Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Гибель Николая Щорса —

больше вопросов, чем ответов?
31 августа, 2001 - 00:00

На самом севере украинского Полесья, у перекрестка границ Украины, Беларуси и России, на берегах живописной реки Снов раскинулся небольшой районный городок Щорс Черниговской области (до 1935 г. — Сновск) с населением 13,5 тысяч человек. Основанный после реформы 1861 года на месте хутора Коржовка, он и сейчас живет своей неторопливой жизнью. Известность ему принес Николай Александрович Щорс, уроженец Сновска, одна из самых ярких личностей Гражданской войны в Украине.

В истории Гражданской войны 1918 — 1921 гг. было немало знаковых, харизматических фигур, особенно в стане «победителей» — красных, о которых известно, казалось бы, все. Чапаев, Буденный, Котовский, Якир, Лазо, Щорс... О командирах РККА написано множество книг, опубликованы десятки беллетризованных биографий, больше похожих на миф (кому посчастливилось пережить эту бурную эпоху, а позже репрессии 30-х годов — то и автобиографий), воспоминаний соратников по борьбе за «светлое будущее».

Впрочем, не все легендарные красные командиры вписывались в жесткую, контролировавшую все и вся, большевистскую схему; потому они часто при помощи ревтрибуналов или при таинственных обстоятельствах (Фрунзе, Котовский...) уходили с арены кровавой братоубийственной драмы. Нередко для идеологических нужд их, посыпанных, казалось, нафталином времени, «выдергивали» из забытья. Так Филипп Миронов и Борис Думенко — вожди красного казачества, были объявлены изменниками и расстреляны. Они были реабилитированы только в начале 90-х годов ХХ века, то есть через 70 лет. В случае с Думенко главную роль сыграла популярность последнего — «соратники» — Буденный и Ворошилов (руководители I Конной армии) можно сказать «съели» более удачливого и известного конкурента, любимца казацких масс.

Не последнюю роль в судьбе легендарного и весьма талантливого украинского красного комдива Николая Щорса сыграла зависть людей, которые бок о бок с ним воевали на фронтах Гражданской войны. Уроженец Сновска Городнянского уезда за свою недолгую жизнь (1895 — 1919) успел многое — закончил военно-фельдшерскую школу в Киеве, участвовал в I Мировой войне (после окончания в Полтаве Виленского — эвакуированного в глубокий тыл из-за наступления кайзеровских войск — военного училища, Н. Щорс был направлен на Юго-Западный фронт младшим командиром роты), где после тяжелых месяцев окопной жизни «заработал» туберкулез. В течение 1918 — 1919 гг. прапорщик царской армии сделал головокружительную карьеру — от одного из командиров малочисленного Семеновского красногвардейского отряда до командующего I Украинской советской дивизией (с 6 марта 1919 года). Бригадой в этой дивизии командовал Василий Боженко, не менее колоритная фигура, требующая отдельного рассказа.

82 года назад, 30 августа 1919 года, комдив прибыл на участок Богунской бригады в районе села Белошица (ныне — Щорсовка). Официальная версия гибели Н. Щорса выглядела таким образом (в фильме А. Довженко выпуска 1939 года «Щорс», воспроизведена, конечно же, она): комдив наблюдал из бинокля за петлюровцами и выслушивал доклады командиров. Богунцы поднялись в атаку, но на фланге «ожил» пулеметный расчет противника, прижавший красногвардейцев к земле. В этот момент бинокль выпал из рук Щорса; он был смертельно ранен и через 15 минут скончался на руках своих соратников.

Чтобы попытаться разобраться, так ли все было на самом деле, выстроим хотя бы одну версию. В начале сентября 1919 года прах Щорса был вывезен в глубокий тыл — в Саратов. Не для того ли, чтобы скрыть правду о его гибели? Через 30 лет, в 1949 году, в день смерти комдива в Саратове были проведены перезахоронение и эксгумация его останков. Перезахоронение проводилось на высоком правительственном уровне. Когда был вскрыт гроб и проведена эксгумация черепа, то медицинская комиссия, состоящая из лучших специалистов- паталогоанатомов, признала, что Щорс был убит выстрелом из малокалиберного пистолета с расстояния всего лишь в 10 — 15 метров. Как и следовало ожидать, этот факт умалчивался. Протоколы правительственной комиссии оказались в спецхране НКВД, а позже — КГБ СССР.



Официальная версия о героической гибели комдива от пули петлюровцев таким образом была поставлена под сомнение. До сих пор в музее Николая Щорса в городе Щорсе нет копии решения этой комиссии, несмотря на неоднократные обращения в соответствующие органы. Обвинения в отношении командарма III ранга Николая Дубового в 1937 году (когда он был репрессирован) также не было. Начдивом 44-й стрелковой дивизии Красной армии с 1 июля по 21 августа 1919 года и после гибели Щорса был именно Н. Дубовой. Недолгих 9 дней этой самой дивизией командовал Щорс (подчиненные ему соединения — две бригады I УСД — влились в состав 44-й дивизии). Конечно же, приход нового командира вызвал неоднозначную реакцию командования и штаба — возможно, кто-то счел этот факт прямым оскорблением. К тому же в Нежинской бригаде 44-й дивизии помнили о роли Щорса в разоружении и отдаче под суд зачинщиков мятежа.

На тот момент, когда Н. Щорс был в траншее, возле него находились лишь Н. Дубовой и одна весьма загадочная личность — военспец 12-й армии Танхиль- Танхилевич. Интересно, что он при невыясненных обстоятельствах попал на передовую 44-й дивизии, и следы его теряются уже в первых числах сентября 1919 года. Трудно понять, почему Н. Дубовой приказал забинтовать голову начдива и запрещал разбинтовывать ее медсестре, которая прибежала из соседней траншеи. Напрашивается вопрос — возможно, Дубовой и Танхиль-Танхилевич были заказчиками, исполнителями или же соучастниками преступления? Нельзя сказать, что эта версия появилась недавно. В своей книге мемуарного плана, изданной в 1937 году и переизданной в 1956 году, Петренко-Петриковский (начальник штаба 44-й дивизии), настаивал на этой версии гибели Щорса (именно он первым зафиксировал присутствие в траншее, где погиб Щорс, только двух человек — Дубового и Танхиль-Танхилевича).

Если говорить о «партизанщине», часто приписываемой Николаю Щорсу и Василию Боженко (командир Таращанской бригады, отравленный петлюровскими лазутчиками, умер 19 августа 1919 г.), то весь боевой путь этих командиров говорит об обратном. Взятие Киева (5 февраля 1919 г.), разгром частей Симона Петлюры под Проскуровом, оборона Коростеньского плацдарма, организация школы красных командиров... О какой «партизанщине» может идти речь? В статье «Польско- петлюровский фронт» (газета «Красная Звезда», №70 от 20 июня 1919 г.) наркомвоен Украины Н. Подвойский после осмотра частей I Украинской дивизии дал им и их командирам такую оценку: «Среди красноармейцев Н. Щорс и В. Боженко пользуются очень большим авторитетом. Дисциплина у них железная».

Гражданская война — победителей и проигравших в ней, конечно же, не бывает. Одно можно сказать с уверенностью — Красная армия показала себя более организованной силой, использовавшей многочисленные промахи своих врагов (в области стратегии и тактики и в области политико-экономической); большевики весьма удачно эксплуатировали популистские лозунги типа «Земля — крестьянам, фабрики — рабочим...» Наконец, дисциплина и спаянность красноармейских частей, разброд, идеологические споры в стане их многочисленных противников (на территории Украины в 1918 — 1921 гг. действовали силы Гетманата, Украинской Народной Республики — армия Симона Петлюры, Украинской Галицкой армии, крестьянского «батьки» Нестора Махно — попеременно воевавшего со всеми, белогвардейские части Антона Деникина, и позже барона Врангеля, не признававших никого и боровшихся за «Единую и неделимую Россию»...), стали главной составляющей победы большевиков.

Николай Щорс был одним из самых ярких представителей «новой волны» командиров регулярной Красной армии. Насколько результаты победы РККА удовлетворили бы эту независимую, харизматическую личность, это уже другой, непростой вопрос. Воспользовались ее плодами люди совершенно другого плана — Сталин, Троцкий (они были еще формально вместе), Ворошилов, Буденный. Герои или антигерои Гражданской войны (со стороны «победителей») в большинстве своем репрессии 30- х годов не пережили.

Сергей МАХУН, фоторепродукция Анатолия МЕДЗИКА, «День», (Киев — Щорс, Черниговской области — Киев)
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments