Наша Родина просит помощи красноречия, потому что так много ее славных подвигов поминается глубокой молчанием.
Феофан Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ, переводчик, публицист, ученый

«Все наверху пропечатано...»

Cоздана дилогия о старейшем кинематографисте Украины
13 февраля, 2002 - 00:00

Несмотря на очевидный упадок национального кинематографа, «Киевнаучфильм» создал фильм в жанре кинодокументалистики. Собственно фильмов два: «Пассажиры из прошлого века» и «На незнакомом вокзале». Они образуют кинодилогию о жизни и судьбе одного из старейших кинематографистов Украины Израиля Гольдштейна. Вместе с тем, как справедливо отмечают создатели, «это картина о деталях и фрагментах времени, зафиксированного на кинопленку не только усилиями нашего героя, но и благодаря подвижнической деятельности нескольких поколений кинолетописцев ХХ века». Режиссер фильмов Виктор Олендер, оператор Анатолий Солопай.

Премьера картин состоялась в столичном Доме кинематографистов. Кроме съемочной команды во главе с режиссером, переполненный зал имел возможность увидеть и услышать главного героя произведения, который несмотря на весьма почтенный возраст, пришел и даже немножко волновался: «Я думал, что вы не придете, а вы пришли...» И продолжил: «Это историческое событие — возрождение документального кино в Украине. Поздравляю...» Михаил Беликов назвал Гольдштейна «историей украинского кино». История же создания фильма следующая. Несколько лет назад возникла мысль снять сериал «Пока живые», но проект не воплотился. Тогда решили снять о ком-то одном из героев и остановились на Гольдштейне. В результате, как заметил режиссер картин В. Олендер, вышел «фильм-ностальгия, но ностальгия не по прошлому, а по настоящему». На его создание ушло два с половиной года.

«Пассажиры из прошлого века» начинаются со дня рождения героя и заканчиваются победой во Второй мировой войне. Киев в 1918 году, Думская площадь, то бишь, майдан Независимости... Именно там родился герой картины. Редкие документальные съемки идут параллельно с закадровым рассказом-комментарием, который ведет сам Изя Гольдштейн. На удивление тонкие характеристики, красноречивые детали, сохранившиеся в памяти рассказчика, какая-то неуловимая парадоксальность, обнажающая суть вещей и тонкий юмор холеного интеллекта... «Когда я родился, на этой площади стоял памятник Столыпину, потом Марксу, впоследствии поставили Ленина, но и он не удержался. Поэтому и делаю вывод — место для памятников гиблое...» Что там сейчас понастроили напротив теплиц, рядом с крылатым легионером? Затем был киевский киноинститут, московский ВГИК и направление в братскую Армению «поднимать национальный кинематограф». Как альтернатива — год заключения. Потом война. Снимал документалистику — следовательно правду. А Москва слала телеграммы: «Нужны победы, подбитая немецкая техника...» «А где же ее было взять в 1941 году?» — спрашивает автор. Гольдштейн был одним из тех, кто снимал ад в Сталинграде — кадры, обошедшие весь мир. Интересный факт: из 15 операторов только трех ранили. Никто не погиб, хотя та война оборвала жизни 52 кинодокументалистов. В фильме много рассказывается об Александре Довженко, совместном сотрудничестве с гениальным режиссером. В титрах — имена около 90 операторов, чьи кадры использованы при создании фильма.

«На незнакомом вокзале» начинается с первых послевоенных лет, а заканчивается грустным сегодняшним днем. Здесь уже несколько другие съемки, другая эпоха, другой стиль и дух. Дело не в появлении цветной пленки, а в том, что Гольдштейн охарактеризовал как «брехливое кино». «Чем дальше, тем больше от нас требовали показывать больших и маленьких начальников...» Как-то это очень напоминает современное телевидение, другие печатные и электронные СМИ. Собственно это не история Гольдштейна — это история Украины глазами Гольдштейна и Олендера. Иногда герой попадает в довольно смешные, но в то же время опасные ситуации: за съемку парада на Крещатике в один и тот же день ему объявляют выговор за нарушение техники безопасности, а рядом приказ о премии в 300 рублей «за мужество и изобретательность». Просто оператор слишком близко и без согласования с «органами» подобрался к боевой технике. Значительная часть картины посвящена зарождению политических партий в Украине, периоду зари независимости, первым шахтерским забастовкам, лживости системы, демократам, которые не выдержали испытания властью... Гольдштейн показал весь фарс событий, которые до сих пор называются политической жизнью. В фильме использованы работы около 70-ти операторов.

Документального кино сегодня практически не существует, потому что на него не выделяются деньги. Впрочем, Гольдштейн заканчивает философско-оптимистически: «Только молодым кажется, что старым не хочется жить. Вздор...» А еще несколько раз повторяет фразу, вынесенную в заголовок материала.

Игорь ОСТРОВСКИЙ, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ