Сжалься, Боже, над Украиной, чьи сыновья не вместе!
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман

Любечские съезды древнерусских князей

23 августа, 2002 - 00:00


Древняя Русь не знала слова консолидация. Но кровавые распри между князьями, отсутствие политического и духовного единства отдельных частей Древней Руси-Украины — проблема воистину трагическая для тех времен. Это четко понимали такие выдающиеся личности XI—XIII веков, как митрополит Илларион (автор «Слова о законе и благодати»), Нестор-летописец, князь Владимир Мономах, неизвестный автор «Слова о полку Игореве».

Не называть малое «большим», прекратить непрерывные братоубийственные войны, хоть немного думать о «брате своем меньшем», несчастном обездоленном крестьянине — вот единственный путь к спасению Русской земли. К сожалению, вторжение монголов случилось в тот момент, когда Древнерусское государство было крайне ослаблено внутренними противоречиями.

Тем более актуальны для нас сейчас те страницы истории Киевской Руси, которые связаны со стремлением наиболее дальновидных политиков, прежде всего Владимира Мономаха, консолидировать земли наших предков. Любечские съезды князей, в первую очередь, наиболее известный из них, состоявшийся в 1097 году, особенно интересны в этой связи.

Княжьи съезды как своеобразная форма государственного правления, средство принятия важных решений и решения спорных вопросов, начали собираться со второй половины ХI века. На съездах обсуждались вопросы феодального устройства земель, отношений между князьями, организации консолидированного сопротивления угрозе со стороны Степи.

Любечский съезд 1097 года по своей актуальности и значению принятых на нем решений историки относят к самым важным. В то время княжеские распри, как ржавчина, изнутри разъедали когда-то великое государство — Киевскую Русь. Возобладало феодальное размежевание. Каждый князь хотел силой захватить богатства соседа, и все вместе стремились сесть на великокняжий стол в Киеве.

Видя эти усобицы, чем дальше, тем активнее начали действовать половцы, нападая уже не только на пограничные со степью земли, но и проводя рейды далеко вглубь русских земель. Пылали города и села, гибли люди, не в состоянии дать надлежащий отпор нападающим. И некоторые князья стали «приглашать» половцев в качестве союзников, идя грабить соседей.

В связи с растущей половецкой опасностью возникла насущная необходимость объединить все силы Руси-Украины для отпора кочевникам, любой ценой прекратить княжеские распри. В 1097 году Великий князь киевский Святополк Изяславич, переяславский (на то время) князь Владимир Мономах, смоленский князь Давид Святославич, его брат черниговский князь Олег Святославич, владимир-волынский князь Давид Игоревич и теребовльский князь Василько Ростиславич вместе с малыми дружинами собрались в городе Любеч, в Любечском замке на съезде. Инициатива созыва съезда князей принадлежала Владимиру Мономаху, который незадолго до этого добровольно уступил черниговское княжество Святославичам, а сам сел в Переяславе.

Целью Любечского съезда было прекратить вражду между Святославичами и другими князьями, прекратить междуусобные войны и вместе стать против угрозы со стороны Степи, против половцев. Князья говорили: «Для чего губим русскую землю, сами между собой устраивая раздор? А половцы землю нашу раздирают на клочья и радуются тому, что мы войны ведем меж собой. Объединимся отныне единым сердцем и будем беречь и почитать землю русскую».

Одной из непосредственных причин княжеских распрей было отсутствие прямого наследования земель. Вотчины, уделы наследовались не сыном после отца, а старшим братом. Сыновья же оставались без земли, что и вызывало бесконечные споры и попытки решить их с помощью оружия.

Прямое наследование по предложению Ярослава и его сторонников и было введено на съезде в Любече. Каждому князю были отданы те земли, которые принадлежали его отцу, был провозглашен принцип: «Кождо да держит отчину свою». Князь отныне должен был владеть унаследованными землями и обязывался не посягать на земли соседей.

Святополк получил Киев вместе с землями, всегда принадлежавшими его роду — Туровом. Владимир получил все земли Всеволода — Переяслав, Смоленск, Суздаль, Ростов и Белоозеро. Новгород достался его сыну Мстиславу. За Олегом, Давидом и Ярославом Святославичами закреплялась Черниговская земля, Рязань и Муром. Давиду Игоревичу досталась Владимир-Волынская земля, Володарю Ростиславичу — Перемышль, Васильку Ростиславичу — Теребовль. «И на том целовали крест: Если отныне кто на кого пойдет, против того мы будем все и крест честный. Сказали все: Пусть будет против того крест честный и вся земля русская!», — сказано в летописи.

Значение первого Любечского съезда 1097 года в первую очередь заключалось в том, что это была первая в значительной степени удачная попытка прекратить процесс распада Киевского государства на мелкие удельные княжества путем изменения принципов наследования и постановки перед князьями общей цели — оказания должного вооруженного отпора половецким нападениям на Русь-Украину. Первый Любечский съезд прекратил на определенное время борьбу за Черниговские земли и позволил объединить силы пограничных княжеств против половецкой угрозы. Но усобицы на западе, в Красной Руси и в Прикарпатье, остановить не удалось. Через несколько лет они возобновились и на востоке.

Второй Любечский съезд князей состоялся в 1135 году. На нем разбирались земские дела, взаимные претензии между удельными князьями. Главной целью второго Любечского съезда было принятие общего решения о союзе черниговских князей (Ольговичей) с Мстиславичами против Мономаховичей.

Вскоре после этого, в 1147 году, во время войны между Ольговичами и Давидовичами с одной стороны, и Мстиславичами — с другой, князь смоленский Ростислав ограбил и сжег Любеч. В то время этот был большой богатый город, центр торговли, а также резиденция черниговских князей. Брат Ростислава, Изяслав, говорил так: «...пойдем к Любечу, где у них (Ольговичей. — С.Г. ) вся жизнь». Из замка было вывезено все, что представляло хоть какую- то ценность, а сам он был сожжен.

Весной 1148 года на берегах Днепра около Любеча опять сошлись войска Мстиславичей, Ольговичей и Давидовичей. Но битва на этот раз не состоялась, потому что лед на Днепре начал таять, и можно было только перестреливаться через реку.

В 1157 году Любеч опять был сожжен, на этот раз половцами. Его значение как торгового и ремесленного города резко уменьшилось. В 1159 году князь Святослав Ольгович жаловался, что ему дали «...Чернигов с семью пустыми городами: Моровийск, Любеч, Оргощ, Всеволож...» Но уже в 1180 году князь Святослав Всеволодович созвал в Любеч подвластных ему удельных князей на новое совещание. Вероятно, к тому времени город уже был отстроен, и его значение опять возросло. Существовало любецкое удельное княжество в составе Черниговского княжества.

О судьбе Любеча в XIII веке сведений нет. Следы разрушений периода монголо-татарского нашествия археологами во время раскопок не обнаружены. Не упоминается Любеч и в летописях среди городов и городков, лежавших на пути Батыевой орды 1239—1240 гг., когда тумены завоевателей нанесли удар через Чернигов на Киев.

Сергей ГРАБ, специально для «Дня»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments