Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

Одесский американец Хобарт Эрл

21 и 22 апреля в филармонии Южной Пальмиры состоится концерт «Двадцать лет вместе»
20 апреля, 2011 - 20:46
МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЭКСТРИМ — ХОБАРТ ЭРЛ С ОДЕССКИМИ ОРКЕСТРАНТАМИ. НА ПЛЯЖЕ В АРКАДИИ (1994 г.) / ФОТО JOE BANGAY

Ныне двадцатилетие своей творческой деятельности в качестве главного дирижера и руководителя Национального одесского филармонического оркестра отмечает заслуженный артист Украины, гражданин США Хобарт Эрл. 21 и 22 апреля в зале Одесской филармонии состоится концерт симфонической музыки «Двадцать лет вместе», посвященный этому знаменательному событию.

Динамика развития оркестра и география его гастролей поражают. Напомним, Хобарт Эрл как дирижер на горизонте украинской культуры уникален во многих отношениях и, прежде всего, как носитель традиций мало типичных для восточнославянского ареала музыкальных школ — Принстонской (США), Венской и Лондонской.

Накануне концерта господин Хобарт, несмотря на занятость (несколько дней подряд оркестр дает серию детских концертов), любезно согласился ответить на вопросы «Дня».

— В 1991-м вы возглавили Одесский филармонический оркестр и связали свое будущее с нашим городом и Украиной. Сегодня как воспринимаете этот шаг, изменивший не только вашу судьбу, но и повлиявший на развитие оркестра?

— Это было уникальное время... Не только Украина, но и весь мир очень изменился. В жизни нужно всегда смотреть вперед. Конечно, можно было бы желать большего, но, к сожалению, степень наших притязаний и ожиданий не всегда совпадает с реальностью (несовпадение мечты и действительности). Я не утверждаю, что у меня были большие ожидания и что я собирался здесь оставаться надолго. Ведь никому не дано предвидеть хитросплетения судьбы...

— Многие гастролирующие дирижеры, выступавшие в Одессе с Филармоническим оркестром, признают, что имеют дело с коллективом европейского уровня. Какими качествами, по-вашему, должен обладать оркестр, чтобы отвечать таким критериям?

— Любой оркестр, выступающий с гастролирующими дирижерами, несет «печать» своего главного дирижера, школу, которую он создал. Мне приходится много гастролировать, и очевидно, что каждый оркестр имеет разный кадровый состав, но исполнительская манера у всех разная, и это чувствуется. Я учился в Европе и у меня европейское, преимущественно, восприятие музыки. Одесситы — прежде всего, славянский оркестр, отличающийся от немецких и австрийских коллективов. Хотя поляки и чехи также носители славянской музыки, и у них есть свои традиции. Нужно различать манеру музицирования и оркестровую игру. В Украине нет такой подготовки оркестрантов, как, скажем, в Австрии, Германии или Англии, ведь у нас готовят, прежде всего, солистов. Знание оркестрового репертуара и игра в оркестре здесь не очень практикуются, а эти навыки так важно развивать в возрасте 13—18 лет...

— Одной из самых сильных инструментальных групп оркестра являются скрипки. Вам удалось добиться равноценной и слаженной их игры с духовыми инструментами. Как будет развиваться оркестр дальше и насколько претерпел изменения за два десятилетия его состав?

— Состав не очень изменился, хотя немножко помолодел. Мы переживаем тот момент, когда неизбежна смена поколений, ведь через лет десять многие музыканты, наверняка, оставят оркестр. Кадровые вопросы неизбежны. У нас государственная система, к сожалению, не очень строгая, позволяющая работать и в пенсионном возрасте, что сдерживает приток молодежи. Самое печальное, когда молодым людям негде работать. А ведь им нужен профессиональный рост. Должна произойти естественная смена поколений.

— В одном из своих первых интервью газете «День» вы сказали, что попытаетесь убедить западную публику в том, что восточно-европейские оркестры с не меньшим успехом могут исполнять западноевропейскую музыку. Насколько вам это удается?

— Сегодня есть большие возможности познакомиться с практикой мировой музыки, ведь двадцать лет тому назад Украина еще была закрыта. Должен сказать, что во время наших прошлогодних гастролей в Соединенных Штатах мы получили очень хорошие рецензии на исполнение произведений Бетховена, чему искренне радуемся и чем гордимся. У нашего оркестра есть опыт исполнения венской классики. Нужно признать, что созданный нами образ и манера исполнения подобного репертуара, безусловно, отличаются от игры, например, российских оркестров, но эти нюансы замечают разве что специалисты. Ранее мы исполняли шестую симфонию Маллера в Венском Musikverein, и очень жаль, что нет записи этого концерта. С нашей стороны это был очень смелый поступок. Оркестр имел большой успех. Можно с уверенностью утверждать, что наш коллектив в этом репертуаре имеет свое лицо... Очевидно и то, что мое понимание славянской музыки тоже изменилось. Теперь во время зарубежных гастролей меня специально зовут, чтобы дирижировать прежде всего исполнением славянской музыки. Это, как вы понимаете, во многом является результатом моего общения с Одесским симфоническим оркестром.

— Вы работаете и с детской аудиторией. Школьники не только узнавали музыкальные азы, но и были свидетелями возникновения в оркестре сценического ансамбля. Одесситы говорят, что «Хобби (так вас иногда уменьшительно называют) вернул публику в филармонический зал». На ваш взгляд, в чем отличие одесского слушателя от западноевропейской публики?

— Хочу отметить, я давно прошу, чтобы у нас организовывались специальные детские концерты. Рад, что в Одесском городском управлении образования меня, наконец, услышали. В подобном «формате» эти концерты проходят впервые. Акцент мы делаем на приобщении детей к классике, не имеющих специальной музыкальной подготовки. У нас есть абонемент, например, для воспитанников Школы им. Столярского, но эти учащиеся и так приобщены к музыке, а в этом случае мы, возможно, впервые открываем для детей мир высокого искусства. Концерт построен на произведениях симфонической музыки украинского и зарубежного кинематографа, в частности, звучит фрагмент «Гуцульского триптиха» Мирослава Скорика, написанный специально для фильма Сергея Параджанова «Тіні забутих предків». Приобщение молодежи к серьезной музыке — это, прежде всего, вопрос маркетинга. Сегодня жизнь динамичнее, и серьезная музыка нуждается в большей рекламе. Аудитория тоже бывает разная на различных концертах. Например, в Вене есть абонемент для Wiener Symphoniker и Wiener Philharmoniker, международных гастролирующих и других симфонических оркестров, и в каждом случае в зале разные категории слушателей. Наш слушатель очень сосредоточенный, тихий. Заметней становится молодежная аудитория, которая умеет слушать — и это замечательно!

— Господин Эрл, чем бы вы объяснили тот факт, что ныне гораздо востребована музыкальная классика ХІХ века, а не модернистская — более близкая по мироощущению нам, людям ХХІ века?

— Думаю, что должен пройти какой-то период активного восприятия, публика должна подготовиться. Общеизвестный факт, что Баха воскресил Мендельсон. Мы сегодня слушаем «Весну священную» Стравинского не так, как сто лет тому назад. А ведь самой скандальной в истории музыки была ее первое исполнение в 1913 году в Париже. Слушателя нужно воспитывать!

— Во время гастрольной поездки в Австралию в 1995 году вы настояли перед импресарио о необходимости включить произведения украинских композиторов в программу концерта. Наблюдаются ли позитивные изменения на мировом музыкальном рынке в этом отношении за последнее десятилетие?

— Это очень сложный вопрос. Сегодня у устроителей концертов гораздо больше проблем, чем это было десять-двадцать лет тому назад. Это связано со снижением уровня спонсорской поддержки. Упомянутый фестиваль в Австралии ныне переживает тоже не лучшие свои времена. Такие известные филармонические оркестры, как Венский или Берлинский выступают где угодно, но только благодаря спонсорской поддержке. Много зависит от самих дирижеров, что они предлагают, а также устроителей концертов (даже не импресарио, который больше является посредником), учитывающих местные традиции и ожидания публики. Украинскую музыку можно играть везде, просто нужно убеждать, что это нужно.

— В организационном плане также многое зависит от самого дирижера. Насколько совместимы понятия «дирижер» и «менеджер»?

— В силу специфики своей профессии главный дирижер уже менеджер. Когда выстраивается трактовка произведения — это есть творческий менеджмент, и с этим сталкивается любой дирижер. Но главный дирижер еще осуществляет выбор репертуара и развитие оркестра, что тоже из области менеджмента. Я прилагаю усилия, чтобы люди из администрации оркестра выполняли возложенную на них работу. Западные оркестры развивает не один человек — это результат усилий целой команды, способной привлечь как можно больше своих сторонников. Большая проблема и в том, что мы не имеем собственного бюджета. Если же проводить аналогии с Западом, то у них отлаженная система спонсорской поддержки.

— В Киеве прошел ХХ Международный фестиваль «Музыкальные премьеры сезона». Возможно ли участие вашего оркестра в подобном мероприятии, и как часто вы выступаете в Украине?

— Однажды мы были участниками фестиваля «Киев-Мюзик-Фест», который создал известный композитор Иван Карабиц (увы, ныне покойный). Мы находимся в Одессе, поэтому всегда есть проблема осуществления поездки из-за нехватки средств. Хотя в Киеве наш оркестр выступал много раз. Гастролировали также в большинстве городов Украины, на западе, центральных областях и в Крыму. Исключением является разве что Левобережье, где, кроме Полтавы, мы, к сожалению, не давали концерты. Думаю, что не один оркестр столицы не исполнил такого количества разнообразного репертуара на выезде, как наш одесский. Должен сказать, что благодаря интернету мы значительно обогатили свою оркестровую библиотеку, и однозначно, будем эту работу продолжать.

— Господин Хобарт, вам, как гражданину другой страны и ментальности, чья поддержка давала силы и была особенно важна эти два десятилетия?

— Я всегда готов начать свою жизнь в новой стране «с нуля»: после Венесуэлы оказался в Великобритании, позже в Соединенных Штатах. Потом была Вена, и уже два десятилетия родным городом стала Одесса. Я освоил новые для себя языки. Мне это всегда нравилось. В настоящее время периодически дирижирую в Азии, дважды осуществлял постановки в Национальной опере в Греции в Афинах, даже начал учить греческий язык. Мне безумно нравятся новые страны! Трудно говорить о конкретной поддержке, но всегда приятно, когда достижениями вверенного мне оркестра гордится не только одесская, а вся украинская публика.

— Что услышит одесский слушатель на юбилейном концерте?

— Мы включили в программу концерта увертюру к опере Вагнера «Летучий Голландец», а также симфоническую поэму «Море» Глазунова. Мало кому известно, что это произведение русский композитор в свое время посвятил выдающемуся немецкому реформатору. В финале будет исполнена Симфонию №4 Брамса, которую считают вершиной симфонизма этого композитора...

Владимир КУДЛАЧ, Одесса
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments