Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

На стыкe двух культур

Путь Евгения Гребинки
3 февраля, 2005 - 19:35
ЕВГЕНИЙ ГРЕБИНКА. 1840 год. ИЗ КНИГИ «Е. ГРЕБИНКА. ИЗБРАННОЕ», КИЕВ, 1976 год

Откровенно говоря, история — далеко не всегда милосердный и справедливый судья, а время не все расставляет по своим местам, отдавая должное честному, благородному служению людям и родной культуре, но отбрасывая все временное, суетное, наносное. Если бы это было так, то духовные достояния многих наших предшественников не терялись бы нами, а становились бы живыми, активными участниками культурно-эстетических процессов сегодняшнего дня, пребывали бы в центре внимания ценителей родной истории и родного слова.

Поистине ярким примером сказанного является жизненный путь и творчество выдающегося украинского и русского писателя ХIХ века Евгения Павловича Гребинки (1812— 1848). Творческому наследию Гребинки, блестящего прозаика, поэта-лирика, баснописца, который одинаково плодотворно и успешно творил и на языке Котляревского, и на языке Пушкина (с последним, кстати, был знаком лично, перевел его «Полтаву» на украинский язык), скажем так, «не повезло». Написанное им давало Евгению Павловичу весомые основания считаться если не классиком, то, во всяком случае, весьма уважаемым автором обеих литератур. Однако реальность сложилась несколько иначе. Несмотря на достаточно высокие оценки бесспорных авторитетов (так, русскоязычным романом Гребинки «Доктор» в свое времени увлекался Антон Чехов) имя и произведения писателя, как кажется, еще не получили положенного уважения у критиков и широкой общественности. Возможно, дело в том, что для русской культуры Гребинка казался слишком «украинским» и наоборот? Довольно грустный парадокс...

Объяснение и разгадку этого парадокса мы находим как в специфике времени (первая половина ХIХ века, как известно, была временем, когда, невзирая на интерес в имперских культурных кругах к украинской истории, традициям и обычаям, украинский язык считался «наречием» и, следовательно, достичь общественного признания и успеха украинский писатель — до Шевченко! — на практике мог, только используя русский язык), так и в обстоятельствах его биографии. Евгений Павлович Гребинка родился 2 февраля 1812 года в имении Убежище около городка Пирятин на Полтавщине в семье отставного офицера, который во времена Екатерины II «врезывался в турецкие колонны» и «казачествовал в Отечественную войну» (1812 год; слова взяты из в известной степени автобиографической повести «Записки студента»), но быстро превратился в обычного полтавского мелкого помещика. Неповторимая природа Полтавщины, украинские народные песни, легенды, предания навсегда остались в памяти Евгения как эталон красоты, добра и исконной человеческой мудрости. Отсюда — блестящее знание живого языка народа, что вскоре будет продемонстрировано Гребинкой уже в первы х произведениях.

Исключительно важный этап в становлении будущего писателя — обучение в славной Нежинской гимназии высших наук (1825—1831 гг.; почти одновременно с Николаем Гоголем). Именно тогда Гребинка «пробует перо», создавая первые оригинальные произведения на украинском и русском языках, издает гимназийный рукописный журнал «Аматузия». Уже в 1830—1831 годах, как по чистовым автографам установили исследователи, им были написаны знаменитые байки, которые стали классическим достоянием украинской литературы. Среди них — «Медвежий суд» (помните: «Понеже Віл признався попеластий, що він їв сіно, сіль, овес і всякі сласті, Так за такі гріхи його четвертувать І м’ясо розідрать суддям на рівні часті, Лисичці ж ратиці оддать». Поистине бессмертный образец «справедливого» суда, актуальный во все времена!), «Рибалка», «Вовк і Вогонь», «Грішник», «Злий кінь» и много других. Небольшая книжечка «Малороссийские поговорки Е. Гребинки», вышла в Санкт-Петербурге в 1834 году, в нее входили 23 байки плюс лирическая поэзия «Човен», засвидетельствовала: в украинскую литературу вошел молодой, талантливый художник, дарование которого обещало еще шире раскрыться в будущем.

В это время Евгений Гребинка уже перебрался в Петербург; позади осталась служба в «восьмом малороссийском казачьем полку» (1831—1834), а впереди — знакомство с литературными кругами столицы империи, творческие контакты с Владимиром Далем и Иваном Панаевым, Александром Пушкиным (русский поэт, прочитав байку «Вовк і Вогонь», даже собирался перевести ее), Иваном Крыловым и Василием Жуковским... И одновременно с этим — малоинтересная работа чиновником в комиссии духовных училищ, а впоследствии — преподавателем естественных наук в Институте корпуса горных инженеров (Санкт-Петербург). Словом, это была жизнь скромного интеллигента-разночинца, украинского и русского «сочинителя» (используя характерное слово тех времен), который честно и самоотверженно работал на благо родной культуры (точнее, двух родных культур — украинской и русской; эта раздвоенность, которую в полной мере преодолел только Шевченко — тема широкого отдельного разговора).

Но вклад скромного интеллигента Гребинки в литературу оказался неподвластным времени. Если брать русскоязычную часть его наследия, то такие произведения, как исторический роман из эпохи козаччины «Чайковский» (1843), «историческая быль» «Нежинский полковник Золотаренко» (1842), социально- психологические повести «Кулик» (1840), «Записки студента» (1841; кстати, именно здесь во многом воссоздав события своего детства и юности в Нежине, Гребинка буквально «напророчил» и свою будущую судьбу — раннюю смерть от безжалостной болезни), «Приключения синей ассигнации» (1847) — все они и сейчас читаются с интересом, не потеряли ни познавательной, ни культурно-эстетической ценности. А знаменитый романс «Очи черные»? Многие ли знают, что и это не «народное» творчество, его автор — Гребинка!

Однако нас сейчас больше интересуют достижения Евгения Павловича на ниве родной украинской культуры. Начнем с того, что, кроме блестящих баек, его перу принадлежат такие лирические стихотворения высокой ценности, как «Ні, мамо, не можна нелюба любить» («Українська мелодія»), «Ліс» и другие. Весомыми являются заслуги Гребинки — общественного деятеля, который немало сделал для поддержания украинского слова, постоянно переписывался с Григорием Квиткою-Основьяненко, Левком Боровиковским, Петром Гулаком-Артемовским, Виктором Забилой... Известны и несколько важных для Украины культурных проектов, инициированных лично Гребинкой (в частности, это — издание литературного дополнения на украинском языке к журналу «Отечественные записки»; к сожалению, этот замысел практически не был реализован). Без преувеличения, исторической вехой для украинской литературы стал выход в мир альманаха «Ластівка» (1841), где были напечатаны произведения Тараса Шевченко и Ивана Котляревского, Квитки-Основьяненко, Левка Боровиковского, Виктора Забилы, и, естественно, самого Евгения Гребинки.

Однако, бесспорно, в истории Украины, в истории нашей духовности Евгений Павлович Гребинка навсегда останется в первую очередь как человек, с чьей прямой инициативы, непосредственной материальной и моральной поддержки был подготовлен к печати и издан «Кобзарь» Тараса Шевченко (1840 год)! Причем не следует забывать, что еще раньше, в 1838 году, Гребинка не только активно участвовал в выкупе Шевченко из крепостничества, но и впоследствии оставался одним из его хороших близких знакомых (о чем свидетельствует и тот красноречивый факт, что именно Евгения Павловича избрал Шевченко своим спутником во время путешествия по Украине в 1843 году). Между прочим, Гребинка, человек мягкого и кроткого нрава, когда считал нужным, был вполне способен на гражданские поступки; так, он не побоялся, взяв эпиграфом сразу к нескольким разделам романа «Чайковский» стихотворения Шевченко, сохранить их и при переиздании книги в 1848 году (хотя и без указания фамилии автора), когда было строго запрещено вспоминать произведения ссыльного Кобзаря...

Умер Евгений Павлович Гребинка 15 декабря 1848 года, в возрасте 36 лет в Санкт- Петербурге. Похоронен писатель неподалеку от родного «Убежища», в селе Марьянивцы на Полтавщине. Этот человек действительно заслужил право на благодарную память потомков.

Игорь СЮНДЮКОВ, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments