Проблема демократии не в том, нужна ли людям свобода, а в том, насколько они способны ею пользоваться.
Алексис де Токвиль, французский государственный деятель, историк, обществовед

«Фактор Уолкера» и шанс для Украины

«Если в организационном плане до конца года мы упустим возможность использовать обстоятельства в мире, то дальше нам будет еще сложнее», — эксперт
24 июля, 2017 - 19:21
ФОТО ВЯЧЕСЛАВА ПЕТРОВСКОГО

«Это не замороженный конфликт, а горячая война», — констатировал после поездки в прифронтовую Авдеевку специальный представитель Госдепартамента США по вопросам Украины Курт Уолкер. Наконец прозвучал отчетливый голос. Ведь у многих европейцев с «оптикой» проблемы. Для украинцев это давно является свершенным фактом, ведь по всей стране есть могилы убитых ребят от российского оружия. На этот вопрос, а точнее — есть ли в США понимание того, что ситуация на Донбассе — это агрессия России против Украины, Уолкер также дал утвердительный ответ: «Да, мы это понимаем. Мы видим, что происходит, мы понимаем, как этот конфликт начался, мы понимаем, как им руководят. Наша главная задача — возобновить целостность и суверенитет Украины».

Мы бы отметили четкость Волкера. Ведь часто даже украинские политики не ориентируются в причинно-следственных связях нынешней проблемы на востоке страны. Да, Минские договоренности стали своеобразной остановкой над пропастью, но нужно понимать, кто и какие причины привели к войне и в конечном итоге к ловушке, в которую мы попали в Минске и о которой «День» писал в статье «Дипломатический «котел» еще 27 февраля  2015 года.

«Какие позитивные результаты? Во-первых, это установление так называемой линии безопасности по 15 км от линии столкновения в обе стороны, — рассказал представитель Украины в группе по вопросам безопасности в Минске Евгений Марчук в интервью программы «Тиждень» на телеканале «112 Україна». — Это значит, что на 30 км отведены все тяжелые вооружения в соответствующие места их концентрации. ОБСЕ должна контролировать и верифицировать их вплоть до заводских номеров, чтобы действительно они находились в отмеченных местах. Понятное дело, есть нарушения и есть факты, когда иногда эта техника вводится в безопасностную зону и принимает участие в обстрелах. Но представьте, если бы вся эта техника стояла на линии фронта, какие бы последствия мы имели, если дистанция обстрела достигает до 100 км в тыл. Также удалось договориться по 12 участкам гуманитарного характера, то есть ремонт водопроводов, линий высоковольтных передач и тому подобное. Во-вторых, удалось начать разведение войск, которые стоят друг против друга. В результате тяжелых переговоров, хотя и взаимное недоверие зашкаливает, нам удалось отвести войска и средства на трех участках».

АКТИВНАЯ ДИПЛОМАТИЯ КУРТА УОЛКЕРА. ПОСЛЕ ПОЕЗДКИ НА ДОНБАСС И ВСТРЕЧИ С УКРАИНСКИМИ ПОЛИТИКАМИ ОН ПОСЕТИТ ЕВРОПЕЙСКИЕ СТОЛИЦЫ / ФОТО С FACEBOOK-СТРАНИЦЫ АННЫ ГОПКО

Но как двигаться дальше? Важно, что Уолкер делает не просто четкие заявления, но и демонстрирует активную деятельность. По его словам, после визита в Украину он планирует провести ряд встреч с представителями правительств европейских стран.

«Для нас очень важно было услышать впечатление Уолкера от Донбасса, — рассказывает «Дню» глава Комитета Верховной Рады по иностранным делам Анна Гопко после встречи с Куртом Уолкером. — Уолкер отметил профессиональность наших военных и сказал, что очень важно было непосредственно увидеть, что происходит на Донбассе перед его последующими визитами. Дальше он поедет в Вену, где будет встречаться с ОБСЕ, потому что очень досадно, что в настоящее время ОБСЕ не имеет возможности мониторить ситуацию, не имеет доступа к оккупированным территориям. В этом плане необходимо оказывать давление на Россию, ведь она приняла на себя обязательства и должна их обеспечить. Уолкер заверил, что этот вопрос будет обсуждаться в Вене, потом в Париже, в Лондоне для того, чтобы с западными партнерами координировать усилия. Путин играет на том, что пытается разъединить Запад в их консолидированной позиции. Поскольку мы за эти три года так и не увидели прекращения огня, то возникает вопрос: существуют ли, кроме усиления санкций, дополнительные инструменты для давления на Кремль, чтобы продемонстрировать серьезность намерений Запада».

«Очень важным является назначение именно Курта Уолкера специальным представителем США по Минскому процессу, — комментирует «Дню» Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины Александр Моцик. — Этим назначением новая Администрация Президента США демонстрирует то, что Америка заинтересована в более  активном участии в Минском процессе с целью быстрейшего урегулирования ситуации в Украине, а именно — в завершении войны на Донбассе, достижении мира и деокупации территорий, в том числе Крыма. Курт Уолкер — очень опытный дипломат, он имеет большой политологический опыт. То есть он является тем человеком, который профессионально и компетентно может заниматься вопросом имплементации Минских договоренностей. Тот факт, что за короткое время Уолкер осуществил уже два визита в Украину, говорит о том, что он активно взялся за этот вопрос».

Вместе с тем, нужно понимать, что даже если Курт Уолкер будет действовать активно, все равно он является исполнителем, ведь решения принимаются на высшем уровне. «Мы не знаем всех подробностей разговора Путина и Трампа, но, скорее всего, они договорились создать механизм постоянного переговорного канала, — допускает Евгений Марчук.— Когда говорят, что минский формат не работает, нужно понимать, что он не работает из-за того, что Россия саботирует эти договоренности. Понятно, что просто так Россия не выйдет из Донбасса. И понятно, что военного пути решения этой проблемы нет, потому что с обеих сторон накоплены мощные силы. Но у меня есть небольшие надежды, что активизация дипломатии на уровне глав государств, в частности Петра Порошенко, Эммануэля Макрона, даст возможность успокоить ситуацию, механизм которой удастся вмонтировать в переговорный процесс».

И вот буквально в понедельник состоялся телефонный разговор в рамках «нормандского формата» (Президент Украины Петр Порошенко, Президент Франции Эммануэль Макрон, Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель и Президент РФ Владимир Путин). Конкретики мало. Вот что сообщает сайт Президента Украины. Петр Порошенко назвал последние дни июля одними из самых кровавых в 2017 году и призвал Россию немедленно прекратить агрессивные действия и снабжение оружия на оккупированные территории.

«Собеседники отметили важность полного прекращения огня, выведения тяжелого вооружения и проведения разведения сил с круглосуточным мониторингом ситуации СММ ОБСЕ. Петр Порошенко отметил важность введения на Донбасс миротворческой миссии ООН. Глава Украинского государства также подчеркнул, что освобождение заложников блокирует российская сторона: Украина настаивает на немедленном освобождении всех заложников, в том числе тех, кто незаконно содержится на территории России, в частности Олега Сенцова и Романа Сущенко», — говорится на сайте главы государства.

В свою очередь Президент Франции и Канцлер Германии отметили недопустимость любых заявлений, которые подрывают территориальную целостность Украины, в частности относительно создания так называемой «Малороссии».

«Здесь очень важно понимать, что последующий прогресс зависит от позиции Кремля, — говорит Александр Моцик. — На сегодня Москва абсолютного ничего не сделала для того, чтобы имплементировать Минские договоренности. Напротив, Россия превращает Донбасс в территорию, которая постепенно попадает под суверенитет РФ. Это доказывает тот факт, что Путин принял указ о признаниях документов, которые издаются оккупационной властью на Донбассе, о, в частности, захвате и конфискации украинских предприятий. Поэтому очень хорошо, что на сегодня существуют общие санкции, введенные США и ЕС против России. Это является едва ли не единственным инструментом, который приостанавливает последующую агрессию РФ. И они должны только усиливаться».

«Когда едешь на восток Украины, там регулярно слышишь от людей вопрос: когда наши дипломатические усилия принесут конкретный результат? — задает логический вопрос Анна Гопко. — Пусть даже то, что сейчас выглядит нереалистично, например отключение России от системы SWIFT, все равно проговоривается. Путин должен понимать, что если Украина дальше будет терять людей в результате обстрелов со стороны боевиков, это автоматически будет увеличивать давление на саму Россию. Мы должны также готовить визит Трампа в Украину».

Это внешнедипломатический аспект. А есть и внутренняя работа, которая имеет даже большее значение. «Безусловно, Украина также должна делать свое домашнее задание, — продолжает Анна Гопко. — Это касается борьбы с коррупцией, усиления парламентского и гражданского контроля, обеспечения прозрачности в расходовании финансов на оборону. Например, мы с Куртом Уолкером обсудили ряд законопроектов, которые в настоящий момент находятся в парламенте. Внутреннее единство относительно виденья внутри страны реинтеграции Донбасса очень важно. Уолкер отметил, что жители Донбасса в том числе и на оккупированной территории должны быть убеждены в том, что государство, Киев их поддерживает. Это важный аспект: украинцы на востоке Украины должны знать, что государство о них не забыло».

Именно это отмечает и Евгений Марчук: «Нам нужно сделать так, чтобы в этой войне воевал не только Генштаб ВСУ и Минобороны, спецслужбы и МИД. В этой войне должно принимать участие очень много институтов, не говоря уже о медийной сфере. Нам нужно предложить нашему населению, в частности тому, которое проживает на оккупированной части, виденье того, что собственно ждет Донбасс. До сих пор Киев не положил на стол, партнерам, которые нас поддерживают, план действий на случай возврата украинской власти на Донбасс. В частности, как подсказывает мировой опыт, должен быть переходный период с микрокомпромиссами. То есть должна быть правительственная программа, в которой будет идти речь о том, какие и кому она дает гарантии, к кому имеет претензии, кому и что прощает, а кому не прощает, что будет с собственностью, кто и сколько компенсирует средств, как будет привлекаться зарубежный капитал, инвестиции и т.п. Этот перечень может быть из сотни пунктов. Если том документе, который подготовили в СНБО вместо АТО, не будет украинского виденья по нормализации ситуации, законодательный акт будет выглядеть скудно».    

Украина сегодня имеет шанс — использовать обстоятельства, которые складываются в мире, в частности активизацию США на украинском направлении. «Если в организационном обеспечении до конца года мы упустим этот шанс (потом в России начинаются выборы), то дальше нам будет еще сложнее», — отмечает Евгений Марчук. Во время двухчасового разговора лидеров четырех стран было договорено согласовать окончательные шаги по безопасности и продолжить работу над дорожной картой имплементации Минских договоренностей. С этой целью во второй половине августа должна состояться встреча внешнеполитических советников глав государств «нормандского формата». Это важно, но многое зависит от наших действий, активности и желания, поэтому нужно действовать.

Иван КАПСАМУН, Валентин ТОРБА, «День»
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ