Истории надлежит не судить, а объяснять. История не судья, а адвокат.
Бенедетто Кроче, итальянский интеллектуал, философ, политик, историк и литературный критик

Непраздничные мысли вслух к празднику Победы

8 мая, 2016 - 14:19
Фото з відкритих джерел

О пути двух тоталитарных социалистических государств к войне между собой и о ходе этой войны в последние десятилетия сказано и написано столько действительно научных исследований и популярных статей и книг, что, казалось бы, все точки над «і» должны быть расставлены. Но - нет! Сталинские исторические мифы до сих пор действуют; они существуют не только в массовом сознании, но и в текстах некоторых серьезных авторов, несколько трансформируясь в соответствии с текущим моментом.

Чтобы успешно бороться с ними - а это крайне необходимо, поскольку именно на этих мифах основывается легитимность путинского режима как «наследника спасителей человечества», как продолжателя дела «освободителей Европы», - нужны усилия не только энтузиастов-историков и публицистов, но и государственного аппарата в лице хотя бы Министерства информации и культуры. Однако...

Однако, пока украинские государственные мужи отсиживаются в кабинетах, приходится брать инициативу на себя - хорошо, что в Украине сегодня есть уже десятки способных профессионально преодолевать сталинско-путинские мифы экспертов. Вот и я сегодня позволю себе обратиться к одному из этих мифов, о котором целесообразно говорить именно 9 мая, в день поистине пирровой победы СССР, оплаченной из-за бездарности советской системы десятками миллионов жизней...

...Итак, имеем парадоксальную ситуацию: говоря о том, что «история нам отвела мало времени», советские и российские пропагандисты и историки в форме и в штатском неявным образом признают преимущество национал-социализма над интернационал-социализмом как общественного строя. Ведь Гитлеру история отпустила значительно меньше времени, чем Сталину; последний же, вопреки популярном утверждениям, «принял Россию» вовсе не с сохой, а с лучшим по тем временам тяжелым бомбардировщиком «Илья Муромец», с бронеавтомобилями и самолетами собственной конструкции и производства, с потенциально мощным флотом (и школой кораблестроения), с собственным стрелковым и артиллерийским оружием, с тяжелой промышленностью, развитой сетью железных дорог, торговым флотом, многочисленными научными школами... Другое дело, что большевики в первые годы своего властвования существенно проредили ряды научной и технической интеллигенции, да и потом занимались этим; кроме того, была разрушена часть промышленной базы, а оставшаяся, десять лет не обновлялась. Флот был уничтожен (на металлолом пошли не только устаревшие боевые корабли, но и недостроенные новейшие, в частности линейные крейсера, уровня которых СССР уже никогда не имел). Отставание особенно чувствовалось в моторостроении, где оригинальный авиадвигатель Микулина М-34 появился только в начале 1930-х и оставался (имея несколько модификаций) единственным оригинальным мощным двигателем до середины 1940 годов - все остальные были либо лицензионными, либо ворованными...

Между тем в действительности Германия была существенно ограничена в возможностях - до середины 1930-х - условиями Версальского договора, согласно которым не могла иметь ни одного танка и боевого самолета, а численность вооруженных сил не должна была превышать 100 тыс. человек. В 1933 году СССР многократно опережал Германию по численности и технической оснащенности армии. К тому времени в Рейхсвере было только семь пехотных и три кавалерийские дивизии. В сухопутной армии было только 3500 офицеров. Призывной контингент 1901-1914 годов рождения не проходил подготовку в армии. Тяжелой артиллерии и танков на вооружении армии не было. Правда, реально Рейхсвер готовил унтер-офицеров на уровне младших офицеров, а рядовых - на уровне унтер-офицеров, правда, в различных полувоенных партийных формированиях определенное обучение получил миллион молодежи, правда, переподготовку офицерских кадров пехоты проводил «черный рейхсвер», а летчиков - гражданская авиация. Новые же танки и самолеты строились и испытывались за рубежом - в СССР, Швеции, Нидерландах.

Только в 1935 году Гитлер окончательно пренебрег всеми запретами Версальского договора и внедрил всеобщую воинскую повинность. Но СССР, не имея такой повинности, имел большую кадровую армию и многочисленных резервистов, пропущенных через территориальную систему подготовки. Однако командование не считало, что Красная армия готова к серьезным походам, по крайней мере та его часть, которая принадлежала к профессиональным военным. Скажем, маршал Тухачевский, когда вспыхнула гражданская война в Испании и речь пошла об отправке туда «советников», а на самом деле - военных специалистов вместе с техникой, был против этого: Красная армия еще не готова. Казалось бы, к чему именно не готова? К тому, чтобы отобрать несколько лучших командиров и послать их под видом «добровольцев» на Пиренеи? Абсурд. На самом деле маршал имел в виду сталинские планы разжигания новой мировой войны; похоже, «поджечь Европу» вождь всех народов намеревался с запада. Испания, Португалия, Франция - везде влиятельные компартии, везде традиции борьбы с властью, а, кроме коммунистов, еще куча других левых, - словом, отличный «расходный материал» для революционных экспериментов.

Однако Сталин пускает под нож скептиков, которые не верят в готовность Красной армии (зная ее реальное состояние, несмотря на бутафорию грандиозных учений). И от того состояние армии только ухудшается. Чистка кадров и общие настроения командного состава приводят к ситуации, изображенной в секретном докладе заместителя начальника генштаба чехословацкой армии, кстати, союзнической к СССР (ноябрь 1937 года): «Поток массовых репрессий вызывает опасения относительно возможности внутреннего распорядка армии, ослабления ее оперативной ударной силы ее несостоятельности вести наступательные действия и в будущем из-за отсутствия тактического и стратегического опыта у новых молодых командиров, которые тысячами в звании лейтенантов стали командирами полков, а майоров - командирами дивизий». В следующем году эта и подобные вполне правдивые оценки станут одним из главных оснований для капитуляции чехословацкой армии перед нацистами...

Собственно, это повлияло и на другие государства. Зачем иметь союз с СССР, где армия и правительственный аппарат насквозь пропитаны иностранными шпионами и врагами власти? Ясно, что все они недееспособны. Поэтому в 1938-39 гг. не было глупых в демократическом мире, чтобы идти на союзнические соглашения с СССР. Пошел Гитлер, потому что у него был другой ракурс, чем-то близкий к сталинскому: он тоже чистил партию и частично армию (1934 год - Рём, генерал Шлейхер).

В телеграмме, отправленной в Москву 24 марта 1938, посол Майский сообщал, что в Англии распространяется версия, согласно которой в результате внутренних событий в СССР не может быть и речи о способности советских вооруженных сил успешно противостоять Вермахту. Далее Майский описывал свою беседу с Черчиллем, в которой последний заявил: «Нам очень нужна сильная Россия, мне же многие говорят, что в результате недавних событий Россия перестала быть серьезным фактором международной политики. Дайте мне ответ на мои сомнения». Майскому, по его словам, «пришлось прочитать Черчиллю довольно длинную лекцию по политграмоте», прослушав которую Черчилль якобы воскликнул: «Ну, слава Богу, Вы вселили в меня надежду... Я целиком за политику Сталина. Сталин создает сильную Россию, это как раз то, что сейчас нужно больше всего». Действительно ли говорил это Черчилль, или Майскому нужны были рапорты об «успешно проведенных уроках политграмоты»?

По крайней мере из собственноручных документов западных деятелей возникают другие оценки. Скажем, бывший американский посол в СССР Буллит отмечал, что «последние чистки, особенно устранение маршала Блюхера, вызвали полную дезорганизацию в Красной армии, которая не способна к каким-либо активным военным действиям». Летом 1939 года аналитики британского генерального штаба пришли к выводу, что в результате чисток Красная армия «не способна к наступательным операциям вне своих границ».

Похожая оценка доминировала и в Германии. В 1938 году начальник генштаба генерал Л. Бек говорил: «С русской армией можно не считаться как с вооруженной силой, потому что кровавые репрессии подорвали ее моральный дух, превратили ее в инертную машину». Во время переговоров с Муссолини в октябре 1938 года (уже после Мюнхена) министр иностранных дел Германии фон Риббентроп заявил: «Поскольку могущество России подорвано на многие годы вперед, мы можем обратить всю нашу энергию против западных демократических государств».

...Это только один из сюжетов, связанных с преддверием начала союзнического пакта, а затем войны между двумя социалистическими государствами, каждое из которых стремилось к мировому господству. И с вопросом о Сталине как «эффективном менеджере», который якобы вел СССР от победы к победе...

Рубрика: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments