Оружие вытаскивают грешники, натягивают лука своего, чтобы перестрелять нищих, заколоть правых сердцем. Оружие их войдет в сердце их, и луки их сломаются.
Владимир Мономах, великий князь киевский (1113-1125), государственный и политический деятель

«Кладбище» отечественного перевода

Наша современная читательская аудитория больше не позволяет себя обманывать
30 июля, 2015 - 16:33

На днях в издательском и читательском мирах страны произошло беспрецедентное событие, которое, несмотря на то, что бросает огромную тень на отечественный книжный бизнес, обещает едва ли не новую эпоху качества нашей литературной продукции.

ЧИТАТЕЛИ НАЧАЛИ «ОТСТРЕЛИВАТЬ» ПЕРЕВОДЧИКОВ-ЛГУНОВ

Нацелившись издавать качественные украинские переводы свежих книг Стивена Кинга, со временем издательство «Клуб семейного досуга» обратилось и к классическим произведениям «короля ужасов». Так, в конце июня 2015 года вышли романы «Кладбище домашних животных» и «Оно». Впрочем, праздничное настроение кинголюбов быстро уступило место глубокому разочарованию. Члены многотысячного читательского сообщества «Стівен Кінг. Український клуб», заметив определенные странности в тексте «Кладбища...», выяснили, что украинский перевод делался не с оригинального текста Кинга, а с русского небрежного перевода работы Вадима Эрлихмана. Полученный не без помощи компьютерной программы перевода продукт местами не сверялся не только с оригиналом, но и с тем же русским вариантом. Переведено (весьма своеобразно) Эрлихманом предложение, где речь идет о «бусе», то есть авто, сообщает украинскому читателю о «бусах». Изображения фрагментов на трех языках разошлись по интернету, демонстрируя сомнительное качество русского и украинского изданий.

Дальше видно, что в украинскую книгу перешли все уж слишком фривольные, как для перевода, выдумки Эрлихмана, однако не вернулись многочисленные выброшенные им зачем-то фрагменты оригинала.

Члены клуба не заставили себя ждать с негодующими письмами к издателю. Следует отдать должное «КСД»: мощнейшее украинское издательство не только официально признало «проблемы с переводом», но и решило «отозвать тираж с некачественным переводом для его дальнейшего уничтожения». Покупателям гарантировали возврат стоимости и возможность обмена на «качественное издание», выход которого планируется в сентябре.

Но это был лишь эпизод первый.

«ЗАСЛУЖЕННЫЕ ХАЛЯВЩИКИ УКРАИНЫ»

Не все в порядке оказалось и с романом Кинга «Оно», который был издан дублетом с «Кладбищем...». Первые 750 страниц книги содержат перевод Александра Красюка, знатока американских реалий, скрупулезного и высокохудожественного воспроизводителя нюансов стилистики Кинга. Последние 300 страниц сделаны не меньшим фанатом Сергеем Крикуном.

А между этими краями три сотни страниц — работы Михаила Каменюка и Романа Трифонова. Первый из них носит звание заслуженного работника культуры Украины, и мало осталось в сфере отечественной культуры премий, лауреатом которых он бы не был. Второй — кандидат филологических наук. Но их предыдущие заслуги никоим образом не спасли нашего читателя от досадного факта: их часть работы является воспроизведением русского перевода Виктора Вебера. Триста страниц, перенесенные из его текста в украинское издание, «болеют» знакомыми уже болезнями. Здесь полная глухота к стилистическим приемам Кинга, неузнаваемость американских устойчивых выражений, избыток ненужных уточнений.

Можно было бы допустить, что само издательство поощряло к такой недобросовестной работе, ведь целая команда переводчиков была приглашена ради быстрейшего выхода книги, хотя ни Каменюк, ни Трифонов ранее не отличились достижениями в переводе с английского. Но это не совпадает с предыдущим беспокойством издательства о качестве продукции. Когда шла речь о публикации книги Кинга «Доктор Сон», продолжении известного романа «Сияние», «КСД», планируя выпустить дилогию, не пошло простым путем покупки прав на уже существующий перевод старого романа, осуществленный Иваном Андрусяком, — именно из-за сомнительного его качества.

ТРОЯНСКИЙ КОНЬ, ЕЩЕ И В ОВЕЧЬЕЙ ШКУРЕ

«Перевод» Андрусяка имеет все основания войти в историю как один из самых циничных случаев в отечественной литературно-издательской практике. Интересно, что известный писатель и редактор Иван Андрусяк когда-то приобщился к так называемой «Полемике на «Снегу», казусному спору вокруг украинского перевода романа нобелевского лауреата Орхана Памука «Снег». Не будучи, как и большинство дискутантов, знатоком турецкого языка, он сформулировал гневный приговор: «Имеем издевательство над украинским книгоиздательским делом; издевательство над традицией, возможностями и качеством украинского переводческого дела; наконец — издевательство над украинским языком! Не слишком ли много «чести» для одного недобросовестного харьковского издательства?». И уже через три года в том же издательстве «Фоліо», которое так рьяно ругал Андрусяк, выйдет его «перевод» романа Кинга «Сияние», сделанный тем самым способом, что и «Кладбище...» Полякова.

Андрусяк вроде бы и не забыл, что писал о «Снеге» Памука, но взял ту фразу в качестве собственной творческой установки и профессионального кредо. Вот вам издевательство над традициями переводческого дела: вслед за русской переводчицей Екатериной Александровой он пропускает десятки предложений и целые абзацы, фразы и стилистические приемы Кинга. Однако добавлены действия персонажей, о которых у автора и речи не было. Наконец, в результате нехитрой операции доктора Андрусяка, певица Билли Холлидей делается певцом. А мой любимый персонаж — полицейский Трупер (на самом деле state trooper — служащий полиции штата).

Издевательство над украинским языком тоже на месте: «кров, що збігає долілиць»; «стояла у віконця»; «стилізована під бурчання паща маски»; «сальне волосся» и т. п.

Книгоиздательскую сторону дела тоже «уважили». На титульной странице значится: «Переклад з англійської». Хотя «машинный» перевод русского текста может насторожить и малоопытного читателя: дошло до того, что эскимосские снежные жилища иглу (igloo) стали «эскимосскими иглами».

АНТИГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЯТЕЖ ЛИТЕРАТУРНЫХ ХАЛТУРЩИКОВ

Мало того, что наш книжный рынок фантастически зависим от русского, он даже в своих проявлениях самостоятельности часто стремится оставаться придатком «разухабистой» русской культурной традиции, добавляя к недобросовестности ее представителей недобросовестность собственную, а следовательно представляя собой лишь фикцию национального культурного процесса.

Украинский потребитель таких «переводов» обманут дважды. Понятно, что и в случае адекватного русского перевода, его перетягивание в украинский язык еще больше отдаляло бы результат от оригинального произведения. Но учитывая количество книг того же Кинга, переведенных в России Вебером, Эрлихманом и другими, можем не сомневаться, что широкий российский читатель в целом не имеет представления о «настоящем Кинге». То же предлагалось и нам.

А поскольку старые романы этого бестселлериста переводились россиянами в основном еще в начале 90-х, наши драгоманы, опершись на их тексты, пытаются затолкать украинского читателя в парк советского периода, где никто не знает таких понятий, как бессрочный контракт или обезжиренное молоко. Или даже зажим для банкнот и закрытый клуб (последний превратился у Андрусяка в загадочный «ключ-клуб»). Все это напоминает о временах, когда Маркса и Энгельса разрешалось переводить на украинской лишь с русских переводов, и то не меняя ни единой запятой. Такое извращенное отношение к работе, которое господствует в жутком «ключ-клуб-клане» наших драгоманов-диверсантов, могло родиться именно в травмированном колониализмом сознании.

Что касается дальнейшей судьбы изувеченного романа «Оно» мы, как и кинголюбы, обратились с вопросами к «КСД». Немного подумав, издательство заверило, что роман тоже отправится на доработку, уточнив: «Качество наших изданий является приоритетной задачей, мы уделяем этому вопросу особое внимание... и в будущем приложим все усилия, чтобы такой досадный случай не повторился».

Это выдающийся случай в нашем издательском деле. Собственно, далеко не раз и не два читателями высказывались подозрения и приводились доказательства привычки издателей публиковать украинизированные русские переводы, часто уже абсолютно непохожие на написанное автором. Однако это первый случай цивилизованного поведения издателя в ответ. Вероятно, что понеся убытки, «КСД» лучше будет следить за работой штатных и контрактных работников. Главред «КСД» Светлана Скляр признала: «Здесь спешка тоже была во вред». Что ж, хорошо, чтобы спешка изменилась на продвижение, ведь это не та спешка, которая позволила бы успевать издателям за развитием публики, уже более активной и образованной публики 90-х. Как говорит переводчик Александр Красюк: «Страна пытается стать цивилизованной. Один из главных признаков цивилизованности — качество продукции».

Олек Веремко-Бережный
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ