Характер является достоинством в трудные времена.
Шарль де Голль, французский генерал, первый президент Пятой республики

Театр на коньках

Ледовые миниатюры Игоря БОБРИНА
14 января, 2003 - 00:00


Знаменитый фигурист, европейский чемпион среди одиночников, заслуженный маcтер спорта, ныне руководитель прославленного театра, в котором украшением программ является не только сам Бобрин — легендарный «Ковбой», «Паганини» и «Мушкетер», но и великолепный дуэт: Наталья Бестемьянова и Андрей Букин — четырехкратные чемпионы мира, пятикратные чемпионы Европы, победители Олимпиады-88. В труппе выступают не только бывшие спортсмены, но и артисты разных жанров. В их репертуаре не только яркие шоу, но и спектакли-притчи, спектакли-сказки, спектакли-размышления. В Киев Игорь Бобрин со своей звездной командой приезжает не в первый раз, но нынешние гастроли стали самыми длительными: все новогодние и рождественские праздники он вместе с артистами буквально не снимал коньков, давая во Дворце спорта по три представления в день, на каждом спектакле — аншлаги. Зрители получили огромное наслаждение и от программ, и от мастерства актеров.

— Игорь, у вас уникальная по составу труппа, которой подвластны спектакли разного жанра: драма, комедия, цирк. В нее входят только экс-фигуристы или в театр могут попасть актеры, умеющие кататься на коньках? Какие требования вы предъявляете кандидатам?

— В Театре ледовых миниатюр труппа смешанная: фигуристы, акробаты и артисты оригинальных жанров (24 человека). Например, наши солисты в прошлом были победителями Европы и мира, олимпийскими чемпионами в фигурном катании, а ныне — звезды балета на льду международного класса. В коллективе, кроме российских артистов, работают и украинские мастера. В зависимости от класса фигуриста составляется индивидуальный контракт: мастер спорта или актер должен соответствовать своему званию и иметь соответствующие профессиональные навыки. Мы, к сожалению, не можем предложить огромные гонорары, и поэтому чемпионы последних лет подписывают контракты чаще в Америке. Тем не менее у нас хорошие отношения со всеми спортсменами, но каждый человек делает свой выбор. А если кто- то хочет у нас поработать, то ему предоставляется такой шанс. Ведь наш коллектив имеет авторитет не только в странах бывшего СССР, но и во всем мире.

— Расцвет фигурного катания в Советском Союзе произошел в период застоя. Зрители с волнением следили за соревнованиями. Когда вы выступали, было легче? Есть ли нынче у вас любимчики? Правда ли, что подковерные интриги — непременный атрибут соревнований международного класса? Например, на последней зимней oлимпиаде скандал о подкупе судей до сих пор не закончился.


— Я стараюсь внимательно следить за всеми крупными соревнованиями, чтобы знать, в каком направлении развивается фигурное катание. А любимчики… Любой спортсмен, который вносит в свои программы помимо прыжков во много оборотов частицу души, театральной художественности, мне сразу становится интересен. Я вспоминаю те времена, когда очень много было таких спортсменов. А сейчас их можно сосчитать по пальцам. Кроме виртуозного исполнения техники, второй оценкой оценивается артистичность программы. Но по своему тренерскому опыту, когда работал с одиночниками и парами, знаю: если ты не исполнишь определенного технического набора элементов, то даже показав гениальную хореографическую постановку, не получишь высокие баллы. В фигурном катании на первом месте всегда стоит безупречное владение техническими элементами, и только после этого тебя будут судить с позиции шести баллов. Что же касается «подковерной» борьбы, то сам никогда в ней не участвовал.

Я не считаю, что на oлимпиаде в Америке произошел скандал. Скандал — это когда кто-то с кем- то ссорится. А в Солт-Лейк-Сити были односторонние разборки, чтобы повысить рейтинг посещаемости соревнований. Такой черный пиар был выгоден в первую очередь телевизионным компаниям, боявшимся прогореть из-за трансляций. И они добились своего, получив не только миллионы зрителей, но и долларов. Я не верю, что под этим раздутым скандалом есть что-то настоящее. Могу говорить, по крайней мере, за одну пару: Елену Бережную и Антона Сихарулидзе. Я знаю, как они готовились к соревнованиям. Ставил им программы как хореограф. Очень уважаю тренера ребят — Москвину. Тамара Николаевна за свою жизнь ни одной криминальной взятки не давала!

— Вы не только руководите театром, но и до сих пор выступаете на льду как солист. Нынешние киевские гастроли очень насыщенные — по три спектакля в день. Где силы берете?

— Заряд энергии дает публика. Нас очень тепло принимают. График выступлений действительно напряженный, и мы фактически целый день на коньках. Но когда спектакли заканчиваются, то мои коллеги не жалуются, а смеются, предлагая не снимать коньки и в них отправляться в гостиницу — такой гололед на улице. Благо, живем рядышком — в отеле «Спорт». Нынешние гастроли совпали с Новым годом и Рождеством, и поэтому нам приходится работать в жестком режиме. Некоторые невысокого полета артисты новогодние выступления называют «чесом», «елками-палками». Но я киевские гастроли считаю трудной, ответственной и важной работой. Выступать перед детьми не менее ответственно, нежели перед взрослыми. Мы не можем не оправдать надежд зрителей. Публика столько дает положительного заряда — значит не зря работаем. В этот раз мы показали три спектакля: «Алиса в стране чудес», «Новый год в джунглях» — для детей и «Рождественский вернисаж», в который вошли фрагменты: «Мы любим классику» (программа, поставленная вашим замечательным хореографом из Киева Ириной Чубарец) и «Ледовый дивертисмент» (балет-размышление «Танго нашей жизни») — для взрослых. В нашей труппе нет кордебалета, а солисты, если нужно по сюжету постановки, выступают и в массовых сценах.

— Игорь, в каком возрасте вы стали заниматься фигурным катанием? Кто были ваши учителя?

— По нынешним меркам поздно: в семь лет. Первый мой тренер — Татьяна Ивановна Лавейко. Она до сих пор работает в Санкт- Петербурге и доводит спортсмена до определенного уровня. Но потом у нее ученика отбирают. Это довольно жестокое испытание и для педагога, и для ее подопечного. Но Татьяна Ивановна — одна из немногих, кто знает свою нишу и умеет распознать талант. Затем я попал в руки к всемирно известному тренеру Игорю Борисовичу Москвину — великолепному человеку, ставшему для меня вторым отцом. Жаль, что сейчас мы мало встречаемся, так как он вместе со своей супругой Тамарой Николаевной больше времени проводят в США, нежели в России. Я бы очень хотел, дожив до возраста Игоря Борисовича, быть таким же бодрым, как он.

— Тренером Натальи Бестемьяновой и Андрея Букина была Татьяна Тарасова — женщина очень жесткого характера. Как складывались у них отношения в спорте?

— Это был крепкий коллектив: Андрей, Наташа и Татьяна Анатольевна, со своими сложностями, проблемами. Но даже ссорясь, они шли к одной цели — победить. Поэтому так много медалей на самых престижных соревнованиях завоевали: четырехкратные чемпионы мира, пятикратные чемпионы Европы, в 1988 году победили на зимних Олимпийских играх. А когда Наташа и Андрей закончили выступать под опекой Тарасовой, пришли работать в театр, то мне пришлось заменить им постановщика программ. И они уже под моим руководством выиграли Открытый чемпионат Америки, Профессиональный чемпионат по фигурному катанию. В Театре ледовых миниатюр они выступают не только как солисты, но и как тренеры.

— Был период, когда вы тоже работали в коллективе Тарасовой «Все звезды», почему же расстались?

— Это не очень приятная для меня история. Не хочу ворошить старое. Вначале у нас действительно был один коллектив, а потом стало два: Театр ледовых миниатюр под моим руководством и ансамбль «Все звезды» Т. А. Тарасовой. У нас разошлись творческие пути-дороги. В настоящее время коллектив Татьяны Анатольевны распался и остался только мой театр. А Тарасова опять занимается тренерской работой.

— Еще лет пятнадцать назад чуть ли не в каждом городе с миллионным населением был собственный Балет на льду, но финансовые тиски, словно каток, уничтожили эти коллективы. Как вам удается сохранять свой театр? Ведь кроме профессиональной команды, требующей хороших гонораров, нужны средства на костюмы, декорации, аренда льда и т. д. Вы кочующий коллектив — этакий театр на коньках без постоянной прописки. Новые программы приходится готовить на гастролях?

— У нас три труппы на разные спектакли. Одна выступает в «Золушке», вторая в «Щелкунчике» и третья, которая ныне в Киеве, — солисты. Я не хочу умалять других своих коллег, но ныне в вашу столицу приехали лучшие. Что же касается аренды льда, пошива костюмов, изготовления декораций, приема иногородних, таможенных деклараций, — все вместе стоит безумные деньги! Собственной стационарной базы пока не имеем, но боремся за ее создание. Когда готовим новые программы, то арендуем лед. Мы выживаем благодаря помощи партнеров, с которыми работаем за пределами России. Например, часто выступаем во Франции. В Киеве прошли переговоры с южно-корейскими импресарио. Как правило, раз в два года ездим выступать в Сеул. Наши гастрольные маршруты проходят по разным странам ближнего и дальнего зарубежья.

— Недавно вышла книга «Пара, в которой трое», вызвавшая резонанс. Как она создавалась? Почему решили ее написать?

— Книга создавалась долго. Ей пришлось полежать под сукном. Первая половина была написана после того как Наташа и Андрей окончили выступать в большом спорте, победив на Олимпийских играх. Их воспоминания, как они шли к той победе. Закулисные околоспортивные интриги, тренировки, работа над сценическими образами. Затем все завертелось: перестройка, развал СССР, и книга никому стала не нужна. Год назад мы встретились с известным спортивным журналистом Виталием Мелик-Карамовым, и он предложил продолжить разговор. Раньше это были Наташа и Андрей, а теперь — Наташа и Игорь. Во второй части мы рассказали о себе: нашей семейной жизни, театральных проблемах. Получилась одна книга в двух вариантах, с десятилетним перерывом. Она рассказывает о мире большого спорта, но мы попытались в ней избежать скандальных историй и сплетен. Хотя, поверьте, этого в наших творческих биографиях было немало.

— Как распределились обязанности в вашем триумвирате: Бобрин—Бестемьянова—Букин?

— Наташа, помимо солистки, исполняет роль директора театра. На ней очень много рутинной организаторской работы. Андрей не только выступает, но и занимается как репетитор с артистами, вводит новичков в спектакли. Подчищает все огрехи и доводит номера до мировых стандартов. Я как старший являюсь художественным руководителем коллектива. Нашему театру уже 17 лет, но трений никаких нет. Каждый год к нам приходят новые фигуристы, ставятся программы. Очень важно, чтобы коллектив был на высоком уровне, в хорошей форме, интересен зрителям.

— Новый год и Рождество вы встретили в Киеве. Это были для вас праздники или все- таки работа?

— Есть хорошая примета: как встретишь Новый год, так его и проведешь. После спектакля мы всей командой собрались в холле Дворца спорта, накрыли стол и весело встретили праздник. Поэтому, я думаю, что мы в этом году не будем обделены работой. А Рождество для нашей семьи — двойное торжество. 6 января — сочельник и день рождения Натальи.

Кстати, после представления Бестемьянову чествовали не только супруг, партнеры и киевские коллеги, принимавшие участие в постановке, но и многочисленные зрители, которым посчастливилось достать билеты на спектакль. А организовала гастроли прославленного Театра ледовых миниатюр в нашей столице концертная организация «Максанна- Украина» при содействии «Киевстар», подарки детям и взрослым подготовила фирма «Свiточ».

Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments