Оружие вытаскивают грешники, натягивают лука своего, чтобы перестрелять нищих, заколоть правых сердцем. Оружие их войдет в сердце их, и луки их сломаются.
Владимир Мономах, великий князь киевский (1113-1125), государственный и политический деятель

Как принимали Конституцию 1996 года

Почему общество и власть так и не научились жить по Основному Закону
23 июня, 2016 - 19:11
КАРИКАТУРА 1996 ГОДА. ГЕНИАЛЬНЫЙ АНАТОЛИЙ КАЗАНСКИЙ НЕ ТОЛЬКО РЕАГИРОВАЛ НА АКТУАЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ, НО И ОКАЗАЛСЯ ПРОВИДЦЕМ НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ УКРАИНЫ. ВСЕ ПРЕЗИДЕНТЫ ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ ВЫПОЛНЯТЬ КОНСТИТУЦИЮ, ВСЕГДА ПЫТАЛИСЬ И ПЫТАЮТСЯ ЕЕ ПЕРЕПИСАТЬ / РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня», 1996 г.
ВИКТОР МУСИЯКА: «МЫ БЫЛИ РОМАНТИКАМИ И СЧИТАЛИ, ЧТО ПРИНЯЛИ ОСНОВНОЙ ЗАКОН, ПО КОТОРОМУ ОТНЫНЕ БУДЕТ ЖИТЬ ОБЩЕСТВО И ВЛАСТЬ. А ПОЛУЧИЛИ — ПОСТОЯННУЮ БОРЬБУ... КОТОРАЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ»

28 июня 2016 года Украина отмечает 20-летие принятия своей Конституции. Хотя, конечно, традиции написания близких к подобному документов имеют в украинской истории древние корни: «Русская правда» Ярослава Мудрого XI—XII вв., Конституция Филиппа Орлика 1710 г.

В 1996 году, после периода непосредственной плодотворной работы по утверждению Основного Закона, а до того после нескольких лет разработки его проектов, Верховная Рада сделала большой шаг для утверждения украинской независимости. Но в течение двух десятилетий один из лучших конституционных документов в мире (как уверяют эксперты) не смог обеспечить целостность и гармоничное развитие государства. Но причина кроется не в его тексте, а в нежелании власти предержащих придерживаться и гарантировать выполнение Конституции.

Все президенты вместо того, чтобы выполнять Основной Закон, пытались переписать его: «референдум» Кучмы 2000 г.; конституционная реформа 2004 г., которая создала де-юре парламентско-президентскую республику, а де-факто обеспечила распыление политической ответственности при президентстве Виктора Ющенко; потом при Викторе Януковче возвращение в 2010-м через КС Конституции предыдущего варианта. Изменяют Основной Закон и при Президенте Петре Порошенко, хотя, по мнению известного конституционалиста Виктора Шишкина, в условиях военного положения этого делать априори нельзя.

О том, как на самом деле принималась украинская Конституция, деградации политической культуры и защите Основного Закона обществом «День» побеседовал с одним из авторов Конституции Украины 1996 года, профессором Киево-Могилянской академии Виктором МУСИЯКОЙ. По чудесному совпадению, именно 28 июня пан Виктор отмечает свое 70-летие, с чем «День» его искренне поздравляет.

«ВСЕ, КТО РАССКАЗЫВАЕТ, ЧТО ПРОЕКТ КОНСТИТУЦИИ ПРОТОЛКНУЛИ В ПАРЛАМЕНТЕ БЛАГОДАРЯ АП КУЧМЫ, — НЕВЕЖДЫ»

Среди современных политиков и журналистов бытует мнение, что украинская Конституция была принята благодаря Леониду Кучме или вообще была написана в его Администрации и протянута в Верховную Раду. Каково ваше отношение к этому?

— Все, кто рассказывает, что проект Конституции Украины протолкнули в Верховной Раде благодаря тогдашней Администрации президента Кучмы, — невежды. Напротив, было противостояние, поскольку мы, депутаты и конституционалисты, занимали одну позицию, а Администрация президента — другую, так как они не хотели, чтобы мы дорабатывали проект Конституции, который в результате и приняли. В АП на сентябрь 1996-го готовился референдум, и уже был подписан соответствующий указ о своем проекте, который предусматривал абсолютную президентскую власть.

23 ИЮНЯ 2016 ГОСУДАРСТВЕННАЯ АРХИВНАЯ СЛУЖБА УКРАИНЫ СОВМЕСТНО С НАЦИОНАЛЬНЫМ ЗАПОВЕДНИКОМ «СОФИЯ КИЕВСКАЯ» ПРЕДСТАВИЛИ ВЫСТАВКУ ДОКУМЕНТОВ, ПОСВЯЩЕННУЮ 20-Й ГОДОВЩИНЕ КОНСТИТУЦИИ УКРАИНЫ. В ЭКСПОЗИЦИИ— ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ, ОТРАЖАЮЩИЕ ВАЖНЕЙШИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ МОМЕНТЫ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ. В ЧАСТНОСТИ, КОПИЯ УНИКАЛЬНОГО ПАМЯТНИКА— КОНСТИТУЦИИ ГЕТМАНА ПИЛИПА ОРЛИКА, А ТАКЖЕ КОПИИ УНИВЕРСАЛОВ УКРАИНСКОЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РАДЫ, КОНСТИТУЦИИ УКРАИНСКОЙ ДЕРЖАВЫ, АКТА ОБ ОБЪЕДИНЕНИИ ЗАПАДНОУКРАИНСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ С УКРАИНСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКОЙ. НА ВЫСТАВКЕ ВПЕРВЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНЫ ОРИГИНАЛЫ ДОКУМЕНТОВ, РАСКРЫВАЮЩИХ СОБЫТИЯ СТАНОВЛЕНИЯ НЕЗАВИСИМОЙ УКРАИНЫ, ПОДГОТОВКИ ОСНОВНОГО ЗАКОНА УКРАИНЫ. ЭТО — ОРИГИНАЛ КОНСТИТУЦИОННОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ ВЕРХОВНОЙ РАДОЙ УКРАИНЫ И ПРЕЗИДЕНТОМ УКРАИНЫ, КОНСТИТУЦИЯ УКРАИНЫ, ПРИНЯТАЯ НА V СЕССИИ ВЕРХОВНОЙ РАДЫ УКРАИНЫ 28 ИЮНЯ 1996, ПРОТОКОЛЫ ЗАСЕДАНИЙ V СЕССИИ ВЕРХОВНОЙ РАДЫ УКРАИНЫ ПО ОБСУЖДЕНИЮ ВОПРОСА О ПРОЕКТЕ КОНСТИТУЦИИ УКРАИНЫ 26— 28 ИЮНЯ 1996 г... / ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА / «День»

В то время я был представителем президента в Верховной Раде. Мы с Михаилом Сиротой после заседаний Временной спецкомиссии по вопросам разработки новой Конституции и разработки ею по нескольку статей, буквально каждый день ходили к президенту за результатами работы. Часто у нас с ним были острые дебаты на высоких тонах. Кучма хотя и был все время против этого процесса, все равно принимал в нем участие.

Тогда не существовало принятых норм одобрения конституционных изменений. Поэтому наш проект, как и любой закон, прошел два чтения, но окончательное голосование состоялось после того, как мы утвердили его в апреле в первом чтении, и потом Комиссия доработала его. В конце июня у нас была подготовлена 161 статья, и их вынесли на окончательное принятие. На фоне того, что происходит в настоящий момент в конституционном процессе, когда депутатам трудно собрать 300 голосов, нам нужно было собрать 300 голосов на каждую из 161 статьи. Было более 2000 тысяч замечаний и предложений к каждой из них, и все они постепенно ставилась на голосование, и каждый из их авторов мог высказываться.

Временная комиссия работала 1,5—2 месяца с 9 утра до 9 вечера с короткими перерывами. Сначала в ней не принимали участия «левые» фракции. Когда же Мороз понял, что мы не сдаемся и работаем, он прислал нам кофе, чай, бутерброды. Уже потом к Комиссии присоединились представители левых фракций, которые также работали над окончательными вариантами статей и все время пытались начать процесс их рассмотрения заново. Когда мы завершили этот процесс, 26 июня 1996 года проект Конституции был внесен в Верховную Раду. Именно в этот момент окружение президента, которое имело на него серьезное влияние и было представителями разных экономических и финансовых структур (влиятельным был и Дмитрий Табачник), подталкивало Кучму отказаться от этого варианта Конституции в интересах предложенного ими с суперпрезидентскими полномочиями, подписать соответствующий указ и вынести его на референдум. Именно 26 июня мы встретились с Кучмой — Вадим Гетьман спросил его: «Вы собираетесь объявить референдум?» Кучма ответил: «Да, я уже подписал Указ» и добавил, что Указ касался текста, написанного в Администрации президента. Тогда я поднялся и положил на стол в приемной заявление об отставке с должности. А уже 27 июня утром мы начали заседание Верховной Рады, которое закончилось утром 28 июня принятием украинской Конституции. Фактически за сутки мы отработали пленарную неделю.

ФОТО УКРИНФОРМА

Именно поэтому говорить, что мы написали и приняли текст за одну ночь, — это дикость, невежество или просто попытка скомпрометировать конституционный процесс. Этот процесс был чистым и правильным.

«В СЕГОДНЯШНЕМ ПАРЛАМЕНТЕ ВМЕСТО ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ — ДОГОВОРНЯКИ»

Сегодня, беседуя в кулуарах Верховной Рады о конституционных изменениях, депутаты больше говорят о партийных или личных интересах в этом процессе. Что же двигало вами на заре Украинского государства?

— Тогда мы были романтиками и считали, что приняли Основной Закон, по которому отныне будет жить общество и власть. Вышло же 20 лет борьбы... До чего мы дожили: ни один из сегодняшних 416 депутатов не прочитал 120 страниц Закона «О судоустройстве и статусе судей», при том, что проголосовал — 281. Причина этого — договорняки. Фактически депутаты приняли документ, который соответствует еще не принятым конституционным изменениям.

У нас же была другая ситуация. Около 180 депутатов Рады были «левыми» — коммунисты, социалисты и крестьяне, которые пришли еще с советских времен, и многие из них верили в те идеи, на которых они стояли. Именно за счет «левых» нам нужно было набирать 300 голосов за Конституцию — тогда речь не могла идти о каких-то договорняках. Утром 27 июня мы разделились на несколько групп, готовивших текст, который был бы приемлемым для «левых» и «правых». Именно тогда встал вопрос: «как быть с частной собственностью?». Тогда мы написали в 41 статье: «Право частной собственности — неприкосновенно», к чему и я приложил руку, вспоминая 544 статью Кодекса Наполеона. Приходилось вести переговоры не только из-за «левых» идей, но и, например, затрагивали вопрос Крыма, в отношении которого мы заложили интересную формулу: Конституция автономной республики утверждается не менее чем половиной состава Рады. С коммунистами мы пришли к согласию, что украинский народ как политическая нация — это граждане Украины всех национальностей. Даже в преамбуле записали формулу: «руководствуясь своей совестью, чувствуя ответственность перед Богом», — «левые» согласились на это.

Процесс шел сложно, но в конце концов мы дошли до согласованности. В течение суток, думаю, в сознании и мировоззрении почти всех «левых» произошли тектонические сдвиги — многие из них осознали, что они творят историю народа, к чему привела их судьба. Многие из них голосовали за Конституцию, притом, что их предупреждали и угрожали, что они больше не будут депутатами и членами своих партий. Все депутаты сошлись, что они представляют украинский народ. Так что о каких договорняках в то время могла идти речь?

«ИСТОЧНИКИ И КОРНИ НЫНЕШНЕЙ БОЛЕЗНИ — В 90-х»

Почему же, по вашему мнению, за эти 20 лет произошла такая моральная и правовая деградация украинского политического класса?

— УССР была второй республикой по экономическому потенциалу и возможностям — после распада Советского Союза мы могли сделать огромный рывок. У нас была мощная государственная собственность на средства производства, которая давала огромные прибыли. Но именно тогда через среднюю и крупную приватизацию за бесценок были созданы основы для олигархических структур, которые сконцентрировали рычаги управления экономикой Украины. К моменту, когда мы принимали Конституцию, они уже существовали, поэтому источники и корни этой болезни — в тех временах. Тогда, конечно, они еще не научились создавать свои политические проекты, которые существуют сейчас. Но эти люди поняли, что необходимо сделать так, чтобы благодаря Основному закону власть была сконцентрирована в руках Президента, чтобы через него решать все свои проблемы, прицепиться к бюджетным ресурсам и т.д. Эта каста людей, которые имели свои интересы, далекие от общественных, на тот момент уже влияла на политические процессы. Эта борьба резко поднялась к 1995 году, когда мы были на грани и когда был заключен конституционный (а я называю его «антиконституционным») договор, который дал нам передышку на год, предоставляя фактически диктаторские полномочия Президенту. За этот год мы успели написать Конституцию. С другой стороны, без этого соглашения Украину могли разорвать на куски.

В тот момент Кучма хотел, чтобы государство Украина существовало, хотя у него как у директора завода были авторитарные замашки и всю страну он воспринимал как большой завод, поэтому применял к ней те же методы управления. Это абсолютно устраивало его финансово-экономическое окружение, которое хотело окончательно наделить его неограниченными полномочиями через принятие соответствующей Конституции. Но тогда нам удалось с ними справиться.

Вообще, у нас еще полностью не сформировано гражданское общество — в 90-х его не было тем более. Народ постсоветской Украины ждал решений от власти в интересах государства. Зато власть в это время пошла в другую сторону и делала все в своих интересах. По причине недоформированности гражданского общества невосприятие им действий власти приобретает волнообразные формы, которые выплескиваются в «майданы». Но общественное развитие должно обрести не волнообразные накопления возмущения властью, а постоянное осознание ответственности за государство широкими прослойками населения, понимания нормы Конституции, что именно народ является источником власти. Люди должны понять, что они обязаны контролировать власть, вынуждать ее действовать в соответствии с Конституцией. Иначе мы будем идти по тому же ошибочному пути.

 

Дмитрий КРИВЦУН, «День»
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ