Воля, освобождение - вот тот конечный флаг, к которому тянется все, к которому стремятся и воины с мечами, и моралисты с заветами, и поэты со стихами.
Василий Липкивский, украинский религиозный деятель, церковный реформатор, педагог, публицист, писатель и переводчик, создатель и первый митрополит Украинской Автокефальной Православной Церкви.

Артем ПОЛЕЖАКА: Даже собрание мирных творческих деятелей у нас само по себе становится оппозиционной акцией

3 февраля, 2012 - 13:12

Артем Полежака — заметное лицо среди сегодняшних молодых 20—30-летних поэтов (уже, собственно, не самых молодых). Ведь он является настоящей звездой украинской слем-поэзии. Для тех, кто не заметил появления этого нового литературного (или окололитературного, как считает кое-кто из наблюдателей) явления: слэм — это поэтические турниры, главной особенностью которых является акцент на манере исполнения, а не на содержании текстов, полная свобода высказываний и свободная реакция на выступления со стороны публики, вплоть до забрасывания поэта бумажками или перекрикивания его. Такие турниры начались в Украине с 2006—2007 годов, а в западных странах практикуются уже несколько десятилетий. Результат воспринимается неоднозначно. Кому-то слэм-вечера очень нравятся веселой раскованной и экспериментальной атмосферой, поэтическим драйвом, кого-то, наоборот, раздражает излишне «КВНовская» обстановка. В любом случае Полежака не только один из постоянных победителей таких турниров. Он, например, активно участвует в разнообразных художественных и художественно-политических перфоменсах «Последней Баррикады» с выразительным сатирическим оппозиционным духом. Он проводит концерты с группой «Барабас». А еще — это просто веселый и ироничный человек, в чем сейчас смогут убедиться читатели «Дня».

— Артем, расскажи, в твоем понимании, что такое сегодня слэм-поэзия? Сильно ли она изменилась со времени появления в Украине?

— Слэм-поэзия сегодня и слэм-поэзия, скажем, в 2007 году в Украине — это вовсе не две большие разницы. Я не увидел никакого развития или, как минимум, трансформаций, и если бы я был небезразличен к проблемам слэма, по-видимому, меня бы это существенно смущало. И проблема здесь у нас одна, она по всей стране одна — очень мало инициативных людей, энтузиастов, организаторов. А этим нужно заниматься, как, например, бизнесом, политикой, общественной деятельностью. Причем заниматься системно. Никто этим системно не занимался. Вот Мультфильм Гагарин (молодой поэт из Харькова — О.К.) делал такие попытки, лиги слэма организовывал всяческие, но и он на сегодняшний день плюнул и послал всех подальше. Поэтому слэм-поэзии на сегодня не существует: ни как жанра, ни как явления. Слэмы просто делают как приложение к разным литературным фестивалям, когда в конце все уже пьяные, а еще нужно что-то почитать, тогда организаторы решают: ну, пусть это будет слэм.

— Кое-кто считает, что слэм это скорее шоу, КВН, нежели литература, а как думаешь ты?

— А это плохо или хорошо? В самом вопросе уже некорректный подтекст: литература — Добро, КВН — Зло? Или как? Да, это шоу, потому юмор и ирония здесь приветствуются. По форме — точно КВН, с его турами, жюри и оценками. С другой стороны, меня удивляют люди, которые слишком серьезно относятся к слэму. Мой любимый певец Майк Науменко когда-то сказал, что рок-н-ролл это не очень интеллигентная музыка, которую играют интеллигентные люди. Что-то подобное можно сказать и о слэме.

— Кстати, расскажи, пожалуйста, о своем КВНовском прошлом?

— Да о чем там рассказывать, я учился в институте... или играл в КВН... ну, что-то одно из двух точно было. Могу точно сказать: КВН — это хорошая школа. Школа чего? Играйте в КВН — обо всем узнаете сами!

— Единственная давно и широко известная звезда отечественного слэма — Артем Полежака, а какие еще есть заметные слэмеры? Совпадает ли авторский состав слэмеров с поэтами-двухтысячниками.

— Вы мне льстите... Кажется, последний слэм, где я принимал участие, был осенью. Украинско-польский. Если я там выиграл, то только потому, что не было Павла Коробчука — если мы в одном слэме, то, как правило, он побеждает. Это к вопросу о КВН в слэме: его экспрессия оказывается сильнее моей иронии. Я уже не говорю о текстах. Наш украинский белорус или белорусский украинец, Сергей Прилуцкий, если и не всегда побеждает, то стабильно выходит в финал. Хотя читает стихи, а лучше бы читал прозу — она у него более веселая и более простая для восприятия.

— Я знаю, ты в приятельских отношениях со многими современными 20—30-летними поэтами, а насколько чувствуешь с ними стилистическую и идейную близость? Или наоборот?

— Я не совсем понимаю, о чем пишет, как минимум, половина из них. Почему они пишут — это уже второй вопрос, я думаю, нравится процесс. А молодые поэтессы меня интересуют. Как личности, в первую очередь, конечно...

— Почему твои стихотворения никогда или почти никогда не публикуются в печатном виде?

— Публикуются, только не так часто. Есть такие сборники, как «V.I.P.», «Аморалка», куда вошла целая подборка моих текстов. Отдельные тексты можно найти в разных альманахах, посвященных разным фестивалям, например, «Мартовские коты», «Харьковская Баррикада-2007» и другие. Кроме того, что я критически отношусь к своим текстам, я не стремлюсь любой ценой навязаться читателю, пролезая в книжки и журналы. У меня на ближайшей неделе два сольных вечера — один во Львове, один в Киеве — кому нужно, тот сам придет и послушает.

— Расскажи о совместных проектах с музыкантами — «Барабасом» и другими. Вообще, есть ли еще на сегодня плодотворный, неиспользованный потенциал взаимодействия музыки и литературы?

— С «Барабасами», я думаю, у нас все только начинается, у нас этого потенциала — ого-го! Вот только живем мы в разных городах и каждая репетиция — это серьезное событие. Один диск мы записали, я им не очень доволен, потому это повод работать дальше, так что настоящий проект «Полежака+Барабас» еще впереди!

— У многих поэтов, и не только поэтов, часто возникает страх: «не является ли то, что я делаю, уже сто раз сказанным и сделанным?» У тебя такое бывает? Что отвечаешь себе в такие моменты?

— Бывает, но я не мучаюсь по этому поводу.

— Чем занимаешься «в миру»?

— Чем я только не занимаюсь: от грузчика до тамады. А в основном — глубокими размышлениями над смыслом бытия...

— Артем Полежака, кроме всего прочего, сегодня еще и один из символов веселого, креативного арт-сопротивления зародышей гражданского общества диктаторским и украинофобским поступкам «нашей» власти. Расскажи, когда ты почувствовал потребность в общественно или политически заангажированном обращении в стихотворениях и выступлениях на общественных акциях? Это приносит такое же удовлетворение, как и «вечные темы»?

— У меня никогда не было такого специального момента. Просто не хочется быть полным мудаком. А мы в какой-то такой ситуации оказались: если не хочешь быть мудаком — ты автоматически переходишь в оппозицию к власти. Яркий пример Творческое Объединение «Последняя Баррикада», деятельность которого — защита и популяризация современной украинской культуры, что для нынешней власти является практически преступлением. Поэтому даже собрание мирных творческих деятелей само по себе становится еще одной оппозиционной единицей. Какие-то шутливые строки из моих уже старых стишков вдруг вспыхнули в новом контексте такой актуальной сатирой, что кое-кто даже спрашивает: «А вы не боитесь?

— А как политически активные граждане воспринимают твои стихотворения, когда ты их читаешь или поешь, например, на митингах?

— Ну, ты же знаешь, магическая сила моей харизмы настолько загадочна, что неважно, где и для кого я читаю: на митинге для политически активных или в клубе для сексуально пассивных. Реакция на Полежаку всегда одна — ощущение безграничного Счастья и космической Любви! Люди, которые регулярно ходят на мои выступления, становятся успешными в бизнесе, у них налаживаются отношения с близкими, а у некоторых открывается третий глаз. Мои книжки и диски покупают, чтобы прикладывать к больным местам, а тексты некоторых стихотворений начали использовать карпатские мольфари вместо своих традиционных заговоров. От запоя помогает «Баллада о пиве».

— Их не пугают не очень приличные слова или строки наподобие «вулицями моєї країни ходить бидло»?

— Как будто они сами не видели никакого быдла на улицах и не слышали от него никаких слов.

— Прогноз Полежаки: что все-таки победит в современной Украине — страх или ирония, чувство достоинства?

— Мне трудно ответить, потому что с одной стороны я оптимист, а с другой — реалист. Пока что эти две стороны никоим образом не клеятся между собой. Но будет интересно и грустить не придется — в этом могу стопроцентно заверить. А это уже очень хорошо!

Олег КОЦАРЕВ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ