Настоящий героизм — жить согласно своим убеждениям
Юрий Шухевич, украинский политический деятель

Тайна вещего Бояна

Факты, исследования, гипотезы
10 марта, 2005 - 19:34
«ВЕЩИЙ БОЯН» КАРТИНА Н.РЕРИХА

Боян, герой «Слова о полку Игоревом», который «вещие персты на живые струны слагал», — загадочнейшая историческая личность. Его имя, деятельность, среда — все кажется окутанным «синей мглой». В этом густом тумане старины было сломано много копий. Он был Бояном, его же называли Баяном, а по-тюркски это уже значит «тот, кто царит над духами». Автор «Слова...» называл Бояна «Велесовым внуком», а комментаторы — «внуком Волоса», то есть скотского бога. По разнообразным предположениям, творческая деятельность этого таинственного Бояна растянулась с 1022 года до начала XII в. Он считался «придворным певцом», который «служил пером» в Киеве, Чернигове, Тмутаракани, или выступал с каким-то Ходыной перед слушателями, а еще был «руководителем языческих праздников».

Шло время, но работа переводчиков-комментаторов с 1800 года (дата первого издания «Слова») не облегчалась, поскольку не хватало исторических свидетельств. Привязать бояна к конкретному периоду времени казалось невозможным. Долгое время ученые не были уверены, существовал ли реально вещий Боян-песнетворец вообще. А если существовал, то как звали человека, который стал прообразом вещего Бояна — Боянь, Боян или Баян? Чтобы найти его реальное имя, следовало определиться с этимологией слова «Боян». Итак, Боян оставался мифическим. «Нельзя верить, — писал профессор В. В. Яременко в 1990 году, — чтобы авторы «Повести временных лет», воздавая должную хвалу и уважение каждому книжнику, не заметили или не упомянули ни одним словом славного Бояна... Они увековечили его, только имя этого певца другое, реальное, не вымышленное или искусственно образованное учеными конца XVIII — XIX веков... В летописных текстах используется частица «бо» в непривычном для нас виде: «Се бо есть бо батогъ». Боянь состоит из имени Янь и частицы «бо»... То есть, по первоисточнику — «бо Янь бо вещий». Поэтому реальное имя «бо Янь», а не «ба Янь».

Интересно, что еще в 1842 году исследователь литературы древней Руси А. Ф. Вельтман впервые высказал мнение, что Боян — это летописный Янь. Основанием для поисков Бояна послужили свидетельства летописца Нестора под 1106 годом, где зафиксировано два события, связанных с именем Янь: «Повоевали половцы возле Зареческа, и послал на них Святополк (Изяславич — Л.Н. ) Яна Вышатича и брата его Путяту... В это же лето умер Янь («Вышатич» — доказывал академик Д. С. Лихачев), старец добрый, жил лет девяносто, в старости маститый: жил по закону Божьему, не худший первых праведников, от него же я слышал много словес, которые и вписал в Летописец. Его же и гроб есть в Печерском монастыре, где лежит тело его, положенное месяца июня в 24-й день».

В. В. Яременко высказал интересное предположение: «Вот, очевидно, и есть биография Бояна. На самом деле — Яна, нашего первого известного песнетворца... Если Янь умер в 1106 году в 90-летнем возрасте, то, соответственно, родился в 1016 г.». Но дальше приоритет отдавали мнению академика Д. С. Лихачева, что Янь-поэт, он же Янь Вышатич — киевский воевода и потомок Добрыни, брата Малуши.

Разрубить этот узел станет возможно только в том случае, если найдем дату рождения Яна Вышатича, взяв за основу не дату смерти Яна-историка, а родословную воевод из потомков Добрыни. На 5 поколений воевод (Добрыня, Коснятин, Остромир, Вышата и Янь) не имеем за период с 970 до 1113 гг. ни одной даты рождения, только две даты смерти (Коснятина и Остромира) и 15 датированных упоминаний о конкретных делах воевод. Но, учитывая все эти сведения в комплексе, имеем возможность приблизительно определить даты рождения каждого из воевод. Приводим здесь только результат, опустив расчеты, сделанные автором: Вышата Остромирович появился на свет где-то в 1012—1016 гг., Янь Вышатич — до 1043 г. В таком случае в 1106 году Яню Вышатичу было не больше 63 лет — возраст еще воеводский, и не мог он родиться в 1016 году, поскольку отец его в то время был бы в четырехлетнем возрасте. Таким образом, Янь, который умер в 1106 году в возрасте 90 лет, не мог быть ни сыном Вышаты, ни внуком Остромира, ни вообще «потомком Добрыни».

Отсутствие отцовского имени рядом с именем Яна-историка свидетельствует не о небрежности летописца, а о том, что он отличал Яна Вышатича от Яна «не Вышатича». Использование летописцем только имени является свидетельством чрезвычайной популярности Яна — «бо Яня», если по одному имени все знали, о ком идет речь. Итак, герой «Слова...» Боянь, во-первых — имел реальное имя Янь, во-вторых — не Вышатич. В-третьих — жил в 1016 — 1106 годах. Но это еще не биография, а только ее часть. Попробуем найти в летописях еще какие-то вспомогательные факты к историческому портрету «бо Яна».

В «Повести временных лет» имя Яна упомянуто семь раз. Особое внимание обратим на те места до 1106 г., где рядом с именем Янь отсутствуют уточнения летописца — «Вышатич» или «воевода». Нас заинтересовала статья под 1091 г., где речь идет о событиях 18- летней давности:

1073 год. «Феодосий пришел в дом к Яну, который жил по закону Божьему... и поучал о царствии небесном, что его принять праведникам».

Что-то общее видится в словах, которые характеризуют духовную основу Яна, которого посетил Феодосий в 1073 г., и друга Нестора, Яна-историка, который умер в 1106 году. Известно, как черноризец Нестор характеризовал людей из своего окружения:

— о Феодосии в 1073 г. — «Добрый пастух, блаженный отец наш, который преодолел врага дьявола и козни его и победителем явился,... с праведниками упокоился,... а мощи положили в родной ему церкви»;

— о Яне в 1073 г. — «Жил по закону Божьему, умная овца доброго пастуха; Феодосий научал его о милости к нищим и о царствии небесном, которое принять праведникам»;

— о Яне в статье под 1106 годом — «старец добрый,... муж благ, кроток и смирен,... не худший первых праведников, его же гроб есть в Печерском монастыре, в притворе» — писал Нестор о своем друге-историке в летописном «некрологе».

Следует акцентировать внимание на двух моментах:

— слово — «праведник» (1073 г. — праведник Феодосий научал праведности какого-то Яна; 1106 г. — умер праведник Янь — ученик праведника Феодосия),

— место — Печерская церковь (здесь похоронены мощи Феодосия, который научал праведности какого-то Яня в 1073 году, и тело «кроткого» Яня, который умер в 1106 году).

Имеем достаточно весомые свидетельства, чтобы предположить, что человек, которого посетил Феодосий, и друг-историк Нестора — одно и то же лицо. Только Янь 1106 года — это девяностолетний «благий» «бо Янь», а Янь 1073 года — тот же «бо Янь», но упомянутый еще пятидесятисемилетним учеником Феодосия- праведника. Таким образом нам посчастливилось найти еще одно летописное упоминание до 1106 г. о «бо Яне»-историке, из которого становится понятным, почему «бо Яня» похоронили в Печерском монастыре, который конкретно жил в Успенский церкви.

Найденная летописная страница дополняет биографию Бояня почти мистическими подробностями: 1073 (как упоминание в статье под 1091 годом) — Именно тогда, «когда Феодосий держал игуменство... особенно заботился о сынах своих духовных... иногда в дома их приходя и благословение им давая... Так однажды он пришел в дом Яна к Яну и к жене его Марии, — потому что Феодосий любил их за то, что они жили оба по заповеди господней и в любви жили, — так вот, когда он как-то пришел к ним обоим, то поучал он их о милости к нищим, и о царствии небесном, которое принять праведникам, а грешным — муку, и о смертном времени. Но когда он се говорил, и о положении тел их обоих в гробы, то сказала им жена Янева: «кто знает, где меня положат?» Сказал тогда ей Феодосий: «Воистину, где я лягу, там и ты похоронена будешь».

Произошло именно так, как напророчил Феодосий:

— 14 августа 1091 г. — «Мощи Феодосиевы, который умер 3 мая 1074 г., из пещеры принесли и положили в собственной его церкви, в притворе на правой стороне».

— 16 августа 1091 — «Преставилась жена Янева по имени Мария, черноризцы принесли и положили ее в церкви святой Богородицы напротив гроба Феодосия, на левой стороне. Так сбылось пророчество отца нашего Феодосия».

Изучение «Повести временных лет» расширило круг летописных знаний о герое «Слова...» Бояне — Яне: 1016 г. — родился; в 1073 г. (ему 57 лет) — дом праведника Яня и Марии посетил святой Феодосий; 16 апреля 1091 г. (75 лет) — овдовел; 24 июня (7 июля) 1106 г. (90 лет) — умер автор летописных словес и похоронен рядом с женой и Феодосием в притворе Успенской церкви Печерского монастыря с левой стороны, «...где и лежит тело его», — записал Нестор 888 лет назад.

А это лучшее свидетельство, что Боянь, друг св. Феодосия и св. Нестора, не был ни язычником, ни «руководителем языческих праздников», ни оборотнем, поскольку сам черноризец св. Нестор назвал уважаемого Яня праведником, а св. Феодосий пожелал, чтобы тот был положен рядом с ним в Печерской церкви.

В 1960-х гг. археологом В. В. Высоцким было найдено на стене Софии Киевской граффити, которое свидетельствовало о покупке Бояневой земли вдовой князя Всеволода за 700 гривен. Мог ли такими землями владеть не князь и не воевода? Мог, свидетельствует «Слово о полку Игоревом», ведь «Боянь песни творил», причем песни, достойные летописных текстов. Выходит, во времена киевских князей Ярослава Мудрого и его сыновей (после 1054 до 1074 г.) такое уникальное творчество Бояна, скрытого в летописи под именем «Янь», дорого ценилось.

Отдадим и мы должное выдающемуся киевлянину, которому через 2 года исполнится две юбилейных даты — 900 лет со дня смерти Бояня и в том же году 990 лет со дня его рождения.

Людмила НАСТЕНКО-КАПАЛЕТ, историк, краевед, член правления Киевского общества охраны памятников истории и культуры
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments