Для негосударственного народа духовая культура играет огромную роль, потому что собственно ею он может превышать народ, политически подбил его.
Иван Огиенко, украинский ученый, митрополит (с 1944), политический, общественный и церковный деятель, языковед

В рукотворных техниках и… с любовью

Мастер и педагог Тамила ПЕЧЕНЮК – о современных студентах и тенденциях в художественном текстиле
20 июля, 2021 - 15:39
Христина Кореневич. «Гармония Вселенной»

Сразу же отмечу, что разговор этот – из разряда «с дорогой душой», «с удовольствием». Потому что истинное наслаждение – общаться с человеком, который сочетает в себе много талантов. Да еще каких! Тамила Печенюк – художница, доцент, заведующая кафедрой художественного текстиля Львовской национальной академии искусств, блестящий ученый, автор методических трудов, среди которых – учебник «Кольорознавство» для художественных вузов Украины и учебное пособие «Художня культура. Живопис. Основи кольорознавства», автор концепций и куратор художественных проектов, а еще – большой энтузиаст во всем, чем занимается, и большой пропагандист того, что делает.

Встретились мы с Тамилой Григорьевной действительно в горячую пору – потому что и выпускные экзамены, и вот-вот вступительная кампания. А побуждало меня к разговору, если откровенно,  то, с какой любовью и как подробно Тамила Григорьевна рассказывала на фейсбук-странице кафедры художественного текстиля  ЛНАИ (которую, кстати, сама и администрирует) о нынешних дипломницах бакалаврата и их замечательных работах. Собственно,  с них, этих дипломных работ, и начался наш разговор, а дальше мы говорили о целесообразности в сверхбыстром в ХХІ веке кропотливом рукотворном труде, в этом разрезе - и о коронавирусе (куда же теперь без него!) и немного - о пути к «комбинированной» (художественной, преподавательской и научной) профессии самой пани Печенюк.

Тамила Печенюк

НЕПОВТОРИМОСТЬ – В РАБОТЕ Й ТРАКТОВКЕ

– Расскажите, пожалуйста, как прошли выпускные экзамены? И довольные ли вы, Тамила Григорьевна, результатами?

– В конце июня у нас состоялась защита выпускниц образовательного уровня «бакалавр». Мы как бы готовы всегда к тому, что защита - это праздник. Потому что четыре года обучения - это серьезная учеба, и они достигают хороших результатов. Но в этом году девушки порадовали нас даже больше, чем мы ожидали.

Чем?

– Тем, что все работы были  выполнены в рукотворных техниках. Сейчас популярны также и принты компьютерные, плюс мы все много говорим об экспериментах, новациях, и часто студенты начинают в этом контексте (я не говорю - злоупотреблять) хитрить: начинают брать за основу компьютерную печать (хотя это абсолютно тоже их работа, потому что мы все четыре года обучаем их компьютерному проектированию, и они очень хорошо владеют всеми графическими техниками - на уровне графического дизайна), но, когда выходят на материальную компоненту, берут за основу эту свою компьютерную печать, а потом обогащают, дополняют какими-то рукотворными элементами. Такие вещи происходят у нас часто и эффектно выглядят. Но в этом году все девушки  поработали в рукотворных техниках. И на очень хорошем, профессиональном уровне.

Самое большое впечатление какие работы произвели?

– Радуюсь, что было много гобеленов. Потому что гобелен - очень трудоемкая техника. В конечном итоге, гобелен - это же королевское искусство.

Учитывая время на выполнение в материале, это были гобелены средних размеров - до полутора квадратных метров. А одна наша выпускница – Павлюк Юля –  сделала метр двадцать на метр восемьдесят! Она создала современный ковер -  композиция с каймовым завершением, но с учетом техники исполнения, насыщенности элементами изображения, сочетанием разных техник  ручного ткачества (фактурные, структурные, гладкие…), он достигал уровня гобелена.

Анастасия Барабаш. «Лесная песня»

– Сколько же времени выполнялась эта работа?

– От двух до двух с половиной месяцев. Но все выполнены фантастически! У одной девушки (Христина Кореневич) в гобеленовом ткачестве  была выполнена часть триптиха, что дополнялась другими частями, выполненными в технике компьютерной печати с элементами стежков. Поэтому я очень радуюсь этому возвращению к рукотворности.  Ведь новации - новациями, но молодежь должна не только в совершенстве знать текстильные  техники, поскольку мы их преподаем, но и пользоваться ими. Эти техники - неповторимы! Они дают возможность настолько самовыразиться автору, что никакая комбинированная, напечатанная на компьютере вещь не может воссоздать того авторского ощущения нити, мазка кисточки.  И у нас были два диплома, выполненных в технике классического горячего батика. Елена Бондаренко сделала батик-капанку (как в традиционных писанках), и это - очень интересная работа. София Ваць подала горячий батик очень необычно, потому что мы привыкли, что особенность горячего батика –  насыщаеть цветное звучание, когда под горячим воском краска становится еще ярче, и потом, когда воск снимается, звучит в полную силу на традиционных тканях - хлопке или льне. А София взяла полупрозрачную тонкую ткань (состоялся даже определенный поиск меры прозрачности той или другой ткани, которая бы отвечала авторскому замыслу) и на ней творила расписанные техникой горячего батика композиции, а потом соединила (представьте себе!) шестнадцать прослоек разноформатных элементов (выполненных с использованием такой росписи), каждая из которых несла свою смысловую нагрузку.

- А тема у нее была какая-то?

– Да. «Зеркальное Я». София будто бы изображала свою сущность через наслоение этих прослоек и связей с разными людьми, которые повлияли на нее, на ее формирование на протяжении еще молодой ее жизни. И даже истолковала, что для глаза разноцветные, но не очень насыщенные фрагменты  - это тоже свидетельство того, что она еще молодой человек и не до конца осознает это качество влияния того или другого лица через соответствующую ту или иную цветную субстанцию. Вы понимаете? То есть, мышление всех наших дипломниц - очень интересное. Это заметили все члены экзаменационной комиссии - насколько молодые люди способны формировать свои мысли, насколько способны выражать свои переживания или трактовать свои творческие замыслы, чего не было раньше. Следовательно, каждая из наших дипломниц была неповторимой не только в своей работе, но и в своем рассказе, своей трактовке. И это - очень радует. Конечно, что такая ситуация не случайна,  это результат коллективного труда - и всех наших преподавателей, которые учили их на протяжении всех  лет обучения, и руководителей дипломных проектов. Важно, что было и сотрудничество, и сопереживание.

Декорирование тканей. Узелковое окрашивание (классическая техника «шибори»)

УЧЕБА И ПЕРСПЕКТИВЫ ПОСЛЕ НЕЕ

– Сколько каждый год берете студентов на текстиль?

– У нас две образовательных программы: художественное ткачество и художественная роспись тканей. На каждой программе - пять бюджетных мест. Также бывает одно-два платных. Следовательно, в целом у нас десять-двенадцать студентов на кафедре на первом курсе. Также на третьем курсе бывают случаи, когда  приобщаются выпускники колледжей, которые имеют диплом «младший бакалавр». Поэтому на выходе выпускников может быть и больше. В этом году было двенадцать дипломников.

Отслеживаете ли потом, где они себя реализуют, где трудоустроены?

– Да, отслеживаем. Конечно, не у всех так складывается, что работают по специальности. Но, во-первых, это - бакалаврат. И они могут продолжить учебу на следующем уровне - на магистерке. И всегда так бывает, что пятьдесят-восемьдесят процентов продолжают учиться дальше. В этом году процент немного меньший, и это связано с несколькими причинами. Во-первых, второй год, как ввели общегосударственный экзамен по английскому языку, который надо сдать, чтобы иметь право учиться дальше. Этот рубеж не все преодолевают, хотя в прошлом году все наши девушки успешно сдали этот экзамен. А в этом году группа выпускниц имела определенную особенность - почти все были направлены на практическую деятельность. Четыре дипломницы зарегистрировались на сдачу экзамена в магистратуру, а другие говорили, что не планируют дальше учиться, потому что так у них складываются обстоятельства. И это - нормально. Я верю, что они будут работать и по специальности тоже. Кстати, наши выпускницы также могут работать преподавателями в специальных художественных студиях, а еще - учителями общеобразовательной школы. Потому что мы даем им педагогическую компоненту, и это - три предмета: общетеоретическая педагогика и психология, методика преподавания спецпредметов и педпрактика, которую они проходят на четвертом курсе, работая в колледжах и художественных школах. Потому у них есть достаточно серьезный набор профессиональных компетентностей, что позволяет успешно  работать. Более того, многие из них организуют собственные стартапы.

Марьяна Головачук. Фрагмент серии тканей для одежды

– Например?

– Я пытаюсь быть на контакте с нашими выпускницами - многие из них имеют авторские художественные студии, работают с маленькими детками. Или творческие дизайнерские студии, где создается декоративно-прикладная или сувенирная продукция. Девушки активно рекламируют свою деятельность. Иногда делают заметки на фейсбук-странице кафедры художественного текстиля, где отмечают, что теперь хорошо понимают сложность преподавательской работы, потому что уже сами преподают: «Насколько это тяжелая и интересная работа». Также многие занимают традиционную нишу  -  фрилансеры, однако сочетают ее с другими формами работы, потому что жизнь такова, что, конечно, нужно зарабатывать на основной работе. Кроме того, это - девушки. Им нужно устраивать личную жизнь, а это - быт, маленькие детки. Потому, конечно, случаются перерывы в творческой работе. Но важно, что через некоторое время они все возвращаются в профессию и развивают ее. И это - нормально. Я сама прошла такой путь.

КЛИПОВОЕ МЫШЛЕНИЕ И РУКОТВОРЕНИЯ

– Наше время можно называть по-разному: стремительное, компьютеризованное, массового производства, товаров из Китая и Турции, бананов, которые прикрепляются скотчем на стену, что вызывает незаурядный ажиотаж... Вы, наверное, поняли, к чему я клоню. Так насколько же рукотворный текстиль сейчас популярен? Ведь, конечно же, хочется человеку с хорошим художественным образованием, который создал что-то собственноручно, чтобы это расходилось по людям.

София Пронив. Серия шоперов и аксессуаров

– Случались моменты, когда задумывались: нужны ли мы, или нужны те рукотворные техники? Потому что действительно: они - трудоемкие. Сейчас молодые люди больше с клиповым мышлением, идут по пути быстрой реализации. Но я, как «неинформированный оптимист» (это, кстати, определение Бориса Гудзяка, которое мне очень нравится), чувствую, что происходит  переход в другое качество, когда люди начинают осознавать, что эта компьютеризация, этот быстрый  способ воссоздания, который начал давать возможность дубляжа, приводит к потере первичности, первой стоимости, а особенно - в художественной сфере.  Кроме того, невзирая на все сложности пандемии, страхи, ужасы и риски, уединение, нехватку коммуникации, художники имели возможность сосредоточиться на творчестве и на вот таких способах созидания. Потому что была возможность остановиться, переосмыслить некоторые вещи, очень важные для художников, и вернуться к первичным техникам. Это я говорю о специалистах. А сколько людей рядовых, которые из-за локдауна и самоизоляции были ограничены в работе, в своих традиционных способах деятельности и вынуждены были обратиться к известным каким-то традиционным рукоделиям - кто-то, учитывая психологические обстоятельства, а кто-то - учитывая то, чтобы как-то компенсировать отсутствие другой работы. Самое основное, что это состоялось мысленно в головах у людей! Они иначе начали смотреть на эти вещи - начали воспринимать их как важные, необходимые, потому что не все можно перекрыть быстротекущими, быстрыми во времени техниками. Это с одной стороны. А с другой. Собственно, хорошо владея популярными и распространенными сейчас компьютерными техниками, их можно использовать в качестве этапа или средства, или возможности создания своего. Многие из них даже начинают свои стартапы, декорируя  футболки, печатая декор на текстильных сумках (ведь знаете же об отказе от пластиковых пакетов, об экотекстиле). И все это базируется  на создании авторских уникальных образцов, а не на повторе имеющихся изображений. Появляются свои страницы в социальных сетях, рекламируется своя продукция, которая потом и реализуется. Кстати, именно выпускники и нынешние студенты среди своих пожеланий во время проведения опроса, какие мероприятия нужны для улучшения качества образовательного процесса, отметили о необходимости введения в учебном плане обеих образовательных программ предмета по менеджменту в искусстве. И мы уже это сделали.   И это - лишь начало.  Потому что экомода, экотекстиль сейчас становятся настолько востребованными и популярными, что также вырисовывается отдельная линия профессиональной реализации. А еще (вы, наверное, видели информацию на нашей фейсбук-странице) мы ввели отдельный предмет на первом курсе - экопринт, то есть экопечать. И у нас есть преподаватель Александр Опарий, который серьезно углубился в изучение этой техники. И сейчас преподает очень сложную, но невероятно интересную технологию - как сделать так, чтобы растение отдало свой цвет (растение оставляет свой отпечаток с интересной графикой, которая отображает  форму растения,  внутреннее наполнение  природной формы - прожилки). А цвет может быть неожиданный, сложный - в зависимости от того, как подготовить ткань. Листочки, веточки оставляют на ткани свой след, созданный природой. То есть это чистый экопринт - только ткань и только растение, но в определенных технологических режимах. Проводились эксперименты сочетания контактного (растительного) окрашивания и анилиновых красителей. И что интересно: листочек может нивелировать цвет химической краски на ткани - вмешаться своим «цветным действием». И этот процесс - на грани каких-то магических вещей, потому что никогда не знаешь конечного результата.

Тамила Печенюк. Декоративная ширма «Восточные мотивы» (2009)

ИЗ ЛИЧНОГО

– Вы с такой безграничной любовью об этом всем говорите. А как сами, пани Тамила, на эту художественную стезю вышли?

– Я училась в художественной школе - параллельно с общеобразовательной. У меня преподавали Крипякевич, Маркович,  Лищинский, другие выдающиеся личности. Это я уже сейчас знаю и осознаю, кто это. А тогда даже и не думала о том, какие талантливые у меня были учителя. Относительно вопроса выбора профессии, то он передо мной не стоял. Думала только над тем, какое это должно быть отделение. А поскольку я тогда мало знала о текстиле, а моделирование одежды в те, семидесятые, годы было приоритетным, то я и определилась. Хотя никогда не рисовала тех куколок с платьицами, как большинство девочек. Готовилась к поступлению и частным образом. Но в последний момент муж моей тети, который окончил отделение «Проектирование интерьера и мебели» в Институте прикладного и декоративного искусства и работал художником, пригласил Михаила Лозинского  (художник, скульптор, педагог. - Т.К.) к нам домой, чтобы тот посмотрел мои работы и посоветовал факультет для учебы. Тогда Михаил Васильевич сказал: «Деточка, иди на художественный текстиль. Ты - хороший живописец, хороший график. И в текстиле сможешь реализовать себя, потому что текстиль – самый близкий к моделированию.  И сможешь реализовать себя как художник. Эту кафедру оканчивали прекрасные живописцы». Я тогда фамилий не спрашивала, потому что и не знала никого. Но один из выпускников кафедры текстиля - Олег Минько, который много лет потом возглавлял нашу кафедру. В конечном итоге, и Игорь Боднар.  Следовательно, я подала документы на текстиль. Конкурс тогда был очень большим. Но, повторю, я хорошо готовилась к поступлению - фактически целыми днями. И потому очень благодарна Михаилу Лозинскому за совет. Впоследствии, в конце 80-х, взялась за науку и пошла в аспирантуру (окончила в начале 90-х). Погружение в теоретический контекст (как в настоящее время говорят) искусства художественного текстиля еще больше раскрыло мне глаза и расширило пространство возможностей этого участка профессионального творчества. Кроме того, время, новации.

Тамила Печенюк. Коллаж «Ковчег», клеевая техника (2018)

– Какая тема диссертации?

–  «Художественная роспись тканей в Украине в 20 - 90-е годы ХХ века». Нас учили тому, что текстиль - это, в основном, ткачество. Разделения не было. Отдельные задачи были связаны с батиком. То есть в 70-е годы очень поверхностно давали нам те азы. Причем, учили основ холодного батика. Относительно горячего батика, то я его потом изучала самостоятельно. И когда в 80-х годах начала работать со студентами, мне недоставало понимания того, что это за техника и какие ее возможности. Наша заведующая кафедрой Марта Васильевна Токарь ездила тогда в Москву (возила наши дипломные работы, которые, кстати, там очень хорошо звучали) и познакомилась с художницей Ириной Трофимовой, которая не преподавала, но имела возможность бывать в Юго-Восточной Азии и изучить горячий батик, как говорится, из первоисточников. И потом стала ведущей в технике батика тогдашнего искусства российского художественного текстиля. Делала фантастические выставки в Москве, популяризировала эту технику. И Марта Васильевна пригласила ее во Львов. Ирина Вадимовна привезла огромное количество цветных слайдов, мы через диапроектор их смотрели, слушали ее рассказы, и я была очарована - тем светом и тем батиком.  В то же время было досадно - потому что это же, фактически, наши писанки, и никто и словом об этом не оговорился и нигде об этом ничего не написано! А это 1980-е годы! И тогда пришло решение, что должна обязательно заняться этой темой. Я училась в аспирантуре в Институте народоведения, но на заочной форме, потому что имела троих детей, кроме того, еще и нагрузку преподавательскую – под тысячу часов. И так сложилось, что за первый год только дважды была в библиотеке (во Львове, потому что не имела возможности выезжать).  Тогда и приняла решение перейти на очную форму учебы (потеряла почти год при этом переводе). И уже, будучи свободной от работы в институте (но не от семьи, и очень благодарю мужу и родителям, которые поддержали), начала ездить  и открывать для себя много-много интересного. А первым открытием моего исследования было именно то, о чем уже говорила. С подачи Карла Звиринского, потому что именно он направил меня к Наталье Паук - известной львовской художнице по текстилю, ведь он на всю жизнь (это его слова) запомнил с конца 60-70-х годов те «чудові батики Наталчиних студентів, виконані гарячим батиком за зразком наших традиційних писанок». Об этом я отмечала потом в статье в 1991 году о шестидесятниках украинского батика в «Образотворчому мистецтві», где писала о Наталье Паук, которая  в 1965-1970 годах разработала методику и обучала наших студентов только горячему батику, опираясь на традиции гуцульского писанкарства. У нас тогда было очень много студентов из Азии, потому что мы готовили специалистов для всего Союза. И казахи делали курсовые и дипломные на темы: «Гуцульське весілля», «Гуцульське свято», «Гуцульський танок» , потому что это все была методика Натальи Паук. Но по идеологическим причинам в 1970 году ее уволили из института, а на горячий батик было наложено табу. (Как видим, не такой уж и простой тот горячий батик оказался). Тогда я осуществила много поисковых работ. Искала дипломные записки, черно-белые фотографии. И здесь не могу не вспомнить добрым словом и свою руководительницу диссертационного исследования дорогую Раису Владимировну Захарчук-Чугай (золотой человек, пусть почивает с миром). Когда выбирала тему исследования и пришла к ней,  она мне сказала: «Это замечательная тема, это такое, Тамилочка, белое пятно, что вы будете первой по исследованию этого вида профессионального  искусства в Украине. Единственное, о чем я вас предупреждаю: будет очень тяжело. Но если вы это сделаете, это будет фантастика».  И вот, собственно, с ее благословения я и взяла эту тему и за два года учебы в очной аспирантуре сделала почти 80 процентов диссертации. А с 1992 года возобновилась на кафедре. Тогда Дмитрий Петрович Крвавич, который возглавлял комиссию (чтобы возобновиться после учебы в целевой аспирантуре, необходимо было получить разрешительное решение этой комиссии), сказал: «З тієї дівчини будуть люди».  А в 1994 году у нас, тогда уже не при институте, а при академии, открыли Ученый совет, и я начала активно заканчивать работу, потому что раньше не хотела ехать в Москву, а Специализированного совета не было ни в Киеве, ни во Львове. Первый состав нашего Специализированного  совета был очень уважаемым –  Запаско, Миляева, Логвин, Кара-Васильева. Все ожидали открытия в Украине такого совета. Начали постепенно на защиту выстраиваться очереди. В 1996 году я закончила работу, вышла на защиту и защитилась.

Сколько лет возглавляете кафедру?

– Полтора месяца тому назад меня переизбрали на вторую каденцию. А до этого я десять лет была заместителем Олега Терентьевича Минько (1938 – 2013 гг. - Т.К.).

Чешутся ли руки к работе? (Я сейчас не имею в виду руководство кафедрой и преподавание).

– Ой, чешутся!

А время на это есть?

– За последние пять лет сделала только две творческих работы. Хотя эскизы и замыслы есть. Нет времени на выполнение! Работа очень напряженная! Я даже и не надеялась. Последние пять лет - время вступления в силу нового закона «Об образовании», время реформ. Наша автономия привела к тому, что мы сами должны формировать свою работу, учебные планы, осуществлять изменения, создавать условия, разрабатывать документацию. Кроме кафедры, я уже пять лет возглавляю методический совет академии. За эти годы через нас прошло до тридцати разных положений, и это - огромный труд! Кафедральная работа - сложная работа. У нас на треть обновился состав. Постоянно обновляются учебные планы. А теперь еще –  и Образовательные программы на наши специализации.  И я уже вторую каденцию состою в министерской подкомиссии по разработке образовательных стандартов. Я также в составе разработчиков стандартов нашей специальности - 023 («Изобразительное искусство, декоративное искусство, реставрация»). Образовательных уровней «бакалавр» и «магистр» для всех учебных заведений Украины. Сейчас продолжается работа над разработкой стандартов  «доктор философии» и «доктор искусства» для нашей специальности. Наша академия первая в Украине получила лицензию на внедрение творческой аспирантуры - «доктор искусства» (специальность 022 и 023). И в этом году будет первый прием в эту творческую аспирантуру.  А это то, о чем мы мечтали очень давно!

Татьяна КОЗЫРЕВА, «День», Львов. Фото из фейсбук-страницы кафедры художественного текстиля Львовской национальной академии искусств и сайта ЛНАИ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ