Ваши мертвые выбрали меня.
Джеймс Мейс, американо-украинский историк, политолог, исследователь голодомора в Украине

Модный патриотизм Оксаны Хант

8 октября, 2002 - 00:00


Тогда, в 1992 году, небольшой магазин в подвальном помещении в Музейном переулке с витринами, исчерченными логотипами ведущих Домов мод, смотрелся вызывающе. Насмешкой казались цены на одежду и аксессуары, выставленные в ярком свете бутика «Vogue». Затем магазин, переименованный в «Санахант», перебрался в отреставрированный особняк XIX века по улице Грушевского. Впрочем, признаки элитарной жизни, которые пропагандирует хозяйка этого магазина, и жизнь в целом, пожалуй, мало пересекаются и сегодня. Мир роскоши находится в естественном противоречии с миром обыденным. И нет смысла сетовать по этому поводу: возьмите любую, даже самую успешную страну: «широкомасштабного» потребления эксклюзивной продукции не бывает, да и не может быть. Однако нужно отдать должное тем смелым и рисковым, кто отваживается вкладывать средства и силы в дело, казалось бы, совершенно не оправдывающее затраты. Они кажутся нам странными: или авантюристы, или некуда им деньги девать. Но есть и другая категория бизнесменов, создающих «красивую жизнь» по собственной формуле успеха. К таким людям относится и Оксана Хант.

— Мода всегда была моей страстью. Мне повезло: родители имели возможность выезжать за рубеж и привозить недоступные тогда импортные вещи. Затем стали появляться магазины, в которых можно было купить что-то приличное, опять-таки, потому что родители и люди из круга их общения работали за границей. Но меня, как это ни странно, не устраивала даже самая дорогая одежда, если она была примитивна. Мне хотелось «эксклюзива». Поэтому я, например, покупала кофту, брала дома ножницы, разрезала ее и делала абсолютно другой, такой, от которой все мои знакомые были в абсолютном восторге. Помню свитер из черной ангоры: я вырезала в нем дырки в разных местах, сделала открытую спину, а мамины любимые павлиньи перья прикрепила спереди. От мамы влетело, но вещь получилась роскошная… Понимаете, у меня была естественная потребность в моде. Не просто попадать «в струю», а иметь в гардеробе то, чего у других нет. А потом я подумала, что наверняка есть такая же потребность и у других. Так почему бы именно мне не помочь людям ее удовлетворить?

— Если бы вы решили «помогать» сегодня — это не стало бы сенсацией: к роскошному бутику, селекционирующему одежду престижных марок и известнейших Домов мод, одни отнеслись бы понимающе, другие — равнодушно. Но начало 90-х годов, мягко говоря, не самое благоприятное время… Что помогло вам отважиться на такой рискованный шаг?

— Не скажу, что мне было просто решиться. Но я внутренне почему-то была абсолютно уверена в успехе и ни на минуту не сомневалась, что у меня все получится. К тому времени побывала во многих странах — в Америке, Японии, Европе. Я несколько иначе видела мир, понимала суть бизнеса. Рождалось новое общество, и для меня открытие своего дела в своей стране было абсолютно естественным: раз мы идем к чему- то, меняемся, стремимся стать достойной европейской страной, значит должны соответствовать высокому уровню. Вот этот уровень я и предложила в магазине «Санахант».

— Косметическая матрона Эсте Лаудер пускалась на всевозможные ухищрения, чтобы заставить женский мир обратить внимание на американский парфюм — разбивала пузырьки со своими духами в дорогих дамских магазинах, незаметно подсовывала баночки с кремами женам финансовых магнатов и в результате стала миллиардершей. А как вы «получали» своих клиентов? Как Вы приучали их к мысли, что все хорошее стоит дорого?

— Десять лет назад это был не просто магазин, это была школа для моих клиентов. Может, и не скромно об этом говорить, но это было так. Не у каждого человека в то время была возможность даже увидеть эксклюзивные вещи от известных кутюрье или торговых марок. И если люди не могли себе в данный момент позволить что-то купить, они к этому стремились. Это очень важно, когда у человека есть стремление к чему-то красивому. Мы воспитывали своего клиента. Было очень сложно доказать, что это действительно «настоящие» вещи, а не подделка… Когда мои клиенты подобные магазины видели на Западе или, например, заходили в парижские бутики, где их спрашивали о месте приобретенного товара, поскольку в их коллекции подобной вещи нет, они с гордостью отвечали: купили у себя в Киеве. Это самый приятный момент в моем бизнесе, такая вот разновидность патриотизма. Кстати, когда я десять лет назад начинала работать с модными Домами, мое желание получить все свежее, новое и престижное воспринималось как очень странное. Мне стоило больших усилий привлечь в Киев громкие имена. Сегодня благодаря развитию моды в Украине нас знают и воспринимают адекватно. Недавно я спросила у директора дома «Dolce&Gabbana», кто у вас самый лучший байер. Он улыбнулся и сказал: «Вы и есть лучший байер». Это — самая высокая оценка моей работы. Я уверена, не за горами появление наших, отечественных Домов моды. Страна сделала рывок — я это вижу в ретроспективе моего бизнеса. Выйдите на наши улицы — люди красиво, стильно одеты, ездят на хороших авто, а сколько открыто роскошных магазинов… Я уверена, что в недалеком будущем «дорогое» будет доступно большему количеству сограждан.

— А вы в таком случае не боитесь конкуренции? Или вы знаете, как с ними бороться?

— Мы с конкурентами не боремся. Я об этом даже не думаю, поскольку уверена, что магазин был и будет иметь высокий уровень. Я также не борюсь за клиента — просто делаю так, чтобы ему было здесь хорошо. Мне приятно, сюда приезжают одеваться из Дюссельдорфа или из Москвы Они приезжают в мой магазин — вот и все.

— Пользуетесь ли вы при выборе товара личными пристрастиями к каким-то маркам или идете на поводу у клиентов?

— Я очень люблю талантливых дизайнеров. Коллекции нашего магазина — это парад самых талантливых. Творения всех дизайнеров, которых я хочу видеть в своем магазине, у нас есть. Но как только появится на небосклоне моды кто-то новый, я уверена, что мы и его привлечем. Мы долго работали с Домом Версаче, но после трагической смерти Джанни Версаче мы несколько лет с ними не сотрудничали, поскольку коллекции перестали быть «версачевскими», мне было жаль… Сегодня ситуация изменилась, и я снова «подружу» этот Дом с киевлянами. Но мы постоянно изучаем и нашего клиента. Это не так, что я приехала в Дом моды и что-то выбрала на свой вкус: у нас ежедневно работают специалисты, отслеживающие отечественный рынок, изучающие спрос. Кстати, раньше я во всем принимала участие сама — от оформления витрин, манекенов, зала до чашки кофе. И вела тщательный отбор персонала, интуитивно брала людей, в которых чувствовала поддержку, неподдельный интерес. Брала людей талантливых, со вкусом. Сегодня у меня есть замечательная команда, которой я благодарна за совместную работу.

— Каждый хозяин бутика формирует коллекции по своему усмотрению. Как это делает вы? Чем руководствуетесь?

— Главный принцип — соблюдение общих тенденций моды, за которыми я пристально слежу. Это естественно: я получила доверие клиента и не хочу, чтобы у него когда-либо возникли сомнения в нашем профессионализме.

— Сегодня говорят о том, что престижно открывать именные бутики, а не иметь в магазине множество марок. Как вы относитесь к такому концепту?

— «Сакс» и «Бергдорр Гудман» в Нью-Йорке, «Ньюман Маркус» в Лос-Анджелесе, «Колетт» в Париже — сегодня это магазины номер один в мире. И именно здесь собирают товар разных марок. (Кстати, в этот ряд без ложной скромности можно поставить и «Санахант».) Это интересно и выгодно клиенту. Согласитесь, очень утомительно купить юбку в одном магазине, подобрать к ней блузку во втором, туфли — в третьем, а сумку — в четвертом. Когда ты это можешь сделать прийдя в одно место — это для клиентов менее утомительно. Тем более, что мы не просто продаем вещи, мы предлагаем стиль, и стиль от нашего магазина узнаваем. У нас работают не просто продавцы, а опытные консультанты. Любой бизнесмен, который ищет вечерний образ или костюм для ланча, будет одет так, как нужно. И сведущие люди это отметят, что является немаловажным фактором в бизнесе.

— На днях вы устроили праздник киевским модникам и модницам: открыли в магазине бутик-корнер «Диор», дизайн которого есть только в четырех городах мира…


— Это событие не только для меня, но и для города, для страны. Такого бутика нет в Москве, а в Париже только начинают работать над этим дизайном, который создан группой архитекторов Дома Диор. А вот в Киеве, на Грушевского, мы уже имеем. Это, согласитесь, знаменательный день для развития моды в Украине.

* * *

Событие это отнюдь не рядовое и для знаменитого французского Дома моды. На сегодняшний день бутик- корнер Диор в магазине «Санахант» — пятый в мире (после Рима, Милана, Нью-Йорка и Беверли-Хиллз) с новым уникальным дизайном. Молочно-белый цвет в сочетании со светло-серым и перламутром, а на большом ТВ-экране — трансляции последних дефиле из Парижа. Впрочем, изысканными вещами и аксессуарами от креативного дизайнера Дома Джона Гальяно можно насладиться не только виртуально, но и «вживую» — коллекция осень-зима 2002-2003 уже представлена в «Санаханте». Кстати, Диор — это лишь одна из 40 lux-марок, представленных в магазине и являющихся во всем мире эталоном роскоши и качества. Среди них — Гуччи, Прада, Валентино, Живанши...

По случаю открытия бутик-корнера в «Санаханте» устроили Диор- пати, куда были приглашены известные политики, финансисты, банкиры, деятели культуры. Приехали и гости из Франции — директор по Европе Дома Диор Хафида Шерифи и архитектор, автор нового дизайна бутика Фабрис Делемель, а также звезда мировой электронной музыки DJ Хлоэ. Г-жа Шерифи, отметив тонкое чувство моды и профессионализм Оксаны Хант, высказала довольно оптимистичный прогноз по поводу перспектив сотрудничества с Украиной вообще и «Санахантом» в частности. Собственно, ее оптимизм основан на вполне реальных расчетах. «Объемы продаж в вашу страну неуклонно увеличиваются», — сказала Хафида Шерифи. Как видим, модный патриотизм Оксаны Хант дает свои плоды.

Елена КИРИЧЕНКО, Анна ШЕРЕМЕТ, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments