Красота — это бесконечность, выраженная в законченной форме.
Фридрих Вильгельм Шеллинг, немецкий философ

«Львовский мусор»: эколого-политический триллер

Чему должна научить история Грибовицкого полигона мэров, правительство и граждан?
27 января, 2017 - 12:10
ФОТО «УКРАИНСКИЕ НОВОСТИ»

Хотя Украина и не славится сериалами, однако то, что сейчас происходит с «львовским мусором», очень похоже на многосерийную остросюжетную драму. Вот уже восемь месяцев как он странствует по Украине. На вопрос, когда в конце концов львовский мусор — а это ежесуточно 650 тонн   — «пропишется» дома, у львовской власти ответа до сих пор нет. Поскольку через восемь месяцев после трагедии на Грибовицком полигоне, куда раньше сбрасывал свои отходы город Льва, не удалось окончательно решить вопрос ни с участком, ни с финансированием обустройства нового полигона для твердых бытовых отходов и строительством мусороперерабатывающего завода.

Мэр Львова Андрей Садовый заявляет о «мусорной блокаде» города. «Львов уже более полугода в мусорной блокаде. Я, выступая на Ассоциации городов, обратился ко всем мэрам, а затем на заседании правительства ко всем губернаторам. Говорю: «Ребята, по одной машине можете принять?». Наклонили головы, потому что давление на них огромное. А если бы государство было мудрым, то определило бы десять-двадцать полигонов, куда бы мы могли ежедневно везти по одной машине», — жалуется Садовый.

Государство — в лице членов правительства и Президента — разводит руками, мол, мы здесь ни при чем, сам виноват: «Уборка мусора — компетенция городской власти».

СЕЙЧАС В СЕРИАЛЕ: ЛЬВОВСКИЙ МУСОР МОЖЕТ СТАТЬ ЭМИГРАНТОМ

Мэр Львова Андрей Садовый называет проблему львовского мусора — потенциальной угрозой экологической катастрофы международного масштаба.

Поэтому если полигоны на территории Украины и в дальнейшем из-за, как убежден Садовый, давления сверху, не будут принимать мусор из Львова, его могут начать вывозить за границу, в частности в Польшу. Об этом он заявил на брифинге 19 января.

«Я вчера говорил с нашими городами-партнерами и жду от них информации. В частности, у нас в Польше есть десять городов-партнеров, все не прочь принимать львовский мусор. То есть мусор запакуем, отвезем за границу, там его переработают», — сказал львовский мэр.

Садовый не назвал перечень зарубежных городов, в которые могут вывозить львовский мусор. Впрочем, к польским городам-партнерам Львова относятся Вроцлав, Жешув, Краков, Лодзь, Люблин, Перемышль.

17 января мэр Перемышля Роберт Хома говорил, что Садовый обращался за помощью относительно вывоза мусора:

«Когда я возвращался из-за границы (после того как СБУ запретила Роберту Хоме въезд в Украину. — Ред.), позвонил мне мэр Львова. Благодарил за поздравления, которые я ему послал. Спрашивал, как у меня дела. Наверное, мы бы встретились в консульстве во Львове. Он имел ко мне конкретное дело — чтобы я помог ему с решением проблемы с вывозом мусора во Львове».

В ПРЕДЫДУЩИХ СЕРИЯХ: КАК РАЗВОРАЧИВАЛАСЬ ПРОБЛЕМА

До мая 2016 года львовяне вывозили мусор на Грибовицкую свалку в одноименном селе недалеко от Львова. Восемь месяцев назад она загорелась. На место прибыли пожарные, гасили водой. 30 мая несколько тысяч тонн мусора обвалилось. Погибли четверо спасателей.

Оказалось, что проблема перегрузки Грибовицкой свалки существует четверть века. За это время в горсовет Львова, который занимался свалкой, обращались 43 инвестора. Предлагали рекультивировать полигон и построить перерабатывающий завод. Мэрия всем отказала.

7 июня мэр Львова Андрей Садовый попросил Президента предоставить из госбюджета 60 миллионов гривен на рекультивацию мусора. Порошенко ответил: «Мусор нужно убирать, а не делать на нем политику».

НЕМНОГО ПРЕДЫСТОРИИ...

Грибовицкая свалка — единственное легальное место для отходов из Львова и соседних сел еще с советских времен. Занимает она 33 гектара, действует с 1958 года. За это время «высота» завалов на ней достигла, как утверждают в Министерстве экологии Украины, 60 метров. Глава ведомства Остап Семерак в комментарии «Дню» отметил, что городская власть не придерживалась всех правил, санитарных норм, которые выписаны украинским законодательством, а на протяжении последних трех лет коммунальное предприятие, которое обслуживало Грибовицкую свалку, не пускало экологическую инспекцию на плановую и внеплановую проверку. То есть, по словам министра, они были информированы, что есть серьезная, угрожающая ситуация, но ничего не сделали. За что, по-факту, отмечает Семерак, должны быть привлечены к ответственности, уголовной в том числе, так как в результате трагедии — погибли люди.

Руководитель комитета экономического спасения Украины Марко Шпикула подтверждает слова министра о нарушении в эксплуатации Грибовицкой свалки. «С самого начала мусор захоранивают неправильно», — говорит он. По его словам, в советские времена на полигон свозили все, что хотели. Львовский смазочно-нефтяной завод изготовлял трансформаторное масло. К нему добавляли серную кислоту, чтобы вытягивала воду. Отходы — кислые гудроны, нужно было перерабатывать, но технологии не было. Поэтому на шести гектарах возле свалки выкопали озера, куда сливали гудроны. В соседних озерах находили упаковки от таблеток — утилизировали медикаменты. Были и затопленные автомобили.

Львовский облсовет остановил эксплуатацию полигона 1 января 2006 года. Но выполнение решения, по каким-то причинам, отложили до 1 июля того же года. «Тогда же мэром Львова стал Андрей Садовый, приехал на сходку села Большие Грибовичи. Два часа рассказывал, что будет делать со свалкой. Из столицы привез потенциальных инвесторов, которые должны были проводить рекультивацию. Мы его поддержали. Заключили трехстороннее соглашение — между областной, городской и сельской радами. Четко прописали, что должен делать город, что область, что получит село. Люди требовали водопровод, дорогу, телефон. А на сессии сельрады отложили закрытие свалки», — рассказывает Шпикула.

11 лет, по словам Шпикулы, Грибовицкая свалка служила прибыльным бизнесом: местные «сортировали» отходы — одни собирали металл, другие — пластиковые бутылки, третьи стекло и бумагу — доход до тысячи долларов в месяц. Те же, кто стоял немного выше по иерархии, зарабатывали «чище» — на тарифах. «Классическая» для Украины схема, о которой уже писал «День» в материале «Большая уборка — большие деньги» в номере от 2 сентября 2016 года, тариф на утилизацию мусора для городского бюджета установлен в килограммах, в действительности же мусор на полигонах никто не взвешивает, поэтому приезжает на полигон машина, на которой по документам — 10 тонн мусора, хотя в действительности — две тонны. Остальные — «воздух», деньги, выделенные из городского бюджета на вывоз которого, кладут себе в карманы «участники» схемы.

Шпикула убежден, Садовый не мог не знать об этом безобразии. И то, что он не навел за 11 лет там порядок, может свидетельствовать, по его мнению, об одном, потому что он имел в этом выгоду, поэтому, собственно, и инвесторов не пускал. Однако это только предположение одного эксперта. Другое предположение — а что, если Садовый действительно не мог ничего сделать? Ведь, как подтвердил в комментарии «Дню» министр экологии Остап Семерак, — проблема Грибовицкого полигона — не «уникальная» — приблизительно то же самое делается по всей Украине, за исключением только того, что там пока не было трагедий.

В СЛЕДУЮЩЕМ СЕЗОНЕ...

По факту, чтобы решить проблему мусора, Львову нужно найти новый полигон для захоронения отходов, для чего — найти и обустроить свободный участок земли. И тут городской власти Львова не обойтись без «поддержки» областной. Или же построить мусороперерабатывающий завод — за собственные деньги или привлечь инвестора. Или сделать и то, и другое. И, конечно, за 11 лет     — когда Львовский областной совет впервые поставил вопрос о непригодности к эксплуатации Грибовицкого полигона —  сделать это было бы значительно проще, чем за восемь месяцев, да еще и после трагедии. Однако выглядит так, что вопрос мусора, несмотря на публичные заявления, не был в приоритете городской власти Львова. И здесь, очевидно, есть ее основная вина. Однако и позиция высшего руководства государства выглядит так, будто внутривидовая политическая борьба с потенциальным конкурентом за кресло дороже интересов граждан — в данном случае львовян, которые вот-вот начнут задыхаться от вони.

Так чего же должен научить «мусорный» триллер украинцев, начиная с отдельного гражданина и заканчивая государственной властью:

1 Мы должны переходить от проблемы вывоза мусора к вопросу уменьшения его выработки.

2 Необходимо наконец серьезно взяться за сортировку мусора — от социальной рекламы до введения ответственности и за несортировку, и за демотивацию граждан.

3 Нужен общий мониторинг полигонов, стихийных свалок (9 декабря Остап Семерак озвучил цифру о 6153 свалках, отметив, что она неточная), мусороперерабатывающих заводов, осовременивание их технологий.

4 «Мусорная» проблема должна быть приоритетом государственной власти — если считать вопрос «локальным», вся страна станет помойкой.

5 И, возможно, самое главное, — хозяйственную проблему можно решить, если заниматься именно ею, а не внутривидовой политической борьбой с потенциальным конкурентом.

Алла ДУБРОВЫК-РОХОВА, «День»


«МЭРУ И ГОРОДСКОЙ РАДЕ НУЖНО ЗАНИМАТЬСЯ ВОПРОСАМИ СВОЕЙ КОМПЕТЕНЦИИ»

Геннадий ЗУБКО, вице-премьер-министр Украины, министр регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства (с выступления на программе «Первые о главном» на телеканале ZIK 19 января 2017 года, как нас заверили в пресс-службе министра, ситуация на сегодня не изменилась. — Ред.):

— Практическое обращение с бытовыми отходами — это задача муниципальной власти. Муниципальная власть на сегодня, после проведения бюджетной децентрализации, имеет достаточно средств для того, чтобы не только иметь возможность привлекать средства международных финансовых организаций, но и использовать свои средства, чтобы упорядочить те полигоны, которые есть.

Что касается непосредственно привлечения средств международных финансовых организаций — действительно, центральный уровень, Минрегионстрой помогает городу Львову с привлечением средств от Европейского инвестиционного банка, и есть программа на 400 млн евро, которая в настоящий момент отбирает проекты уже на уровне банка относительно возможности такого внедрения. В настоящий момент во Львове работает две группы — одна группа консультантов от Европейского инвестиционного банка, вторая, — от французского посольства с французскими консультантами по подготовке технологии решения вопроса Грибовецкого полигона. Но вопрос в том, что сегодня нет того проекта, который мог бы быть профинансирован. Поэтому в настоящий момент банк вместе с львовским муниципалитетом определяет непосредственно, а что это будет за проект. По предварительной информации, которую я имею от банка, этот проект будет составлять 35 млн евро, и Европейский инвестиционный банк готов помочь сегодня Львову его профинансировать. Но нужно понять, что на это уйдет 2—3 года. Это, во-первых, благоустройство того полигона, который есть, во-вторых, это сортировка мусора, брикетирование.

С другой стороны, мы должны четко понять, что сегодня средств, которые есть у местных органов самоуправления, достаточно для того, чтобы не ожидая кредита, уже начинать эту работу. На 5 декабря 2016 года на депозитных счетах областных центров сохранялось 12 млрд гривен, непосредственно у города Львова было 400 млн. Сегодня бюджет развития города Львова на следующий год составляет — внимание! — 1 млрд 980 млн гривен. Поэтому мэру и городскому совету нужно принимать решение быстрее, вкладывать свои средства и уже начинать этот проект.

Второй вопрос, очень важный: когда я слышу о вывозе мусора, думаю о том, что громаде нужно все-таки собраться и решить: а где построить, возможно, временный полигон, пока будет решен экологический вопрос на Грибовицкой свалке. Мы сегодня имеем запросы от соседних областей о том, что у них вдоль дорог сбрасывают мусор из Львова. Это подвигает громады, которые находятся рядом, не принимать мусор из Львова, потому что он уже засорил обочины дорог.

Нужно больше и фракции «Самопоміч», которая есть в парламенте, и мэру, и городской раде заниматься вопросами своей компетенции и вместе найти согласие в этом. То, что мы видим, вызывает непонимание. Есть деньги в муниципалитете, есть возможности, но нет единого мнения.

«ЭТОТ СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС СУЩЕСТВУЕТ ПО ВСЕЙ СТРАНЕ»

Остап СЕМЕРАК, министр экологии и природных ресурсов Украины:

— Если смотреть на действующее украинское законодательство, это ответственность и компетенция городской власти. То есть мэр, городская рада, коммунальные предприятия уполномочены государством и людьми (потому что есть соответствующие договоры на коммунальные услуги) решать эти дела. Это коммунальная услуга, за которую городская власть собирает деньги.

И с момента трагедии на полигоне прошел почти год, это было 30 мая. Но проблема же возникла не в день трагедии. Эта свалка существует десятилетиями, и ее высота в пределах 60 метров. Мусор собирался долго, и городская власть должна была придерживаться всех правил, санитарных норм, которые выписаны украинским законодательством. Она их не придерживалась. Отдельно хочу сказать, что на протяжении последних трех лет коммунальное предприятие, которое вело эту работу, не пускало экологическую инспекцию на плановую и внеплановую проверку, таким образом избегали юридической ответственности еще задолго до катастрофы. То есть они были информированы, что есть серьезная, угрожающая ситуация. Те чиновники отнеслись к этому легкомысленно. Насколько мне известно из СМИ, правоохранительные органы открыли определенные производства.

Почти за год можно было сделать много. К сожалению, мне не известны шаги, которые местная власть предпринимала для решения этой проблемы. И, кстати, это касается не только Львова. Это, к сожалению, касается всей Украины. Минприроды ввело интерактивный сервис «Экологическая карта Украины», одна из возможностей которого — любой гражданин может предоставлять информацию о таких мусоросвалках (карта доступна по адресу ecomapa.gov.ua). Также мы инвентаризировали все свалки, которые есть на территории Украины. Вывод неприятный: органы местного самоуправления не только не собираются решать эту проблему, они даже не знают о ее масштабе. Они не знают местонахождения большого количества свалок, в каком они состоянии. Это говорит лишь об одном — этот системный кризис существует по всей стране. Просто так сложилось, что Львов стал «горячей точкой».

Как решать эту проблему? Ее нужно решать не только во Львове, а по всей стране. Мы (Минприроды, а также Минэкономики и Минрегиострой, которые занимаются твердыми бытовыми отходами) инициировали подготовку стратегического решения — Национальной стратегии обращения с отходами. Три министерства вместе с нашими международными партнерами готовили настоящий документ на протяжении последнего полугодия. В конечном итоге, катализатором этой работы после назначения нового правительства как раз и стала львовская трагедия. Там 8 разделов. Один из них — «Твердые бытовые отходы, или Коммунальные отходы». Конечно, хотелось бы иметь такую стратегию уже давно — лет 25 назад хотя бы. Беда, что никто ее не готовил. Мы ее подготовили. В настоящий момент проводим публичные обсуждения. Будем видеть, как пойдут консультации и улучшения этого текста. Получим стратегию, которая даст общенациональные ответы, и после нее можно смотреть, какие региональные программы нужно будет принимать и как нужно изменить законодательство.

Но это не значит, что львовская городская власть должна ожидать этой программы. Насколько мне известно, каждый день во Львове продуцируется приблизительно тысяча тонн такого мусора. Его куда-то нужно девать. Это экологическая угроза и угроза здоровью граждан. Наверное, не нужно делать публичных заявлений, политических обращений к правительству или еще чего-то. Местное самоуправление после децентрализации имеет средства, имеет ответственность, имеет умение, наверное, и нужно это быстро сделать.

Почему это не делается? Объясняется, что кто-то кого-то блокирует. Конечно, другие органы местного самоуправления и, возможно, подразделения центральной власти будут блокировать такие путешествия этого мусора. Это же не может длиться вечно. Должно быть определенное решение этой проблемы. Львовяне выбрали городскую власть. Городская власть должна выполнять свои полномочия. Городская власть ничего не предложила и не сориентировала. Я слышал о переговорах с Европейским инвестиционным банком. Но если есть проблема и на счетах органа местного самоуправления есть огромные средства, нужно что-то делать уже, не ждать кредитов. Потому что год идет на переговоры по кредиту, потом будет строительство какого-то объекта, которое будет требовать проектирования, потом строительства. Это затянется на 3—5 лет, а что за этот период будет делаться?

Минприроды не уполномочено давать рекомендации, и я не являюсь экспертом в обращении с твердыми бытовыми отходами. Но хочется видеть попытки какой-то работы. Все говорят о сортировке, повторной утилизации, биоэнергетике. Есть масса технологий. Возле Львова есть огромный цементный завод, который технологически может сжигать большое количество мусора. Но это решение должно быть научно обоснованным и пройти экологическую экспертизу. За год это можно было сделать.

Это компетенция органов местного самоуправления. Они предоставляют эту услугу, они должны гражданам, которые их избрали, предложить, как они эту услугу будут предоставлять.

Подготовила Ольга ХАРЧЕНКО, «День»


Совещания последних дней

Несколько дней назад городской голова Львова заявлял, что неделю ни Кабмин, ни областная власть не могут созвать по просьбе города комиссию по чрезвычайным ситуациям. «При этом блокада Львова только усиливается, — отмечал мэр. — По состоянию на сегодня 35% городских площадок перегружены нескольконедельным объемом твердых бытовых отходов. Все полигоны, на которые мы временно возили ТПО из города, на протяжении нескольких дней организовано закрывают нам доступ. Все, что мы просим — это оказать помощь областному центру для недопущения возникновения чрезвычайной экологической ситуации».


ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

25 января руководитель области созвал-таки заседание (внеочередное) комиссии по вопросам техногенно-экологической безопасности и чрезвычайных ситуаций по поводу вывоза твердых бытовых отходов, где заслушал отчет городского головы Львова Андрея Садового.

«За последние три недели ситуация критически ухудшилась, — отметил мэр. — Каждый день критическая проблема: куда вывезти из Львова 500—600 тонн отходов. Полигоны массово отказываются их принимать, мотивируя это нежеланием иметь проблемы с определенными структурами».

На том же совещании председатель ЛОГА Олег Синютка заявил, что Львовская облгосадминистрация готова помочь в координации действий и организации встреч с органами местной власти по этому поводу и даже озвучил срок (7 дней), на протяжении которого из Львова должны вывезти мусор, накопившийся на территории города. Для этого должны быть заключены соответствующие соглашения с полигонами ТПО области, которые выразили желание принимать львовский мусор.

По словам руководителя департамента развития и эксплуатации жилищно-коммунального хозяйства ЛОГА Назария Романчука, из 11 крупных мусорных полигонов в области по меньшей мере пять готовы принимать ТПО из Львова — в Бориславе, Дрогобыче, Самборе, Червонограде и Николаеве. Перечень контактов вроде бы уже отослан в профильное управление городского совета Львова. Более того, по состоянию на вчера, согласно решению областной комиссии по вопросам техногенно-экологической безопасности и чрезвычайных ситуаций, соответствующие соглашения о вывозе ТПО из Львова на эти полигоны должны быть уже подписаны.

Хотя в действительности очень мало в это верится. Львовянам — точно. Потому что очень уж затянулась эта эпопея с вывозом ТПО.

Снег и мороз немного спасают ситуацию — по крайней мере теперь во Львове нет вони. А вот как будет дальше?

ЭКОЛОГИ: «АДМИНИСТРАЦИЯ НЕ ПРИЛОЖИЛА ВСЕ УСИЛИЯ, ЧТОБЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕ ДОПУСТИТЬ ЭТОЙ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФЫ»

Между тем инфекционисты и экологи объясняют вполне реальные последствия вот такой неумелости или, скорее, некомпетентности власти.

«В возникновении и распространении болезней человека в последние годы большое значение уделяется так называемой антропогенной нагрузке на природную среду, — говорит заведующий кафедрой инфекционных болезней Львовского медицинского университета, профессор Александр Зинчук. — Это явление многофакторное, в частности, крайне негативным является загрязнение окружающей среды бытовым мусором, который может приводить к росту заболеваемости инфекционными болезнями. Бытовой мусор, особенно если не проводится его сортировка, содержит остатки пищевых продуктов, которыми питаются грызуны, в частности — крысы, которые являются источником такой опасной инфекционной болезни, как лептоспироз. Кроме того, грызуны являются естественными кормильцами клещей, которые являются переносчиками многих инфекционных болезней, в частности — клещевого энцефалита и болезни Лайма. Значительный рост заболеваемости болезнью Лайма, которое наблюдается в Украине в последние годы, многие исследователи связывают именно с негативной антропогенной нагрузкой на окружающую среду».

«За последнее десятилетие Львовский городской совет принял ряд документов относительно сферы обращения с отходами (стратегий, программ, распоряжений и тому подобное), где в частности речь шла и о закрытии и рекультивации полигона в с. Грибовичи (кстати, начало поэтапного закрытия полигона планировали еще с 2012 года!), о сортировке мусора, строительстве объектов сортировки, переработки и захоронения ТПО (начало еще в 2015-м), о первоочередности информационно-воспитательных кампаний и привлечении жителей города к поддержке работы систем поведения с ТПО, — отмечает заведующий кафедрой экологии Львовского университета им. Ивана Франко Звенислава Мамчур-Калинец. — Но это все осталось на бумаге. Программы обращения с бытовыми отходами в г. Львове на 2010—2013 годы, впоследствии такая же Программа на 2014—2018 годы...

Поэтому, как показывает наш нынешний горький опыт, администрация не приложила всех усилий, чтобы действительно не допустить этой экологической катастрофы.

На комиссии по чрезвычайным ситуациям Львовской ОГА определили пять полигонов в области, куда на протяжении недели вывезут все отходы из Львова. Но мы понимаем, что это — временное решение проблемы. Понятно то, что необходимо срочное строительство полноценного завода (и ни в коем случае не мусоросжигательного).

Бесспорно, эта ситуация в городе волнует всех. Поэтому общественные активисты, ученые написали обращение к депутатам всех уровней, к городскому голове Львова Андрею Садовому, председателю Львовского областного совета Александру Ганущину, главе Львовской областной государственной администрации Олегу Синютке с тем, чтобы громаде представили план действий относительно скорейшего разрешения проблем по вывозу и обращению с отходами, а главное — прозрачно и открыто освещали всю информацию на сайтах Львовского городского и Львовского областного советов.

«Грибовицкая трагедия» обнажила еще одну очень важную проблему: в действительности у нас очень низкая экологическая культура, культура защиты окружающей среды. Большинство граждан не осознавали, что такое безответственное поведение с ТПО недопустимо. Горожане, за небольшим исключением, до сих пор фактически не сортируют мусор. Причины этого разные: нехватка убеждения в необходимости это делать, неприспособленные контейнеры, безразличие. Демотиватором также было и то, что в некоторых районах в мусоровозы сбрасывали все вместе, даже ранее отсортированный мусор по отдельным контейнерам.

Поэтому нам всем стоит не только задуматься, но и менять парадигму потребления, активно приступать к действию (действительно охранять окружающую среду) и самое главное — формировать гражданское общество».

ОЛЕГ СИНЮТКА: «МЫ НЕ МОЖЕМ ВЫПОЛНЯТЬ РАБОТЫ, КОТОРЫЕ ВОЗЛОЖЕНЫ НА ГОРОДСКУЮ ВЛАСТЬ»

В конце стоит добавить, что на заседании 25 января, о котором упоминалось выше, председатель ЛОГА Олег Синютка заявил: «Мы не можем выполнять работы, которые возложены на городскую власть. Если городская власть официально скажет о том, что она бессильна и не может выполнить ту функцию, которая возложена на нее согласно действующему законодательству, не останется ничего другого, как просто передать эту функцию другим органам власти».

Татьяна КОЗЫРЕВА, Львов


КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

Когда материал уже был готов к печати, стало известно, что будут принимать львовский мусор 4 полигона ТПВ Львовской области — и то, только в течение недели, чтобы «разгрузить» город. Поэтому проблема остается открытой...

Также стало известно, что глава ЛОГА Олег Синютка вчера встречался с несколькими десятками пикетчиков, не согласных с решением проблемы вывоза мусора во Львове. Губернатор сообщил, что на этой или на будущей неделе «ожидает сигнала от премьер-министра о следующих шагах...».

Продолжение следует.

Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ