Мне была суждена такая судьба, что ваши мертвые выбрали меня. Нельзя заниматься историей холокоста и не стать хотя бы наполовину евреем, как нельзя заниматься историей голодомора и не стать хотя бы наполовину украинцем.
Джеймс Мейс, американский историк, политолог, публицист, исследователь Голодомора в Украине, автор газеты "День"

Книга как обнаженный нерв

Ольга МИГЕЛЬ: «Вопрос «закрытых глаз» нашего общества до сих пор актуален под ярлыками «какаяразница», «музыкавнеполитики» и другими»
11 ноября, 2021 - 16:51

Писательница из Кропивницкого Ольга Мигель работает в жанре фэнтези, так что придумывать новые миры и их магию — ее ежедневная работа. О фэнтези как сознательном выборе, о родном городе и писательских мечтах, о работе над книгами как полном погружении в тему — расскажет читателям сам автор.
    «КОРОНАЦИЯ СЛОВА» ДАЛА УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ
     — Как ты начала писать? Это желание с детства появилось или во взрослом возрасте?

— В семь лет я, гостя у бабушки на даче, долго думала, что бы подарить маме на ее День рождения, и наконец решила сама написать для нее книгу. Попросила у бабушки тоненькую тетрадь в линейку, и села писать сказку о дружбе маленькой девочки и пришельца-рептилоида, которую сама же сразу и проиллюстрировала. А потом еще и два сиквела к ней было! Это дело мне очень понравилось, поэтому я решила писать дальше и в будущем обязательно стать профессиональной писательницей. И понемногу продолжала, пока не дописалась до наград «Коронации слова» и издания!

В прошлом году, когда директор издательства «АССА» сообщила мне о своих планах на сборник «Моє Різдво. 12 історій про дива, які поряд», я достала те старые тетради и, отталкиваясь от своей первой литературной идеи, написала ту же сказку «Дівчинка та Каребракс. Інопланетний друг на Різдво»,  которая и была издан в этом сборнике.

— Ты многократный призер «Коронации слова». Что дал тебе этот конкурс?

— Прежде всего, уверенность в себе, когда она была мне необходима больше всего. А также знакомство с большим количеством замечательных людей, через которых я познакомилась с другими замечательными людьми. Все это сыграло огромную роль в том, на каком этапе я сейчас нахожусь в своем творчестве, на что способна и как собираюсь расти.

— Почему пишешь именно фэнтези? Сама любишь этот жанр?

— Как-то так случилось, что именно он мне больше всего резонирует. Я никогда не задумывалась над тем, какой жанр выбрать по тем или иным причинам — просто всегда писала именно то, что мне нравилось писать и что мне хотелось бы читать.

«ПО НАТУРЕ Я ИНТРОВЕРТ»

— Ты живешь в Кропивницком. Не было желания переехать в столицу и завоевать ее?

— В свое время я полгода училась во Львове (на пятом курсе Академии книгопечатания), и мне очень нравится этот город... Однако я катастрофически не выдерживаю его климата от осени до поздней весны и постоянно болею, поэтому не задержалась там.

Что касается Киева, то город, безусловно, интересный, у меня есть много друзей. До пандемии там часто бывала, и после выпуска подумывала найти там работу и перебраться. Но в конце концов поняла, что мне в Киеве не совсем комфортно в первую очередь из-за логистики — эти «много часов траты времени на маршрутке до метро, ??от метро до маршрутки, и потом еще двумя маршрутками, чтобы добраться до места назначения» мне не очень нравились, а водить машину — не мое (особенно с киевскими пробками). Да и я по натуре интроверт, всевозможные клубы-тусовки не очень люблю, и они для меня тоже не повод куда-то перебираться.

Так что наконец мой муж, который родом из Киева, переехал ко мне сюда, я приобрела здесь собственное жилье, и мне в своем городе вполне комфортно и спокойно. Я работаю фрилансом, поэтому нет нужды куда-то гонять в поисках работодателей. Могу спокойно писать, выделяя время на хобби и творчество. Да и родители рядом живут — в гости к внуку им удобно ходить!

— О чем мечтаешь как писательница?

— Ничего оригинального: чтобы мои книги читало как можно больше читателей, чтобы они им нравились, и чтобы писали много отзывов в соцсетях, от чтения которых мое авторское сердечко радостно бьется! Ну и чтобы какие-то замечательные киношники красиво и эпично  эти книги экранизировали.

— Каково твое место в современной украинской литературе?

— Никогда об этом не задумывалось, если честно. Я просто пишу то, что мне нравится, и работаю с издательством, с которым мне очень нравится работать.

ТАЙНЫ ГЛУБИНОЙ В ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

— Твой топ-5 прочитанных книг за последний год.

— Курт Воннегут — «Буфонада»; Павел Деревянко — Тенета війни»; Терри Пратчетт — «Душевная музыка»; Нил Гейман — графический роман «Сэндмен. Прелюдии и ноктюрны»; Стьепан Шеич — графический роман «Гарлин».

— Какую из своих книг любишь больше всего? Какая труднее  всего давалась?

— Трилогия «Крук та Чорний Метелик»  занимает особое место в моем сердечке. Эта история писалась на протяжении десятилетия, с большими перерывами, творческими кризисами на четыре года, переписываниями первой части после этих творческих кризисов, откладываниями второй части «в ящик» на несколько месяцев много раз и целыми античными трагедиями на тему: «Удастся ли мне когда-нибудь издать все это?». А когда писала третью часть, где нужно было решить все навязанные сюжетные линии, загадки, уходящие в таймлайн на несколько тысячелетий, и все заплетенные драмы, еще и не обронив ни одного кусочка той безумной мозаики, то если бы не была человеком, который в принципе не пьет спиртное, — наверное, тогда спилась бы.

Однако психологически гораздо труднее давался фантастический триллер «Сновида», но по другим причинам. В отличие от «Крука...» — не потому, что это долго писавшаяся огромная масштабная история. А потому, что это книга о весне-осени 2014 года. Потому что все это писалось «по живому». Потому что это история о взгляде сквозь мистическую призму на параноидальные страхи, охватившие наше общество в то переломное для украинской нации время. Когда я писала эту «книгу — обнаженный нерв», то на несколько месяцев погрузилась в непростое психическое состояние, чтобы написать историю о химерах, пугающих прежде всего потому, что они — кривое зеркало нашей реальности, со всеми ее проблемами, на которые так трудно найти ответы и верные решения. Ведь вопрос «закрытых глаз» нашего общества до сих пор актуален под ярлыками «какаяразница», «музыкавнеполитики» и прочих «паприколу».

— Есть ли у тебя литературные гуру, на которых равняешься?

— Среди украинских авторов это, безусловно, Владимир Аренев. То, как он работает с сеттингами и персонажами, как закладывает подтексты и интертексты в свои произведения, как умеет строить месседжи — тот уровень и планка, на которые однозначно стоит равняться! Среди мировой литературы в целом профессор Толкин, Джоан Роулинг, Филипп Дик, Курт Воннегут.

Подготовила Юлия ИЛЮХА
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ