Если человек не встанет с колен, то недалеко он сможет пройти.
Иван Драч, украинский поэт, переводчик, киносценарист, драматург, государственный и общественный деятель

Война без жалости

ГПУ против УАПЦ. Методология уничтожения
11 февраля, 2010 - 19:11

На днях исполнилась 80-я годовщина «самоликвидации» Украинской автокефальной православной церкви — УАПЦ, которая была задекларирована ее «чрезвычайным» Собором 28—30 января в 1930 году. На долгие 60 лет само название этой многострадальной церкви не имело права на упоминание в Украине.

Очень короткая справка. Возрожденная независимая Украинская церковь получила свое название — УАПЦ — и первого митрополита Василия (Липкивского) на Всеукраинском церковном соборе в октябре 1921 г.

За очень короткий, как по историческим меркам, период митрополит и его сподвижники провели огромную работу по налаживанию церковной жизни: были созданы и утверждены сотни приходов УАПЦ (сам митрополит посетил более 500 приходов), организованы богословские курсы, переведены на украинский язык богослужебные книги, организованы религиозные диспуты, налажено издание собственного журнала «Церква й життя».

Бурное развитие УАПЦ на начальном этапе ее становления было неожиданным и не устраивало Соввласть (это сокращение тогда широко употреблялось). Власть и церковь вкладывали разное содержание в Декрет об отделении церкви от государства. Митрополит Василий в 1924 году справедливо заметил:

«Я откровенно скажу, что в отношениях к церкви и к религии вообще Соввласть стоит еще на ошибочном пути, когда она обнаруживает себя не безрелигиозной, как должно быть, а противорелигиозной, когда она, отделившись от церквей религиозных, соединила себя с церковью-общиной безрелигиозной, провозгласив эту безрелигиозную церковь как старое самодержавие — православную — господствующую в своем государстве, а последние церкви-общины умалила, сравнительно, в правах с церковью неверующих. Свободная душа человека никогда не примирится с однобокостью своей власти, с неравенством в правах граждан, в ограничении одних и возвышении других только за их религиозные убеждения».

УАПЦ приходилось работать в условиях постоянного жестокого притеснения со стороны власти, явного и тайного «надзора» со стороны ГПУ, подписок о невыезде с места жительства, «превентивных» арестов, наложения незаконных больших налогов на церкви УАПЦ, грубой травли в прессе. Летом 1926 года начался инспирированный властью кризис в ее отношениях с УАПЦ. После ареста всех членов Всеукраинской православной церковной Радой (ВПЦР), в частности почетного председателя — митрополита Липкивского и председателя — протодьякона Василия Потиенко, и опечатывания помещения на Владимирской, 24, где была ее канцелярия, впервые установилась действительно открытая конфронтация между властью и УАПЦ. После «урегулирования» кризиса на Большом Покровском собрании ВПЦР в октябре в 1926 г. и избрания нового (навязанного ГПУ) состава ВПЦР во главе с епископом Петром Ромодановым, начинается новый период в жизни УАПЦ. Появляется оппозиция митрополиту Василию Липкивскому и той части верующих, которая шла за ним задекларированным на Соборе в 1921 году путем.

Следует отметить, что внутренние (казалось бы) определенные недоразумения, в частности в личностных отношениях, конфликтные ситуации, появление «оппозиции», разочарование части духовенства в возможности последующего пастырского служения никоим образом не были чисто своими, внутренними, проблемами УАПЦ. Они привносились, подпитывались, разжигались извне — силами ГПУ.

Как это происходило — нетрудно было догадываться и раньше. А теперь — есть возможность убедиться, узнать «из первых рук». В 2005—2006 гг. в научном документальном журнале «З архівів ВУЧК — ГПУ — НКВД — КГБ» по документам Отраслевого государственного архива Службы безопасности Украины были приведены в порядок и опубликованы многочисленные документы под обобщающим названием «Репресована УАПЦ. Політичні репресії проти священиків Української автокефальної православної церкви (1919-1938)». В части I этого материала (журнал 1/2, 2005 год) содержатся секретные сводки агентов ГПУ о деятельности автокефального духовенства за 1927— 1928 гг., которые удалось найти в ОГА СБ Украины. «Эта информация, — как отмечают составители, — является ценным источником по делу изучения механизма ведения настоящей войны против УАПЦ. Раскрывается методика разложения руководящего состава ВПЦР изнутри, устранение наиболее влиятельных лиц в канун важных событий, замещение агентурным составом ГПУ руководящих структур приходских и окружных церковных советов, создание искусственной изоляции митрополита Василия Липкивского, показан механизм действия подотчетной ГПУ оппозиции в руководстве ВПЦР во главе с епископом Петром Ромодановым с осени 1926 г.» (Составители назвали действия ГПУ против УАПЦ войной. Но какая же это война, когда пострадавшая сторона не могла оказывать соответствующее сопротивление? Это было грубое, безжалостное уничтожение церкви, которое стояло на принципах духовного возрождения Украины.)

На 118 страницах журнала представлены выдержки из 73 отмеченных сводок «Еженедельные сводки Секретного отдела ГПУ УССР». (Вообще, вся внутренняя документация ГПУ и допросы велись на русском языке.) «Сводки» проходили под грифом «совершенно секретно». Первая из них под №8/18 посвящена событиям, которые происходили за время с 20 по 26 февраля 1927 г., последняя под №51/113 — событиям за время с 16 по 22 декабря 1928 г. Практически в каждой из них многочисленные факты, которые свидетельствуют: кроме названных ранее «официальных» репрессивных мер против УАПЦ, применялись разнообразные неофициальные «приемы» — слежка, подслушивание, перлюстрация переписки, запугивания, шантаж, распространение сплетен и другие не очень моральные действия. Из-за недостатка места на страницах газеты приведу лишь некоторые характерные выдержки из нескольких «сводок» с сохранением орфографии и пунктуации оригинала, пытаясь обойтись без комментариев — нужны ли они?

Сводка № 9/19 за время с 27.02 по 05.03.1927 г.

«Приезду ЛИПКОВСКОГО в Харьков мы думаем не препятствовать, так как его пребывание здесь даст нам возможность посредством глубокого осведомления точно выяснить его настроения и намерения».

Сводка № 12/22 за время с 20 по 20 марта 1927 г.

«...после чествования (с 36-летием духовной деятельности митрополита Липкивского. — К.Л.) на неофициальном совещании приехавших епископов и актива Харьковских автокефалистов против ЛИПКОВСКОГО и его антисоветской линии поведения в резкой форме выступил еп. МАЛЮШКЕВИЧ и мирянин ГЕРАЩЕНКО... Эти выступления входили в наши расчеты».

Сводка № 19/29 за время с 7 по 14 мая 1927 г.

«11 мая с.г. в г. Киеве открылся съезд (Никольское собрание. — К.Л.) Украинской автокефальной православной церкви... Сведения, которые у нас собраны к началу съезда, говорят за то, что противники ЛИПКОВСКОГО будут иметь большинство. В связи со съездом в Киев выехали начальник 3-го отделения СО тов. КАРИН и уполномоченный САЗОНОВ».

Сводка № 20/30 за время с 15 по 21 мая 1927 г.

«В первый день съезда в Киев прибыл архиепископ Лубенский — ОКСИЮК.

...ОКСИЮК активно вел линию, направленную на дискредитацию РОМОДАНОВА как ставленника Соввласти. В автокефальной церкви архиепископ ОКСИЮК считался большим авторитетом. Поэтому такая позиция его тем более была опасна. Таким образом, в предполагаемом инциденте между ЛИПКОВСКИМ и РОМОДАНОВЫМ, архиепископ ОКСИЮК мог сыграть большую роль, выступив в пользу ЛИПКОВСКОГО. Учтя такую ситуацию, перед РОМОДАНОВЫМ была поставленная задача — во что бы то ни стало создать разногласия между ЛИПКОВСКИМ и архиепископом ОКСИЮКОМ. ...Намеченные планы удалось полностью реализовать...».

Сводка № 22/32 за время с 29 мая по 5 июня 1927 г.

«Нами ОКСИЮК был вызван с целью снятия с него подписки о невыезде, так как это поднимало ему, в некоторой степени, авторитет... Харьковские видные автокефалисты, в том числе и ПОТИЕНКО, считают, что власть обрабатывает ОКСИЮКА. Снятие с ОКСИЮКА подписки о невыезде расценивают как результат обработки его ГПУ».

Сводка № 28/38 за время с 10 по 16 июля 1927 г.

«По мнению ВПЦРады ЛИПКОВСКИЙ сам ни в коем случае не откажется от митрополитанства. Это обстоятельство сильно усложняет его низложение на предстоящем соборе».

Сводка № 31/41 за время с 31 июля по 6 августа 1927 г.

«26 — 30 июля в г. Киеве состоялось предсоборное совещание автокефалистов-липковцев. На этом совещании мы предполагали подготовить почву к тому, чтобы на будущем в октябре месяце «великом соборе» был поставлен вопрос об отстранении ЛИПКОВСКОГО от митрополитанства. Однако настроение большинства прибывающих делегатов епископов по этому вопросу было явно трусливое... Высказывались в том смысле, что отстранение митрополита ЛИПКОВСКОГО повлечет за собой полное разложение Церкви...

ВПЦРада, во главе с еп. РОМОДАНОВЫМ, видя такое настроение прибывающих делегатов, решила не проявлять активность против ЛИПКОВСКОГО, так как рисковала потерять свой авторитет. Такое положение заставило нас искать пути, которые могли бы привести к столкновению епископата с ЛИПКОВСКИМ.

В этих целях нами была вызвана делегация от предсоборного совещания, во главе с митрополитом ЛИПКОВСКИМ, до сведения которой мы довели некоторые компрометирующие ЛИПКОВСКОГО данные о его антисоветском настроении... Этим разговором с делегацией мы дали толчок к выступлению епископата против митрополита».

Сводка № 33/43 за время с 14 по 20 августа 1927 г. включительно.

«Они (Харьковские автокефалисты. —К.Л.) крайне удивлены теми сведениями, которые имеются у нас об их деятельности в Харькове. Секретный отдел продолжает вести линию на окончательный раскол Харьковской оппозиционной ВПЦР-группы».

Сводка № 34/44 за время с 21 по 27 августа 27 г. включительно.

«14 августа с./г. митрополит УАПЦ — ЛИПКОВСКИЙ обратился к власти с ходатайством о снятии с него подписки о невыезде из г. Киева... Считаясь с важностью поставленной перед нами задачи по низложению ЛИПКОВСКОГО, его ходатайство нами не удовлетворено».

Сводка № 36/46 за время с 4 по 10 сентября 27 г.

«С целью воздействия на Киевских автокефалистов — сторонников ЛИПКОВСКОГО, сконцентрировавшихся в Софиевском соборе, нами дано распоряжение о расторжении договора с Софиевской общиной. Однако вопрос об издании новой пятидесятки будет оттянут нами до созыва окружного собора. За это время по агентурной линии будут приняты меры к созданию более тревожного настроения среди верующих автокефалистов, путем распространения слухов о передаче Софии легализованным тихоновцам. Этим маневром мы добьемся того, что новая пятидесятка будет создана из лиц, лояльно настроенных к власти, сочувственно относящихся к ВПЦР. С другой стороны, этим самым мы ослабим Киевскую оппозицию, значительно обезвредив ее к предстоящему Всеукраинскому собору.

С целью воздействия персонально на ЧЕХОВСКОГО мы привлекаем его к уголовной ответственности за выступление в Софии, которое расценивается нами, как знак солидарности с антисоветской деятельностью ЛИПКОВСКОГО».

Сводка № 37/47 за время с 11 по 18 сентября 1927 г.

«...В октябре в г. Киеве должен состояться Всеукраинский Покровский Собор УАПЦ... органами ГПУ поставлена серьезная задача добиться на Покровском съезде переизбрания митрополита, заменив ЛИПКОВСКОГО более приемлемым для нас кандидатом».

Сводка № 40/50 за время с 1 по 8 октября 1927 г.

...В г. Киеве из девяти приходов, только в двух сторонники ВПЦРады одержали победу и вынесли резолюцию против ЛИПКОВСКОГО. Остальные 7 приходов находятся под руководством липковцев, прошедших и в делегаты съезда. Окружной съезд состоялся без участия представителей города (приходов. — К. Л.), под руководством сторонников ВПЦРады выбрали епархиальным епископом вместо ЛИПКОВСКОГО МАЛЮШКЕВИЧА... Делегатами избраны сторонники ВПЦРады, наши с[екретные]/с[отрудники]. Городским приходам разрешено созвать собрания вторично. Меры к тому, чтобы они прошли под руководством ВПЦР приняты».

Сводка №43/53 за время с 22 по 29 октября 27 г.

«С 17 по 27 октября в Киеве проходил Великий собор Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ). На соборе присутствовало, с правом решающего голоса, 243 делегата со всех округов Украины...

Поставленные пред собой задачи, а именно:

1) утверждение постановлений сентябрьского совещания и Покровского съезда УАПЦ об осуждении ВПЦРады, митрополита ЛИПКОВСКОГО, архиепископа ЕРЕЩЕНКО и ПОТИЕНКО;

2) низложение митрополита ЛИПКОВСКОГО и

3) выбор нового митрополита и ВПЦРады нами полностью выполнены. Собор прошел под полным нашим руководством.

Митрополит низложен большинством — 137 голосов при 45 против и 10 воздержавшихся (к моменту голосования делегатов присутствовало 192 человека).

Новым митрополитом избран епископ Николай БОРЕЦКИЙ, находящийся под полным нашим руководством. Президиум ВПЦРады избран в составе: председатель — протоиерей ЮНАКОВ, первый заместитель — МАЛЮШКЕВИЧ, второй — будет кооптирован, секретарь — прот. МИЗЕЦКИЙ, казначей — мирянин КОБЗАРЬ.

Все члены президиума полностью нами использовались — МИЗЕЦКИЙ и КОБЗАРЬ, как секретные сотрудники (сексоты. — К.Л.), ЮНАКОВ и МАЛЮШКЕВИЧ, как обработанные нами. В дальнейшем, через вновь избранные руководящие органы УАПЦ и лиц, входящих в них, будет проведена борьба с бывшим митрополитом ЛИПКОВСКИМ и его сторонниками».

Здесь все же придется дать определенные комментарии относительно тактики ГПУ по запугиванию делегатов Собора, созданию атмосферы неуверенности и безвыходного положения. На Собор пришли «гости» из ГПУ, которые, расталкивая всех, демонстративно пытались разместиться среди участников Собора, и только после настойчивых требований (уговоров) поднялись на хоры Святой Софии.

Академик Ефремов в своем дневнике о тех событиях записал:

«В. Липкивский таки не избран на митрополита. ГПУ заявило Собору, что когда его изберут, то сейчас же он поедет в ссылку в Наримский край, а если не изберут, то сможет спокойно жить в Киеве. То же самое было заявлено и в отношении Оксиюка... И Собор послушался... Вообще были два собора, не один. Первый заседал в св. Софии внизу, был многочисленный и много говорил. Второй был на хорах, состоял из трех ГПУ-шников и молча слушал. Но принимал решения, собственно, этот второй «собор». В соответствующий момент с хоров давали знак пальцем, председатель нижнего собора послушно шел на хоры, там ему нашептывали, что нужно, и потом внизу дружно голосовали так, как всемогущий палец указывал. Это называется «святая соборная и апостольская церковь». Большего издевательства над верой еще, кажется, не бывало...»

Собор перед голосованием относительно последующей судьбы митрополита Липкивского решил посоветоваться с «представителем правительства» (кто это? какие его функции и права?), отправив к нему специальную делегацию. Делегация поставила перед «представителем правительства» несколько вопросов, в частности:

— Если бы Церковь на Соборе оставила о. митрополита Василия Липкивского на дальнейшее митрополитанское служение, какие бы последствия были для самого о. митрополита?

Ответ: — Полное следствие и самые жесткие репрессивные меры.

— Какие последствия оставления о. митрополита на дальнейшее митрополитанское служение были бы для Церкви?

Ответ: — К Церкви было бы отношение как к антисоветской организации, устав был бы аннулирован».

О какой свободе выбора могла идти после этого речь? Однако...

Во-первых, упоминавшееся голосование проходило практически открыто — и все же нашлось 55 смельчаков, которые были против или воздержались. А может, их было даже и больше — мы же не знаем, кто были «счетчики», которые подводили итоги голосования, и на что они были настроены.

Во-вторых, в канун голосования, которое проходило 20 октября, вечером 19 октября на Соборе присутствовали 242 делегата. Участие в голосовании приняли 192 делегата, то есть можно допустить, что 40-50 человек сознательно избежали этой процедуры, и, очевидно, это были не те, кто желал бы устранения митрополита Липкивского.

В-третьих, резолюция по митрополиту Липкивскому была хотя однозначной (по требованию ГПУ), но корректной и сдержанной: «Приймаючи на увагу неможливість продовження митрополітанського керівництва УАПЦерквою Найпочеснішого о. Митрополита Василя Липківського — 2-й Всеукраїнський православний церковний Собор визволяє Найпочеснішого о. Митрополита Василя Липківського від тягаря митрополітанського керівництва Українською Автокефальною Православною Церквою».

В-четвертых, делегаты подавляющим большинством продолжали с уважением относиться к «Найпочеснішому о. митрополиту Василю Липківському», оставив за ним звание митрополита и даже после голосования настояли на том, чтобы он оставался в президиуме Собора...

Из «сводки» можно сделать вывод, что ГПУ праздновало победу. Передача руководства УАПЦ «находящемуся под полным нашим руководством» новому митрополиту Николаю Борецкому и новым руководителям ВПЦР — «обработанным нами» Юнакову и Малюшкевичу и «сексотам» Мизецкому и Кобзарю — фактически констатировало смерть УАПЦ как духовного руководителя православного населения Украины.

Но ГПУ хотело большего — морально сломать, покорить митрополита Василия Липкивского и его сторонников, и продолжало свою грязную работу.

Сводка №52/62 за время с 25.12 по 31.12 1927 г.

«... БОРЕЦКИЙ имел беседу с нами. Во время разговора он указал, что обязуется проводить линию в интересах Соввласти. Касаясь вопроса о чистке духовенства и сворачивания соборноправности в интересах представления духовенству больших прав в церкви БОРЕЦКИЙ также обещал проводить нужную линию».

Сводка №5/67 за время с 29/1 по 4/11 1928 г.

«Мы имели беседу с митр. БОРЕЦКИМ о выполнении им желательной для нас линии. В этом разговоре БОРЕЦКИЙ еще раз указал, что он будет выполнять наши указания. Однако просил не нажимать на него, пока он не захватил в свои руки «вожжей церкви».

Сводка №11/73 за время с 11/III по 17/III 1928 г.

«6 — 8 марта в городе Киеве состоялся Пленум ВПЦРады (отсутствовали две трети епископов! — К.Л.). Еще задолго до него мы поставили на вид председателю ВПЦР ЮНАКОВУ бездеятельность Рады в вопросе воздействия на липковцев и проведения чистки. Это воздействие сделано было нами в целях активации теперешних руководителей УАПЦ в их борьбе с липковцами, так как после второго собора эти руководители действовали весьма осторожно и осмотрительно...

Вообще м. БОРЕЦКИЙ ведет пока соглашательскую с липковцами политику. В разговоре с нами, когда мы ему это поставили в вину, он ответил:

«Дайте мне возможность вести такую тактику, хотя бы до следующего в 1928 году Покровcкого Собора, пока я оперюсь. Тогда я покажу, кто я и для чего я в церкви».

Однако очень заметна была в выступлениях боязнь суда над ЛИПКОВСКИМ. Многие считают, что осудить ЛИПКОВСКОГО, значит сделать из него второго патриарха ТИХОНА...»

Сводка №21/83 за время с 20/5 по 26/5 1928 г.

«ВПЦРада автокефалистов получила разрешение на созыв «Никольского Собора», который состоится с 29 мая по 1 июня в г. Киеве.

Не исключена возможность, что в процессе работы собора может произойти схватка между представителями лояльного курса и сторонниками ЛИПКОВСКОГО. Учитывая возможность возникновения этой борьбы, мы дали всем Окротделам директиву о линии поведения делегатов-сексотов, которая должна сводиться ко всемерной поддержке всех предложений представителей теперешнего состава ВПЦРады».

Сводка №37/99 за время с 9/9 по 15/9 1928 г.

«...значительно оживилась и активность антисоветской части автокефалистов — сторонников ЛИПКОВСКОГО. Это оживление было заметно настолько, что лояльная часть во главе с ВПЦР и митрополитом БОРЕЦКИМ в УАПЦ почти совсем притихла. Такое положение не давало нам возможности провести чистку антисоветского элемента в УАПЦ, в частности исключить из церкви ЧЕХОВСКОГО, ЯРЕЩЕНКО, ОРЛИКА и др.

В связи с этим нами выработан целый ряд мероприятий, направленных на парализацию антисоветской деятельности липковцев и активизации ВПЦРады и митрополита БОРЕЦКОГО...

В результате последними постановлениями ВПЦРады:

1. Исключен из церкви арх. ЯРЕЩЕНКО и ОРЛИК. ЧЕХОВСКИЙ В.М. исключен из руководства органов за вредную деятельность.

2.Экс-митрополиту ЛИПКОВСКОМУ запрещено служить вообще в церкви.

3. Выработана специальная инструкция о борьбе с нецерковными элементами в УАПЦ, которая будет разослана всем окррадам с предположением провести чистку до Покровского в октябре-месяце собора.

Центр липковщины — Софиевский приход — ликвидирован и передан ВПЦР, которая распустила причт, состоявший из липковцев».

Сводка №43/105 за время с 21/10 по 27/10 1928 г.

«...Созыв Покровского суда (над митрополитом Липковским. — К.Л.) мы предполагаем оттянуть до весны».

Но суд так и не удалось «организовать». Однако Соввласть не устраивала даже «новая» практически полностью укрощенная УАПЦ. И вскоре состоялся тот «ликвидационный» Собор, с которого начиналась статья. Это уже был «контрольный» выстрел в тело украинской Церкви, в дело религиозно- духовного возрождения Украины. А затем были и «персональные» выстрелы. 27 ноября 1937 года был расстрелян первый митрополит УАПЦ Василий Липкивский. Именно этот день Церковью признан «Днем памяти мучеников и исповедников христовой веры, погибших в Украине от безбожной власти в течение 1917—1937 гг.».

Константин ЛИПКИВСКИЙ, журналист, доктор технических наук, внук Василия Липкивского, фото предоставлено автором
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ