... когда в нынешнюю глухую ночь украинство не будет себя ничем заявлять ясным и громким, то никто не пойдет за ним, когда наступит утро. А он наступит непременно.
Михаил Драгоманов, украинский публицист, историк, философ, экономист, литературовед, общественный деятель

Как волынский парнишка боролся против Сталина,

или «Черные камни» режиссера Петра Мосийчука
26 января, 2011 - 20:30
ФОТО НИКОЛАЯ КОМАРОВСКОГО

Заслуженного работника культуры Украины, лауреата разнообразных фестивалей и конкурсов Петра Мосийчука знают во многих селах и городках Волыни. Он уже более 40 лет руководит народным любительским театром в поселке Колки Маневицкого района. Их спектакли посмотрели тысячи, но совсем немного людей знает, что колковский режиссер в юности был приговорен к 25 годам каторги и провел в лагерях семь лет.

НАРОДНЫЙ АРТИСТ ИЗ КОЛОК

Петр Трифонович считает себя счастливым человеком, ведь занимается любимым делом. С женой Евой Антоновной воспитали и выучили трех сыновей, которые свою жизнь тоже связали с искусством. Старший Ярослав — архитектор, средний Олег — режиссер и актер, младший Игорь — заслуженный художник и скульптор, живет в Приднестровье. В декабре прошлого года в этой творческой семье произошло очень приятное событие — среднему сыну, главному режиссеру Тернопольского драматического академического театра, Олегу Мосийчуку присвоено звание «Народный артист Украины». В Колках мы встретились с главой этой творческой семьи. Петр Трифонович с улыбкой вспоминает первую роль своего сына:

— Все трое с детства были помощниками и активными участниками моих театральных постановок. Мы часто ездили на гастроли по районам Волыни. Жили тогда, как правило, в палатках на берегах рек или озер: рыбалка, песни у костра, беседы о вечных ценностях. Такое не забывается. А самая первая роль, которую доверили Олегу, — попугай в спектакле Владимира Минко «Внимание, какаду!». Но сын очень настойчиво просил серьезную роль. Я дал ему сыграть кобзаря Кирика в спектакле «Назар Стодоля». Мы Олега так загримировали, что он сам себя не узнал. Так начался его актерский путь. Потому и поступил в Днепропетровское театральное училище, там был сумасшедший конкурс — 20 человек на место. Хотя он еще в школе имел литературные задатки и хорошо писал, был выбор между журналистикой и театром. Но победил театр. Впоследствии Олег окончил Киевский театральный институт имени Карпенко-Карого, учился на режиссерском курсе у Сергея Данченко.

Сыновья со своими семьями обязательно собираются в родительском доме на Пасху. Ведь, как когда-то заметил Олег Мосийчук, «на Волыни небо особенное, пронзительно голубое...»

Путь к своему народному театру у 79-летнего Петра Мосийчука был намного сложнее и длиннее. У него цепкая память. Петр Трифонович рассказывает о своих лагерных этапах с очень интересными деталями и подробностями. Слушаешь, будто фильм смотришь:

— Родился в Годомичах, это в нескольких километрах от городка Колки. Наше село было патриотическим и театральным, ставили пьесы украинских классиков. Это и на меня повлияло еще в раннем детстве. Мой отец руководил сельским и церковным хорами. Хорошо помню первый приход советской власти в сентябре 1939-го. Их действительно встречали как освободителей, избавивших нас от поляков. Но через некоторое время один красноармеец в буденовке зашел в храм. И по селу пошли слухи, что это какая-то не наша власть, а безбожники, ведь кто когда в церковь в шапке заходил. Крестьян это неприятно удивило. Когда начались аресты и большевики ликвидировали «Просвіту», то даже самые убежденные их сторонники разочаровались.

Вспоминает, как убегали советские солдаты в 1941-м, выбрасывали оружие. Еще до прихода немцев в Годомичах националисты установили свою власть, собрали сходку крестьян, выбрали главу и секретаря управы. Он хорошо помнит Колковскую республику.

В январе 1944-го в их семье произошла ужасная трагедия — красные партизаны убили отца и двух родных дядей.

— Так за что мне было любить советскую власть? — спрашивает Петр Трифонович. И парнишка начал свою собственную борьбу. Нашел еще несколько единомышленников, с которыми и в Колках, и в окружающих селах распространяли листовки, собирали оружие. Слушая рассказ пана Мосийчука, вспомнил автобиографический роман российского писателя Анатолия Жигулина «Черные камни». Там рассказывается, как воронежские школьники в 1947 — 1948 годах создали нелегальную антисталинскую молодежную организацию. Чекисты жестоко расправились с юными подпольщиками. В произведении отражены ужасающие обстоятельства «расследования» и жестокие будни концлагерей.

В ЛАГЕРЕ ЧУВСТВОВАЛ СЕБЯ ЛУЧШЕ, ЧЕМ В КОЛХОЗЕ

О колковском патриоте тоже можно писать роман. Ему пришлось пережить не меньше. Для юного борца из Годомич все закончилось трагически. Один из подпольщиков похвастался повстанцам, зашедшим в дом, что тоже борется против советов. На самом деле это были бойцы спецотряда энкаведистов, выдававшие себя за бандеровцев. 8 марта 1948 года 17-летнего Петра арестовали. Через два месяца состоялся суд: всем участникам молодежной подпольной организации дали по 25 лет и отправили в разные лагеря бескрайнего Советского Союза. Петр Трифонович считает, что ему повезло, ведь тогда как раз отменили смертную казнь, поэтому он остался жив. Еще и подсчитал: когда выйдет, ему будет 42 года. Лагерные скитания волынянина требуют отдельного рассказа: Мордовия, Караганда. Петр Трифонович — активный участник Норильского восстания. У него была мечта, довольно неожиданная, даже крамольная. Уже немало материалов довелось написать о судьбах репрессированных соотечественников, но о таком еще не слышал.

— Когда только попал в лагерь, то мечтал побывать на могиле Сталина, но еще вождь всех народов был жив, — рассказывает режиссер. — Уже в брежневские времена за спектакль Василия Быкова «Уйти и не вернуться» мы получили первое место в области. А меня премировали десятидневной поездкой в театры Москвы. Посмотрел 15 спектаклей. Побывал в мавзолее, увидел Ленина, ведь только таким образом можно было попасть к Кремлевской стене, где похоронены советские вожди. Подошел к памятнику на могиле Сталина и говорю: «Ну, сука, ты лежишь, а я на тебе стою». И ушел — мечта сбылась. Все-таки я выиграл.

После освобождения волынянин женился и восемь лет прожил со своей семьей в Днепропетровской области. Там у них родилось трое сыновей. Но постоянно тянуло на Родину, и они с маленькими детишками вернулись на родную Волынь.

— Меня как-то одна женщина спросила: «Почему репрессированные так долго живут?». Я ей ответил, что годы заключения не считаются, потому что то была не жизнь, — улыбается Петр Трифонович. — Я себя в сталинском лагере чувствовал лучше, чем в советском колхозе. Поэтому пошел работать в культуру. Тот же спектакль или песня сохраняют нашу нацию, заставляют задуматься. Украинский народ преодолеет в себе рабство и станет европейской нацией, нам лишь нужно написать хороший сценарий, а талантливых актеров найдем, — уверяет опытный колковский режиссер.

Кость ГАРБАРЧУК, Волынская область
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ