Украина не может существовать, не владея Крымом, это будет туловище без ног. Крым должен принадлежать Украине, на каких условиях, это все равно, будет ли это полное слияние, или широкая автономия, последнее должно зависеть от желания самих крымчан
Павел Скоропадский — украинский государственный, политический и общественный деятель, военный. Гетман Украинского Государства.

Царские гостинцы — Ходынка

6 апреля, 2006 - 18:55

В этом году в мае месяце исполняется 110 лет со дня так называемой Ходынки, которая за несколько страшных часов унесла тысячи жизней москвичей — старых и молодых, взрослых и детей, бедных и богатых. В памяти россиян это событие всегда будет ассоциироваться с именем царя Российской империи Николая II.

Взойдя на трон в 1894 году, Николай II Александрович Романов отложил свою коронацию на полтора года. Тому были различные причины, в частности — женитьба царя на принцессе Алисе Гессен-Дармштадтской. Его женой стала немецкая принцесса протестантского исповедания, принявшая, став русской императрицей, православие под именем Александры Федоровны (со времен Петра I все императоры России женились на иностранных княжнах протестантского вероисповедания. Большинство русских императриц не успевало освоить русский язык в отведенное им время — от свадьбы и до смерти).

Все те полтора года, которые отделяли вступление Николая II на престол от коронации, в Москве шли праздничные приготовления к этой церемонии. Устроителями был тщательно разработан план торжеств и увеселений, на которые казна выделила около 100 млн. рублей. Руководили подготовкой обер-полицеймейстер Москвы Власовский и градоначальник Москвы великий князь Сергей Александрович. (N.B. Сергей Александрович Романов — сын императора Александра II, дядя Николая II. Противник каких-либо реформ, антисемит, религиозный фанатик. Был женат на сестре императрицы Александры Федоровны, через которую оказывал на Николая II большое влияние в политических вопросах. Его генерал-губернаторство отмечено гонениями на легальные общественные организации и печать, высылкой евреев и т. п. По словам Ленина, «Сергей Романов революционизировал Москву едва ли не лучше многих революционеров...»)

Коронационные праздники должны были длится две недели; их программа включала банкеты, балы, концерты, приемы. Не забыли также о подданных. Для народа было предусмотрено народное гулянье на древнем Ходынском поле — там сооружались карусели, устанавливались палаточные ларьки; москвичам были обещаны многочисленные зрелища, развлечения, пиво и мед. Задолго до коронации было также обнародовано, что на Ходынке будут всем раздавать подарки. Власть действительно заготовила 400 тысяч узелков с царским набором — сайка, фунт колбасы, фунт конфет и пряников, а ко всему — золоченая кружка с царским вензелем. Об этих подарках говорила вся Москва и ее окрестности и чем меньше дней оставалось до коронации, тем более ценными становились в воображении людей эти гостинцы. Так, крестьяне Московской губернии были убеждены в том, что каждая изба получит от нового царя лошадь и корову.

Как оказалось, московские власти поленились привести в надлежащий порядок Ходынское поле, а также не сумели спрогнозировать количество гостей Ходынки. Там была обустроена только одна праздничная площадка размером в квадратную версту, где были сооружены временные балаганы, театры, 150 буфетов для раздачи подарков и 20 питейных заведений. Никого не беспокоило то, что вокруг Ходынки все поле было изрыто длинными глубокими рвами, заброшенными колодцами, ямами, откуда москвичи брали песок.

Массовые гулянья должны были начаться 18 мая, но уже с утра 17-го на Ходынку потянулись бесконечные массы народа, которые полностью застопорили уличное движение. Люди шли целыми семьями, с маленьким детьми и стариками — каждый надеялся получить подарок. И к ночи Ходынское поле превратилось в душегубку — там собралось, как пишут историки, до 500 тысяч людей (называют также миллион), а толпы все прибывали. К утру многие стали терять сознание и умирать от удушья; при этом мертвые оставались «стоять» в толпе, стиснутые со всех сторон. Над Ходынкой раздавались крики, стоны, призывы на помощь. Утром 18 мая от Ходынки одна за одной начали отъезжать — по празднично украшенным московским улицам — открытые повозки с горами трупов. Навстречу им двигались все новые и новые «царские гости».

Когда рассвело, начали, наконец, раздавать подарки, превратив Ходынку в настоящий Армагеддон. Люди сталкивали друг друга в ямы, рвы и колодцы и сами падали туда же, прижимая к груди подарки. Полиция (всего около 2000 чел.) даже не пыталась навести порядок, спасать людей. Измученные люди падали в траншеи и ямы, по ним шли другие и проваливались в какие-то едва прикрытые погреба. Из этих мест трупы извлекали несколько недель. А в день «гулянья» обезумевшие толпы сами стали собирать трупы в кучи; туда попало очень много людей без сознания, в обмороке. Все они погибли.

Подводы с мертвыми тянулись по Москве весь праздничный день 18 мая. Это, однако, никак не отразилось на программе коронационных торжеств — так распорядился император Николай II. Того же 18 числа царь с царицей, согласно расписанию, танцевали на балу у французского посла, что вызвало недоумение иностранных гостей и раздражение московской интеллигенции. Кто ее слушал? И праздник продолжался — это был истинный «пир во время чумы». В один из этих похоронно-праздничных дней, в перерыве между приемом и театром царь и царица посетили пострадавших в больнице и приказали выдать денежную компенсацию семьям пострадавших. Заехал царь и на Ходынское поле — там все трупы уже были вывезены, земля чисто подметена, а по дорожкам чинно гуляла празднично одетая публика. Огромный сводный оркестр и хор приветствовали царя-батюшку исполнением «Боже Царя храни» и «Славься» Глинки.

Созданная через несколько дней Следственная комиссия ограничилась наказанием «стрелочников». Более того, градоначальнику князю Сергею Александровичу была официально объявлена высочайшая благодарность «за образцовую подготовку и проведение торжеств».

17 и 18 мая 1896 года во время народных гуляний, посвященных коронации Николая II, в Москве погибло — по разным подсчетам — от полутора тысяч (по официальным данным) до шести тысяч жителей Москвы и Московской губернии (по данным кладбищенских записей). Примерно столько же изувеченных.

Через несколько месяцев, накануне 1897 года, царь Николай записал в своем дневнике: «Дай Бог, чтобы следующий 1897 год прошел также благополучно, как этот».

В 2000 году Архиерейский собор Русской православной церкви причислил последнего царя Российской империи Николая I к лику православных святых.

Клара ГУДЗИК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ