Работать надо идейно, чтобы дать свою духовную лепту для родного народа
Кость Левицкий, украинский государственный деятель, адвокат, публицист

Новое о судьбе двух гениев

Неизвестная работа Шевченко: портрет сестры Гоголя
2 июня, 2005 - 19:20
ОЛЬГА ВАСИЛЬЕВНА ГОГОЛЬ, В ЗАМУЖЕСТВЕ ГОЛОВНЯ (1825—1907) С ДЕТЬМИ МАРИЕЙ, НИКОЛАЕМ И ВАСИЛИЕМ, И ИХ НЯНЕЙ. ФОТО 1875 г. / МАРИЯ ИВАНОВНА ГОГОЛЬ-ЯНОВСКАЯ, МАТЬ ГОГОЛЯ. ФОТО 1860 г. ПОЛТАВА

Окончание. Начало читайте «День», №93

— В августе 1941 года фашисты весь центр Киева превратили в пепелище. Дым от пожара стоял такой, что солнца не было видно даже днем. Меня с грудной дочерью, маму и тетю отправляли в Германию. Мама спрятала на груди золотые часы и серьги, которые Гоголь привез из Рима сестре Ольге. На вокзале среди немецких офицеров стоял врач. До войны он жил рядом с нами в доме на Большой Житомирской и знал, что мы являемся родными Гоголя. Он сказал полковнику, что нас нельзя сажать в теплушку. Мол, у моей дочери — тиф. Нас отправили в тифозный барак. В пристройку. В общем бараке мы заразились бы и умерли. Когда после освобождения Киева вернулись в свою квартиру, там уже жили шесть семей. Из мебели Ольги Васильевны Гоголь уцелел только столик-секретер красного дерева.

Елена Александровна вынула из шкатулки золотые украшения младшей сестры писателя и брошь из жемчуга «Мария» матери гения.

— В благодарность за то, что вы выхлопотали нам прекрасную трехкомнатную квартиру на Подоле, на Межигорской улице 25, я через вас передам в дар заповеднику-музею гениального украинского писателя в селе Гоголево Полтавской области эти вещи. Они сто сорок лет бережно хранились в нашей семье.

Я обняла Елену Александровну Цивинскую и искренне поблагодарила за подарок.

— У кого до революции был этот портрет 20-летней Ольги Васильевны Гоголь работы Шевченко? — спросила я.

— Сестра гения подарила свой портрет старшему сыну Елизаветы Васильевны Гоголь — Николаю Быкову, — ответила правнучка.

Я выехала в Полтаву.

95-летняя Софья Николаевна Данилевская, дочь Быкова, внимательно вглядываясь в лица родных Гоголя, которых на своих рисунках обессмертил Великий Кобзарь в 1845 году, сказала:

— Вы правильно назвали сестер и мать украинского писателя на этих работах Шевченко! Действительно, на акварели «Неизвестная в коричневом платье» поэт увековечил в 1845 году мою бабушку, Елизавету Васильевну Гоголь, в замужестве Быкову. Позже, когда она гостила в Васильевке с пятью малолетними детьми, получила извещение, что под Варшавой от ран скончался ее муж. Она не смогла перенести потерю дорогого ей человека и умерла через два года в 1866 году.

Меня поразили превратности судьбы родных Гоголя. С пятью детьми на руках осталась мать гения, после внезапной смерти мужа в 1825 году. Троих сирот воспитывала Ольга Васильевна. А после гибели дочери и старшего сына одна поднимала двух внучек-сирот. Муж самой Софьи Николаевны Данилевской умер от тифа в 1921 году. И она одна воспитала и дала высшее образование пятерым своим детям.

Я накинула Софье Николаевне на плечи пуховый платок и обняла ее.

— На рисунке, который ученые нарекли «Бабуся с внуком» №305, Шевченко изобразил мою прабабушку, мать писателя — Марию Ивановну Гоголь- Яновскую. «Неизвестный» №306, как вы правильно определили, — это портрет Павла Петровича Косяровского, двоюродного дяди Гоголя. «Неизвестная в сиреневом платье» №128 — его дочь Катерина Косяровская. Считаю, что рисунок «Две женщины» №307 тоже сделан в нашей Васильевке. Девушка, которая сидит и читает письмо, — это юная Анна Васильевна Гоголь, а босая женщина в украинском костюме — ее горничная. Я хорошо помню всех своих родных. В 1902 году, когда мне было 16 лет, к нам в имение приехал известный полтавский фотограф Хмелевский. Отец позволил ему заснять все портреты родных Гоголя, которые висели у него в кабинете. Хмелевский выразил благодарность моему отцу в своем альбоме «Гоголь на родине». К сожалению, подлинные портреты погибли в революцию!

Я показала Софье Николаевне портрет, который хранится сегодня в Киеве в фондах Национального музея Т.Г. Шевченко. Ученые обозначили его «Портрет неизвестной молодой женщины» и приписали работе Гоголя.

— Это портрет Ольги Васильевны! — радостно воскликнула Данилевская. — Ее тоже рисовал Тарас Григорьевич Шевченко, когда гостил в Васильевке. Он жил в домике у пруда, который раньше принадлежал бабушке Гоголя — Татьяне Семеновне Лизогуб.

— Почему вы считаете, что это работа гениального поэта?

— Так утверждала сама Ольга Васильевна! Ее постоянно донимали приезжие журналисты. Особенно настырными до неприличия были Горленко и Чаговец. Они подолгу жили в доме моего отца, поэтому я невольно слышала их разговоры. Сестре Гоголя они не давали покоя своими расспросами. Она жила безвыездно на другой стороне пруда от нас. Каждое воскресенье после службы в церкви мы с мамой, Марией Александровной Пушкиной, внучкой русского поэта, непременно заходили к ней в дом, чтобы засвидетельствовать ей свое почтение. Мы, старшие дети семьи Быковых, дружили с ее внучками — сиротами Анной и Ольгой Затурскими. Мой отец, Николай Владимирович Быков, как старший сын Елизаветы Васильевны и воспитанник Анны Васильевны Гоголь, получил в наследство библиотеку своего гениального дяди в тысячу томов, его портреты, неизданные письма, рисунки.

Софья Николаевна разволновалась. Я взяла ее руки в свои ладони и стала согревать их.

— «Чтобы все спасти в революцию, мы с мамой и сестрой Татьяной Николаевной передали по совету писателя Владимира Галактионовича Короленко более двух тысяч книг, рукописей, черновиков, личных вещей Гоголя в Полтавский народный музей. Вещи гения занимали там целую комнату! Но в 1943 году при отступлении из города фашисты разграбили музей и подожгли его!»

Софья Николаевна взяла фотографию с портрета Ольги Васильевны Гоголь работы Шевченко.

— Я оплакивала этот рисунок сорок лет. Вы принесли мне благую весть! Порадовали меня! Оказывается, перед войной удалось вывезти в Москву, а потом передать в Киев письма Гоголя, его юношеские рисунки и эту работу Шевченко.

Данилевская улыбнулась.

— Мой отец обвенчался с мамой в имении нашего дедушки Александра Александровича Пушкина — Лопасне под Москвой в августе 1881 года и получил в наследство хутор Стенку и часть имения Яновских за прудом, которая с тех пор стала именоваться Быковской. У старшего сына Пушкина было тринадцать детей, у отца — девять. Наше детство и юность прошли в Васильевке. В 1902 году внучки Ольги Васильевны Анна и Ольга окончили Полтавский институт благородных девиц, вышли замуж за военных и уехали. Отец взял на себя опеку об одинокой 80 – летней сестре гения. В благодарность за заботу о ней Ольга Васильевна передала моей маме золотые часы Пушкина. Жуковский неотлучно находился у постели смертельно раненого великого поэта и остановил стрелки часов на времени его кончины. Зная, как Гоголь любил своего учителя, Жуковский позже подарил эти часы ему. Когда писатель приехал последний раз в Васильевку, он передал их на хранение своей младшей сестре. В 1937 году нарком просвещения Бонч-Бруевич обратился с письмом к маме, чтобы она передала эту бесценную реликвию в музей поэта на Мойке 12, в Ленинград. Другую реликвию — свой портрет работы Шевченко Ольга Васильевна подарила моему отцу.

— Сегодня исследователи отрицают, что Тарас Григорьевич жил у матери Гоголя,

— сказала я внучке Елизаветы Васильевны Гоголь.

— Мне непонятно, почему ученые позволяют себе так вольно обращаться с документами и нашими свидетельствами. Ни один из них до сих пор не нанес визит вежливости ни мне, ни моей сестре Татьяне Николаевне Галиной, которая живет сейчас в Москве! — с горечью воскликнула Данилевская. — В день освобождения Полтавы от фашистов в 1943 году, и позже меня неоднократно навещал ученый Дмитрий Михайлович Косарик. Он записал все, что я помнила о жизни Шевченко в нашей Васильевке со слов Ольги Гоголь-Головни и со слов моего отца. Он был любимым внуком матери гения и многое помнил. Ведь журналисты всегда задают одни и те же вопросы! Я рекомендовала Косарику обратиться также к Всеволоду Чаговцу. В 1902 году он подолгу гостил у моего отца и вел записи разговоров с сестрой писателя. Неоднократно посещал он и внучек Ольги Васильевны — Анну и Ольгу Затурских в Киеве. Они много помнили о жизни Шевченко в Васильевке от своей бабушки.

…Сегодня мало кто знает, что по завещанию младшей сестры писателя ее сын — Василий Яковлевич Головня передал в 1921 году в Институт рукописей при научной библиотеке имени В.И. Вернадского столицы более двух с половиной тысяч уникальных документов семьи гениального сына Украины. Они составили целый отдел так называемой «Гоголианы».

Прошло более 20 лет с тех пор, как я расшифровала шесть портретов родных Гоголя, которых на своих рисунках обессмертил великий друг писателя — Тарас Григорьевич Шевченко.

Почему до сих пор ученые именуют эти работы поэта портретами «Неизвестных»? Почему рисунок-портрет 20-летней Ольги Васильевны приписывают Гоголю, если это работа Шевченко?!

Рената СМИРНОВА, Полтава
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments