии. Тогда же Аджидер получил название Овидиополь. Согласно с указом, Одесса считалась поселением Тираспольского уезда Вознесенской губернии. То есть, ее статус был значительно ниже, чем статус Хаджибея в пределах Османской империи. Намного важнее Одессы Екатерина ІІ и ее сатрапы считали Вознесенск, Николаев, Херсон, Тирасполь и другие города.

— Поэтому, не случайно появилась одно время книга Доротеи Атлас «Старая Одесса, ее друзья и недруги» — ученицы известного историка и фольклориста Алексея Маркевича.

— Среди прочего Маркевич интересен как автор трудов «Город Качибей или Гаджибей — предшественник Одессы» (1894), «Одеса в народній поезії». В последней, на основе украинского фольклора зафиксировано название Одессы (в том числе как Гадеса или Гадес). Оба историка в своих книгах пересказывают предание, как при въезде в город в конце ХVIII в. полицейские коварно спрашивали простодушных чумаков: «Куда едете?» — «В Хаджибей», — отвечали путники. За это их поддавали экзекуции, приговаривая: «В Одессу! В Одессу!».

— Вернемся к дате 2 сентября.

— Ее появлению мы обязаны, чиновнику на службе у генерал-губернатора князя Михаила Воронцова и по совместительству известному одесскому историку Аполлону Скальковскому. Этот уроженец Житомира, который дожил до 90-летнего возраста в Одессе и сделал здесь неплохую карьеру, отличался отличным трудолюбием, однако часто уж слишком был лоялен к верховной и местной власти, иногда вопреки исторической правде. Известно, что Скальковский выступал за сохранение крепостничества и негативно оценивал Гайдаматчину. Именно о Скальковском за его произведение «Наїзди гайдамаків на західну Україну» сказаны гневные слова Т. Шевченко в поэме «Холодний Яр»: «...Брешеш, людоморе! За святую правду розбійник не стане!».

Перед официальным историком был поставлен вопрос: найти дату основания Одессы как русского города. Это могло быть 14 сентября (по старому стилю) 1789 г. — дата штурма Хаджибея. Но это какая-то странная дата, ведь штурмовать можно то, что уже существует. Можно было остановиться и на раньше упоминавшейся дате указа 27 мая 1794г., но избрали именно 2 (22 августа) сентября 1794 года. Скальковский нашел свидетельство, что именно в этот день были начатые работы в порту. Но одесская верфь существовала уже с 1793 г. Кроме того, русской власти досталась большая турецкая Хаджибеевская пристань. Следовательно, порт на 1794 г. уже существовал. Поэтому Аполлон Скальковский отмечает, что в этот день в Одессе были заложены две первых церкви и проложена борозда в честь основания города. Говоря об этом в своей книге «Первое тридцатилетие истории города Одессы» А. Скальковский не сделал ссылок на документы и на это обратил внимание другой придирчивый чиновник, автор следующей «Истории Одессы» Константин Смольянинов, который факт закладки церквей относит на год позже — 1795. Это впоследствии доказал профессор Владимир Яковлев. К чему же тогда дата 2 сентября? Потому что, в этот день 1825 года состоялась коронация действующего на момент написания А. Скальковским его книги, императора Николая І. «Одесса празднует день коронации и чудом совпавший с им день основания города», — писала газета «Одесский вестник» в середине ХІХ в.

— «Чудо» очевидно, как очевидно и то, что Скальковский таки сделал себе карьеру. В этом месте, мне бы хотелось вспомнить другого историка, нашего современника, который первый поддал сомнению не только число и месяц основания Одессы, но и год. Имею в виду Александра Болдырева.

— Болдырев — яркая фигура исторической науки и краеведения середины 90-х годов, когда существовали проблемы с изданием. Это «физик и лирик» — в историческую науку он пришел, имея техническое образование. Впоследствии, защитил кандидатскую диссертацию как историк. Александр Болдырев в середине 90-х гг. «выстрелил» тремя книжками: «Одеська Громада», «Історичні постаті» и «Одесі-600». Он совмещал в себе способности историка, трудолюбие, честность и смелость. Не боялся браться за темы, не дававшие выгоды, а к таким принадлежала и тема, которая здесь рассматривается. В конечном итоге, еще историки ХІХ — начала ХХ в. такие, как Владимир Яковлев или Виктор Надлер признавали, что официальная дата основания Одессы не обоснована с научной точки зрения, но не выносили этот вопрос на уровень публичной дискуссии. Болдырев же первый осмелился требовать перенесения официальной даты основания города. Я был знаком с Болдыревым и именно он как историк повлиял на меня. Его аргументы поныне не опровергнуты.

— Существует общепринятый в мировой практике принцип определения даты основания поселений.

— Это дата первого письменного упоминания или археологической находки. Об археологии мы уже упоминали, а относительно первого письменного показания, то это сообщение польского хрониста XV в. Яна Дуглоша. Он сообщал, что в 1415 году по приказу короля Владислава-Ягайло из порта Koczubyeiow (Коцюбиив — Кочубей — тюрк. Хаджибей) православным защитникам Константинополя, на который нападали турки, был направлен транспорт с хлебом. Известно немало других документов ХV в. в которых Коцюбиив (Одесса) вспоминается как «город», «замок» (крепость) и «порт». На многих средневековых и более поздних картах, в том числе Боплана (1662), Сансона (1660, 1672), Ю. Жейо (1696), Ван Келена (1699) и других на месте Хаджибея-Одессы обозначен порт Koczubi — название, впоследствии трансформировавшееся.

Я поблагодарил своего собеседника за интересную информацию и смелые мысли. В это время на колокольне Свято-Преображенского собора ударили колокола, вернее прозвучала их аудиозапись. Так же они будут звонить 2 сентября — фальшивый звон на фальшивую дату. И подумалось, что чиновники, которые на День Независимости несли цветы к памятнику Тарасу Шевченко, в тот день будут возлагать их к подножию обновленного памятника тому человеку, который когда-то уничтожил остатки украинской государственности. Будут возлагать цветы и свадебные пары (есть такое предложение) к ногам женщины, на совести которой смерть ее мужа — венценосного монарха. «Умом Россию не понять...» А Одессу?

Разговор записал Владимир КУДЛАЧ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ