Это же большая глупость - хотеть говорить, а не хотеть быть понятым.
Феофан (Елеазар) Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ

Казаки-наемники на службе европейских госу дарств

19 мая, 2000 - 00:00

 

Уже к концу XVI века запорожское казачество перестало быть
диковинным, экзотическим явлением для Европы. Украина, входившая в состав
Речи Посполитой, начинает играть все более важную роль в межгосударственных
отношениях стран Старого Света. И, несмотря на то, что запорожские казаки
были подданными польского короля, они очень часто вели самостоятельную
политику в военной сфере без оглядки на Варшаву.

Так, после ряда их удачных походов в 80-х годах XVI века
(в первую очередь после взятия и разрушения турецкой крепости Бендеры в
1583 году), ватиканская дипломатия решила привлечь запорожцев к участию
в «Священной Лиге» — союзе христианских государств, обеспокоенных усиливающейся
экспансией турок-османов в Европе. Польша, в лице ее короля, трансильванского
князя Стефана Батория, в отношении Порты занимала примиренческую позицию.
Напуганный приготовлениями турок к войне после победы казаков в Бендерах,
он приказал казнить 31 запорожского казака, участвовавшего в этом походе,
в присутствии турецких дипломатов. Война с Московией в Ливонии интересовала
Стефана Батория куда больше, потому он и старался не портить отношения
с султаном.

Несмотря на блестящую победу союзного христианского флота
над турецким у мыса Лепанто в 1571 году, уже через четыре года Венецианская
республика теряет остров Кипр. Османская империя в 1585 году заключает
с Венецией, имевшей мощный флот, мирный договор, после чего все старания
папского престола укрепить позиции «Священной Лиги» (в том числе и привлечением
к нему запорожцев), оказались бесполезными. Турецкая дипломатия одержала
верх.

Но уже в 90-х годах XVI века западные политики вновь начинают
искать контактов с запорожцами. Так, в 1593—1594 годах папский посланник
Александр Комулович и посол императора Рудольфа II Эрих Лясота сумели за
определенную плату нанять и направить в Молдову, бывшую вассалом Порты,
отряд из 12 тысяч добровольцев.

Вернувшисть в Регенсбург, Э.Лясота, оставивший весьма интересные
записки о своей поездке в Запорожскую Сечь, записал: «Я и казаки (послы)
были милостиво приняты на аудиенции цесарем (императором) в присутствии
тайных советников, причем казаки подарили цесарю два турецких флага». Поход
возглавил будущий руководитель восстания против поляков Северин Наливайко.
Молдавский господарь потерпел поражение и на некоторое время признал себя
вассалом австрийских Габсбургов.

Казаки фактически впервые выступают в роли кондотьеров
(наемников); вряд ли таковыми их можно было назвать, когда они воевали
под знаменами своего сюзерена — короля Речи Посполитой. Отдельная тема
— участие запорожских козаков в походах Лжедмитрия I и Лжедмитрия II в
1607—1612 годах в Московию. Но опять же, главным вдохновителем самозванцев
был именно польский король. В 1604 году гетман Семен Скалозуб с отрядом
в 4 тысячи человек выступил в поход на черноморское побережье Турции; во
многом именно это событие сорвало намечавшееся вторжение османов в Австрию.
Активность запорожцев на северных рубежах Порты не ослабевала и в 10—30-х
годах ХVII века. Походы гетмана Петра Конашевича-Сагайдачного, решающая
роль казаков в победе над турками и татарами в 1620—1621 гг. под Хотином
общеизвестна, и не оспаривается даже польскими историками.

Вскоре в Европе разгорелась первая общеевропейская война
— Тридцатилетняя (1618—1648). В ней участвовали австрийские и испанские
Габсбурги, Бавария, ряд немецких католических княжеств (при поддержке папского
престола) с одной стороны, и — блок немецких протестантских княжеств и
Чехия, которым помогали на определенных этапах Дания, Швеция, Франция,
Трансильвания, Англия и Голландия — с другой стороны. В зависимости от
того, кто привлекал на службу казаков, на стороне тех сил и принимали они
участие в этой войне.

В октябре 1619 года, в самый разгар осады Вены восставшими
чехами и трансильванцами Бетлена Габора, в Закарпатье вторгается 10-тысячный
корпус наемников-запорожцев, ставших под знамена императора Фердинанда
II Габсбурга. 22 ноября 1619 года они разгромили трансильванцев, осадили
города Кошице и Пряшев в Словакии и фактически сорвали планы войск Антигабсбургского
блока, вынудив их снять осаду Вены. Но казаки, из-за отказа австрийцев
выплатить все причитающиеся им деньги, в середине декабря 1619 года возвратились
на Сечь.

В 1631 году две тысячи казаков на стороне армии генералиссимуса
«Священной Римской империи» Альбрехта фон Валленштейна участвовали в боевых
действиях в Силезии против Саксонии — союзника триумфатора этой войны,
шведского короля Густава II Адольфа. Из запорожцев формировали эскадроны
легкой конницы в подразделениях имперских генералов Верта и Галласа, причем
сам Валленштейн отдавал им предпочтение, ценя казаков выше польских гусаров
и не ниже признанных мастеров глубоких рейдов в тыл врага — хорватов.

В книге Владимира Сичинского «Чужинці про Україну» приведены
интересные данные об участии казаков в боевых действиях имперцев в Люксембурге.
Так, в № 81 (1631 г.) еженедельника «Gazette de France» находим также весьма
интересные сведения о четырехтысячном отряде конных украинских казаков
под руководством полковника Тарасского, который под знаменами императора
воевал в Люксембурге, Фландрии и Пикардии против французских войск генерала
де Суассона. После первой неудачи «казаки напали на французов со страшным
криком; наши люди (французы), не привыкли к такому крику, так испугались,
что бросились бежать и отступили к болоту на другом берегу речки...»

Австрийское командование создавало из запорожцев легкие
кавалерийские полки и эскадроны, которые совершали проникающие рейды в
северную и северо-восточную Францию. Так, в феврале 1636 года двухтысячный
кавалерийский полк запорожцев через реку Маас возле Вердена ворвался в
провинцию Шампань, разгромил расквартировавшиеся там части французов и
с богатой добычей вернулся к месту расквартирования австрийских войск —
в Люксембург.

Условия службы казаков всегда оговаривались договорами
(контрактами). Простой запорожец получал ежемесячно до 6 талеров, а полковник
Павел Носковский, являвшийся командиром полка — 200 талеров, что по тем
временам было просто астрономической суммой. Но условия контракта полностью
не выполнялись австрийским правительством, потому осенью 1636 года казаки
Носковского покидают театр боевых действий и по пути на родину, в Силезии,
поднимают бунт, требуя немедленного расчета у имперских властей. Неблагодарные
австрийцы высылают целый карательный корпус, который сильно потрепал полк
запорожцев и заставил их перейти австрийско-польскую границу.

Очень интересен, но не до конца разъяснен вопрос об участии
казаков в составе французских войск в осаде морской крепости Дюнкерк на
севере Франции. Точно известно, что Богдан Хмельницкий, занимавший тогда
вторую по значимости должность в сечевой табели о рангах — должность военного
писаря, в 1644 году встретился в Варшаве с послом Франции графом де Брежи.
Именно последний посоветовал кардиналу Джулио Мазарини, определявшему всю
внешнюю политику Франции, взять казаков на службу.

Наконец в октябре 1645 года после долгих переговоров полк
запорожских казаков (до 2400 человек) морским путем через польский порт
Гданск отправился в Кале. И вот здесь начинается самое интересное — историки
(украинские, французские, польские) давно ведут спор о том, кто же возглавлял
таки этот отряд украинских наемников. Польский исследователь Збигнев Вуйцик
говорит о том (после многолетних поисков в польских и французских архивах),
что Богдан Хмельницкий, однозначно, все же не был во Франции. Также трудно
согласиться и с мнением большинства украинских исследователей, которые
говорят о том, что командовали запорожцами у Дюнкерка полковники Иван Сирко
и Солтенко. Интересно, что о них в период с 1648 по 1655 годы, в годы Освободительной
войны украинского народа против Польши, практически ничего не было известно,
— и это при очень скрупулезной работе писарской службы Войска Запорожского.

Но все же, можно однозначно сказать, что казаки участвовали
в октябре 1645 года в боевых действиях во Фландрии и взятии приступом крепости
Дюнкерк (капитуляция испанского гарнизона была принята 11 октября 1646
года). Но вновь, как и в Империи, местные власти обманули наемников (совсем
в духе того времени) и часть из них вернулась в Украину, а часть перешла
на сторону испанцев.

С окончанием в 1648 году Тридцатилетней войны и подписанием
мирного договора в Мюнстере и Оснабрюкке, боевые действия между Францией
и Испанией не закончились. Есть свидетельства того, что отдельные подразделения
запорожских казаков воевали с французами на стороне испанцев в 1655 году
во Фландрии.

Школа Тридцатилетней войны, которую прошли очень многие
казаки, впоследствии участвовавшие в Освободительной войне с 1648 года,
имела положительное влияние на боеготовность запорожцев. Силу их очень
скоро у Желтых Вод, под Корсунем, Пилявцами и Зборовом ощутили регулярные
войска Речи Посполитой.

Сергей МАХУН, «День» 
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ