Самый счастливый человек тот, кто дарит счастье наибольшему числу людей
Дени Дидро, французский философ и энциклопедист эпохи Просвещения

«Сыворотка правды»

Существует ли такое «тайное оружие»?
22 ноября, 2006 - 19:44

Дебаты, развернувшиеся в этом году по поводу способов ведения допросов в войне с террором, вновь подняли вопрос, которому уже не менее двух тысяч лет, пишет inopressa.ru. Можно ли дать человеку средство, под действием которого он будет говорить правду?

Древние римляне отвечали на него утвердительно. Фраза «In Vino Veritas» — «Истина в вине» — иногда приписывается естествоиспытателю Плинию Старшему. Эти слова, сказанные в I веке, подтверждают уже более тысячи лет многие пьяницы, проклинающие свою болтливость. По сути, алкоголь стал ранней формой «сыворотки правды», когда внутривенно вводился этанол. Однако в XXI веке ответ кажется отрицательным. В настоящее время не существует фармацевтического состава, который вызывает четкий и предсказуемый эффект с точки зрения правдивости.

Современное внимание к «наркотикам правд» берет начало в 1916 году, когда акушер Роберт Хаус, работавший в городе Феррис возле Далласа, во время визита к одной пациентке стал свидетелем странного события. Роженица находилась в состоянии полусна, вызванном скополамином, растительным препаратом, блокирующим деятельность нейромедиатора ацетилхолина. Хауз попросил ее мужа принести весы, чтобы взвесить новорожденного. Тот стал искать, но вернулся в спальню со словами, что не смог их найти. Тогда его жена, все еще находившаяся под действием анестезии, точно сказала, где лежат весы. Хауз был убежден, что скополамин может заставить любого правдиво ответить на вопрос, и в дальнейшем настаивал на его применении при расследовании преступлений. Полиция использовала это вещество, в ряде случаев с разрешения суда, в 1920—1930-е годы. Делались попытки использовать и другие наркотики, наиболее известны из них барбитураты пентотал и амитал. Но к 50-м годам большинство ученых объявили саму идею существования «сыворотки правды» невозможной, и большинство судов признали доказательства, добытые с помощью подобных препаратов, не имеющими силы.

Достигнутый консенсус не помешал проведению самого известного из исследований «сыворотки правды» — речь идет о проекте ЦРУ MK- ULTRA. Он был начат в 1953 году, когда ЦРУ стало изучать влияние на поведение нескольких наркотиков. Изучался и эффект при ведении допросов. Многим людям эти вещества давали без их ведома или согласия. После приема галлюциногена ЛСД Фрэнк Олсон выпрыгнул из окна отеля, разбившись насмерть.

Программа была закрыта в конце 60-х. Допущенные в ходе ее осуществления нарушения (многие из которых стали известны на слушаниях в конгрессе США в 1977 году) создали разведывательному управлению дурную репутацию.

Велись ли поиски сыворотки правды в последние десятилетия, особенно после террористических атак 11 сентября 2001 года, — на этот счет существуют различные мнения.

Гордон Барленд был капитаном Командования боевых разработок — разведслужбы армии США в 60-е. Перед уходом с военной службы в 1967 году его попросили описать, каких материалов не хватает армии. В список своих пожеланий он включил наркотик, который поможет в проведении допросов.

Позже Барленд стал психологом- исследователем и в течение 14 лет работал в Polygraph Institute министерства обороны. Хотя он и не занимался психофармакологией, его специальностью было выявление лжи.

«Я думаю, если бы использовался какой-то наркотик правды, до меня бы дошли слухи о нем. А этого не случилось», — говорит Барленд, который ушел на пенсию в 2000 году и сейчас живет в штате Юта. Он сомневается, что правительство вновь пойдет на подобные эксперименты после неудачного опыта MK-ULTRA. Очень сложно сдвинуть подобный проект с мертвой точки. Другой психолог, в течение 20 лет работавший над армейскими проектами, также «никогда не слышал ни о чем подобном и не знал никого, кто бы занимался подобной работой». Он не стал называть своего имени, поскольку допросы не являются его специальностью.

Некоторые сомневаются, что подобные исследования могут проводиться и при этом оставаться в тайне.

«Не могу такого представить», — говорит Тара О'Тул, директор Центра биологической безопасности Медицинского центра в Питтсбургском университете. «Наше правительство так и не смогло создать вакцину от сибирской язвы. Мысль о разработке сыворотки (правды) кажется мне нелепой, — объясняет она. — Это было бы действительно крупное исследование, и такой проект по разработке было бы очень трудно скрыть». Официально пресс-службы Медицинской службы вооруженных сил, Управления перспективных исследовательских программ в области обороны и ЦРУ заявляют, что разработка сыворотки правды не ведется. Некоторые правоведы считают открытым вопрос о том, возможно ли использовать подобное вещество на законных основаниях.

«В США ни в одном из штатов, да и на уровне федерального законодательства само по себе использование сыворотки правды не запрещено», — пишет Джексон Одешу в журнале Stanford Law Review за 2004 год.

Информация, полученная в ходе допросов с применением наркотиков, не может быть представлена суду, поскольку существующая поправка к конституции запрещает давать показания против себя. Однако, по его словам, использование сыворотки правды «исключительно для сбора разведданных» может быть законным. Точно так же, хотя Женевские конвенции запрещают применение таких методов в отношении военнопленных, подозреваемые в терроризме не считаются военнопленными и не подпадают под действие конвенции, пишет он. Любопытно, что «сыворотку правды» некогда рассматривали, напротив, как способ предотвратить насилие при допросах, а не как насилие.

В эпоху «Сухого закона», на которую пришелся расцвет популярности скополамина, злоупотребления в полиции и среди окружных прокуроров достигли большого размаха. Часто говорилось о применении пыток на допросах и выбивании признаний.

«В той атмосфере сыворотка правды казалась сложной, научной и ненасильственной альтернативой сомнительным полицейским методам», — пишет Элисон Уинтер в истории сыворотки правды, опубликованной в 2005 году в журнале Bulletin of the History of Medicine.

Неопределенный статус с точки зрения закона и прогресс в неврологии заставляют некоторых подозревать, что в истории сыворотки правды наступила новая стадия.

«Существует множество рефлекторных дуг, которыми мы можем манипулировать на практике. Они управляют такими состояниями, как страх, тревога, ужас и депрессия», — говорит Марк Уилис, ученый из Калифорнийского университета Дэвиса, занимающийся историей химической и биологической войны.

«У нас нет способов управлять ими, но потенциал виден невооруженным глазом, — говорит он. — Я буду весьма удивлен, если мы не найдем различные фармацевтические средства, которые окажутся весьма полезны при допросах».

В этом смысле выглядит особенно провокационно недавнее исследование с использованием гормона окситоцина.

Производимый мозгом окситоцин (иногда его называют по торговой марке — питоцин) больше всего известен тем, что стимулирует сокращения матки во время родов и отделение молока во время кормления грудью. Изучение животных выявило его важную роль в парных связях и привязанности внутри сообщества.

В опубликованном в этом году исследовании Михаэль Косфилд и Маркус Хайнрихс из Цюрихского университета провели эксперимент по изучению воздействия окситоцина на степень доверия.

Около 130 студентов колледжа получили в случайном порядке дозу окситоцина или плацебо. Половина из них была назначена «инвесторами», им были выданы деньги. Они могли оставить деньги себе, могли передать их часть или все деньги в «доверительное управление» студенту, которого не видели и с которым не были знакомы.

Передача денег приводила к их утроению, что давало доверителям большой доход. Затем человек мог оставить все деньги себе или признать вклад инвестора и отдать ему часть денег.

Инвесторы, получившие окситоцин, в среднем передавали больше денег, чем те, кто получил плацебо, и вдвое больше из них — 45% против 21% — выказали максимальную степень доверия и отдали все деньги. Любопытно, что окситоцин не оказал эффекта на то, какое количество денег доверители возвращали обратно инвесторам. Это заставляет предположить, что гормон увеличивает доверие в ситуациях, связанных с риском и неуверенностью.

Пол Зак, невролог из Клэрмонтского университета в Калифорнии, помогал в наблюдении за швейцарским экспериментом. Затем он выступил на собрании под эгидой Управления перспективных исследовательских программ в области обороны, где представил свой доклад. Когда он закончил, один из военных специалистов спросил: «Как можно использовать это в будущем?»

По словам Зака, он ушел от вопроса. Ученый указал на то, что классическая техника ведения допросов, где один из следователей выступает в роли «хорошего полицейского», создает связь между ним и заключенным, что, вероятно, заставляет мозг вырабатывать окситоцин. Он добавил: «Мы просто показываем нейрофизиологию, которая за этим стоит».

Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments