Если свобода вообще что-то значит, то это право говорить другим то, чего они не хотят слышать
Джордж Оруэлл, британский писатель и публицист

Хроника тоталитарного взрыва

Станислав Кульчицкий опубликовал исследование, посвященное реконструкции большевистского мифа о революции 1917 года
4 ноября, 2021 - 18:47

Геологи, в частности геофизики, используют емкое, образное и многозначное определение — «тектонические оползни» (сдвиг). Речь идет о разрушительных, по сути, катастрофических процессах, коренным образом изменяющих лицо Земли (да и, во многом, внутреннее «наполнение» верхней части нашей планеты).

Однако вполне возможно найти здесь аналогию и в процессах общественно-исторических. В этой сфере также наблюдается ряд «тектонических сдвигов» далекого и совсем близкого прошлого, которые так же колоссально повлияли на социальное пространство тех или иных стран, изменили векторы их развития. Такие смещения называются революциями. И в этом ряду Февральская революция 1917 года, положившая конец существованию Российской империи, равно как и октябрьский большевистский переворот того же года (контрреволюционный по своей природе, и это важно понимать) была и остается объектом пристального внимания и тщательных исследований. Тем более что в определенном смысле последствия этих событий оказались столь глубокими и всеобъемлющими, что они не вполне преодолены и осознаны и через 100 лет.

В украинской исторической науке одним из наиболее авторитетных специалистов, разрабатывающих эту крайне важную проблематику, является профессор Станислав Кульчицкий, чьи содержательные публикации хорошо известны читателям «Дня». Обобщив результаты своих многолетних исследований, Станислав Владиславович опубликовал монографию (изданную Институтом истории Украины НАН Украины) под названием «Росія і Україна в перший рік після повалення самодержавства: реконструкція більшовицького міфу про революцію».

Уже название книги свидетельствует о многоаспектном задании, поставленном автором. Во-первых, сравнить общественно-политические процессы, происходившие в России и Украине в 1917 году (с особо подробным анализом кризиса именно российской революции и его причин). И, во-вторых, реконструировать (доказать несостоятельность) большевистской мифологии. Объясняя свой замысел, Станислав Владиславович пишет: «Взаимодействие государства-коммуны (основы глобального ленинского проекта. — И.С.) и советского общества породило колоссальную историографию, но не стало понятным даже в некоторых фундаментальных чертах. В результате через три десятилетия после краха коммунизма посткоммунистические общества еще не избавились от зависимости от своих государств, хотя последние уже не базируются на отмершей коммунистической идеологии, а в Украине она даже официально запрещена. В этой ситуации призванные покончить с коммунистическим наследием рыночные реформы нередко искажаются или осуществляются с огромным трудом. Старшее из трех советских поколений за это время уже исчезло. Однако два последних еще остаются в значительной степени зависящими от государственного патернализма». Истоки этого тоже в 1917 году.

Вряд ли стоит подробно пересказывать сюжет книги — Станислав Кульчицкий последовательно отслеживает все этапы кризиса Февральской революции, «эхо» этого кризиса в России и Украине, деятельность Ленина и его партии (системно рассматривая, в частности, и роль немецкого «финансового фактора» в росте мощи большевиков). Но полезным для читателя будет сосредоточиться на заключительных выводах, которые предлагает нам профессор Кульчицкий. А они, коротко говоря, таковы.

По мнению Станислава Владиславовича, «свержение самодержавия можно назвать Февральской революцией, но не надо забывать, что это событие происходило в рамках единой Российской революции, которая началась в феврале (марте по нов. ст.) 1917 г. и закончилась в январе 1918 г. Хронологические рамки Российской революции ограничиваются двумя большевистскими государственными переворотами: в октябре (ноябре по нов. ст.) 1917 г. — свержением Временного правительства и в январе 1918 г. — разгоном Учредительного собрания». Причем именно в среде победителей-большевиков возник концепт «Великой Октябрьской социалистической революции», полную несостоятельность которого убедительно доказывает автор книги.

Станислав Кульчицкий особо подчеркивает, что «обе российские революции — 1905-1907 и 1917 гг. характеризовались невиданным социально-классовым противостоянием. В революции 1917-1918 гг. солдатско-крестьянские и рабочие массы создали советы по образцу предшествующей революции, окончательно подавленной царизмом с помощью избирательного закона 3 июня 1907 года... Представляя собой форму самоорганизации народных низов в специфических условиях России, советы солдатских и рабочих депутатов были неизвестны в предыдущих европейских революциях. Пронизанные настроениями так называемого «неосознанного социализма», народные низы в советах нашли себе союзников среди существующих в стране социалистических партий».

Принципиальными являются соображения автора относительно трех разных лиц, имевших тогда популярный в России (и в Украине тоже) термин «социализм». «Во-первых, речь идет о социализме, исповедуемом вождями партии большевиков, находившихся на платформе революционного марксизма». Вожди большевистской партии, однако, «преследовали совсем иную цель, чем основатели марксизма: изъять средства производства у всех граждан и передать их в собственность строящегося ими государства-коммуны, намертво соединенного с созданной ими же политической партией, базировавшейся на основе «демократического централизма», то есть в конечном счете — самим себе». Во-вторых, отмечает автор, речь идет о социализме, исповедуемом солдатско-крестьянскими и рабочими советами... «Пролетарские и полупролетарские массы были охвачены стихийным экстремизмом, который совпадает по внешним признакам с доктринальным экстремизмом сторонников революционного марксизма». И, наконец, в-третьих, «речь идет о социализме, исповедуемом оппонентами большевиков, прежде всего социал-демократами — меньшевиками и социалистами-революционерами». Эти силы потерпели поражение.

Еще один основополагающий тезис автора: «Украинское измерение революции достаточно сильно отличалось от российского. За сотни лет пребывания в составе империи между Украиной и Россией возникло немало общих черт. Тем не менее украинский народ имел выразительные социально-экономические, культурные и ментальные отличия от российского... Одной из существенных причин поражения Украинской революции и последующих освободительных движений было присутствие в Украине мощных большевистских организаций, большевизированных советов рабочих и солдатских депутатов и создаваемых ими красногвардейских отрядов». Особенно, добавим, в условиях саморазоружения Центральной Рады.

Такие тоталитарные взрывы, как произошедший в 1917 году, прежде всего нуждаются в глубоком, основательном анализе. Надо чувствовать настроения людей, слушать и слышать их. Это единственный способ решать возникающие острые проблемы. Книга профессора Станислава Кульчицкого содержит анализ причин и последствий революционной катастрофы того времени. И в этом ее весомость.

Игорь СЮНДЮКОВ, «День»
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ