Пусть мысли, заключенные в книгах, будут твоим основным капиталом, а мысли, которые возникнут у тебя самого - процентами с него.
Фома Аквинский, теолог, святой католической церкви

Литературная экосистема

Марк-Роберт Стех: «Думы становятся той визиткой, которая нас открывает сначала немцам, а потом англичанам (с начала ХІХ в.)»
28 мая, 2021 - 11:28

Нередко фундамент для диалога культур закладывают переводчики. Часто именно они дают возможность одной нации обращаться к другой на понятном языке. Часто именно они являются пересказчиками о нашей стране за рубежом, потому что, как известно, переводят не от слова к слову, а от смысла к смыслу. А следовательно, переводчики являются сотворцами этих смыслов, сорассказчиками о нашем государстве. Недавно этот титанический труд культурных послов Украины снискал признание и в виде еще одной премии — Drahoman Prize, первой лауреаткой которой стала переводчица нашей литературы на немецкий язык Клаудия Дате. Премия стала поводом и для более широкого онлайн-разговора «Культурные мосты: почему важно переводить украинскую литературу на иностранные языки?», который модерировала литературовед, доктор философии Татьяна Огаркова. Как Вильям Морфил, Кирконелл Ватсон, Фейт Элизабет Джоан Рич открывали англоязычному миру нашу литературу? Почему важен не только сам факт перевода книги? И как стоит популяризировать украинскую классику?

УКРАИНИСТЫ, ОТКРЫВШИЕ НАШУ ЛИТЕРАТУРУ МИРУ

Литературовед, писатель, директор Издательства Канадского института украинских студий, менеджер проекта англоязычной «Энциклопедии Украины в Интернете» Марк-Роберт Стех рассказал, что открытие Украины в немецкой литературе происходит с конца XVIII в. — благодаря интересу к  украинскому фольклору. «Думы становятся той визиткой, которая нас открывает сначала немцам, а потом англичанам (с начала ХІХ в.)», — объясняет ученый. Впрочем, хоть немецкие романтики и увлекаются феноменальным украинским фольклором, но не воспринимают его именно как украинский (на то время, напомним, наши земли были частью Российской империи).

Тогда в познании Украины весомой была роль отдельных личностей. Например, первым славистом в Англии, который пишет об Украине, является профессор Оксфордского университета Вильям Морфил. Как он заинтересовался украинцами? Дело в том, объясняет Марк-Роберт Стех, что исследователь подружился с Михаилом Драгомановым, который ему рассказывал об Украине, убеждал, что это не Россия. Как результат — труд на английском языке о Тарасе Шевченко и переводы его стихов. Тогда М. Драгоманов был одним из немногих украинских эмигрантов-интеллектуалов. Однако после Первой мировой войны все больше украинцев выезжает за границу, и появляется все больше иностранцев, которые, в частности, и благодаря знакомству с ними, открывают Украину для себя самих и миру. Марк-Роберт Стех привел замечательный пример такого сотрудничества выдающихся славистов и переводчиков в Канаде: украинец Константин Андрусишин и Кирконелл Ватсон, который не имел украинского корня, вместе перевели всего Т. Шевченко. В Англии весомым является вклад Веры Рич. В действительности ее имя —  Фейт Элизабет Джоан Рич, она англичанка, а взяла это имя, потому что очень увлеклась Украиной благодаря знакомству с украинцами послевоенной эмиграции. С 1961 года Вера Рич переводила произведения Тараса Шевченко, Ивана Франко, Леси Украинки, Николая Зерова, Павла Филиповича, Павла Тычины, Василя Стуса, Василя Симоненко, Лины Костенко и других величайших украинских писателей. Она является автором около сотни статей об украинской литературе в англоязычных журналах.

Хоть в настоящее время институции постепенно создают «инфраструктуру», которая ставит цель —  улучшить ситуацию в сфере переводов с украинского, роль отдельных личностей, их инициативы и энтузиазм и до сих пор являются не менее актуальными. Доказательством этого является история исследователя украинской литературы, переводчика, преподавателя украинской литературы в Колумбийском университете Марка Андрейчика. Вот как он прокомментировал свои переводы: «Я живу в Америке, жил в Канаде. Преимущественно люди, которые меня окружают, не могут читать на украинском языке. Поэтому когда я что-то прочитаю на украинском и нет перевода, то хочу перевести и поделиться этим, чтобы знакомые прочитали и сказали, что это замечательно. Это на персональном уровне. А в более профессиональном, практическом плане мои переводы — для студентов. Я преподаю три курса, не только о современной украинской литературе, но и конца ХІХ в. — 20-е годы ХХ в., Чтобы преподавать их на английском, нужные тексты на этом языке, потому что не все студенты, которые записываются на наши курсы, могут прочитать украинской роман или какой-то сложный стих... И очень часто я перевожу то, чего, на мой взгляд, недостает, чтобы преподавать эти курсы». Уже свыше десяти лет Марко Андрейчик преподает эти предметы, ежегодно обновляя программу и добавляя еще пять книг.

В то же время существуют примеры другого подхода, когда переводчики имеют весомую поддержку. Писатель, президент Украинского ПЕН Андрей Курков рассказал, что его издатель в Японии отправил за средства издательства японскую переводчицу в Киев на неделю, чтобы автор ей показал все, что описано в романе. Или еще одна важная инициатива: «Когда я искал архив Игоря Костецкого, на то время почти неизвестного украинского писателя, я нашел его в очень интересном переводческом коллегиуме в Германии, который учредили Гайнрх Белль и Семюэл Беккет. Каждый переводчик с немецкого или на немецкий имеет право приехать туда и жить там бесплатно. Это очень маленький городок и очень хорошее сообщество переводчиков, — рассказывает Марк-Роберт Стех и добавляет: — Замечательно было бы иметь такой коллегиум в Украине».

У нас, к сожалению, ситуация несколько иная, о чем свидетельствует и тот факт, который вспомнила литературовед, культурный менеджер Анастасия Евдокимова. Во время церемонии награждения Drahoman Prize Клаудия Дате показала украинско-немецкий словарь, с которым она работает. Оказалось, что это издание еще  1943 года (авторами которого являются Зенон Кузеля и Ярослав Рудницкий). В то же время перспективы есть. Анастасия Евдокимова рассказала, что, например, в стратегию продвижения чтения заложено формирование экосистемы для переводчиков, авторов, иллюстраторов, что предусматривает создание резиденций, тренингов, школ, мероприятий для переводчиков с украинского и на украинский.

«СОВРЕМЕННЫЕ ПИСАТЕЛИ ДОЛЖНЫ АКТУАЛИЗИРОВАТЬ КЛАССИКОВ»

Дискуссионной оказалась и тема, а что именно переводить на иностранные языки. Стоит ли создать определенный список книг, условно 1000, которые обязательно должны быть переведены? И должен ли этот процесс идти «снизу кверху», то есть от инициатив определенных издательств, переводчиков, сообществ? Андрей Курков предложил разные пути популяризации: «Нужно понимать, что есть современная литература, которая может сама пройти, и ее, может, стоит лишь поддержать, а есть литература, о которой надо напоминать, которую нужно представлять, и это касается, прежде всего, классики и литературы, которая требует более вдумчивого чтения. В каждой стране у нас есть разные аудитории... И наша задача, чтобы эта современная литература в переводе на английский, испанский и другие языки нашла как можно больше своих читателей. То есть нам нужна работа с тем рынком».

Писатель предложил несколько возможных путей работы; прежде всего, стоит принимать во внимание политику издательства, когда собираемся предлагать ему определенную книгу. «Очень много зависит от книжных магазинов, особенно маленьких, независимых, местных, потому что владелец такого книжного магазина знает всех читателей своего района или городка. В Америке книжных магазинов не так много. На район Сан-Диего, где я сейчас нахожусь, всего два книжных магазина, в которые приходят читатели, которые ищут что-то интересное. Конечно, есть сетевые книжные магазины, куда заходят все — покупают открытки, медиа, книги-бестселлеры. Однако есть такие, которые имеют репутацию, что там посоветуют, что читателю стоит почитать. И таких книжных магазинов на немецкоязычном рынке приблизительно три тысячи. В Италии, Франции очень много. Один книжный магазин может сделать больше, чем одна газета», — рассказывает Андрей Курков. Фактически, если заинтересовать владельцев этих книжных магазинов украинской литературой, они передадут этот интерес читателям.

В то же время, по мнению Андрея Куркова, есть несколько путей для популяризации украинской классики. В первую очередь нужно работать с высшими учебными заведениями, где преподают украинистику, издавая переводы с комментариями, предисловиями. Кроме того, отмечает президент Украинского ПЕН: «Наши современные писатели должны актуализировать классиков как для нашего читателя, так и для иностранного... Когда писатель становится известным в какой-то стране, он становится послом своей страны, не только литературным, но и политическим. Юрий Андрухович — звезда в Польше не только благодаря своим книгам, но и потому, что он десятки лет писал колонки для Gazeta Wyborcza и объяснял, что происходит в Украине. Оксана Забужко печатает свои статьи и комментарии в Америке, Сергей Жадан — в Германии. Эта активность украинских писателей важна как для интереса к нашей стране, так и для продвижения их произведений, потому что у газет, вебсайтов читателей очень часто больше, чем у конкретной книги».

«ВОЗМОЖНОСТЬ ГОВОРИТЬ С МИРОМ НАПРЯМУЮ»

Но достаточно ли самого факта перевода? Например, благодаря Translate Ukraine в 2020 году было издано 53 книги, в частности в Аргентине появилась повесть «Институтка» Марко Вовчок. «Это тоненькая книжечка, очень красиво оформленная, но она не имеет никаких дополнительных комментариев. Можно ли без комментариев понять текст ХІX в.? Наверное, нет. Его надо объяснять, интерпретировать, — отмечает Анастасия Евдокимова. — Потому сам факт перевода не является победой. Надо делать дополнительную работу вокруг этого текста». Марк-Роберт Стех, например, предложил, что должно было бы быть вступление об этой писательнице, ее жизни, как она в свое время завоевывала Париж.

Потребность вступления, комментариев касается не только отдаленных во времени текстов. Марко Андрейчик считает, что и современная литература также их требует. «Я сейчас завершаю перевод «Мондегрин» Владимира Рафеенко и уже набралось сто примечаний... Также пишу вступительную статью, чтобы немного дать контекста. Почему я считаю, что это очень нужно? Потому что очень мало знают об Украине. Без примечаний можно делать, когда уже есть какая-то база знания о государстве». Как отмечает исследователь, не только текст, но и сама история нашего государства очень увлекательна. Благодаря комментариям к изданию можно было бы сравнить с лекцией преподавателя — когда узнаешь не только сюжет, но и то, как книга творилась, какой исторический, общественный контекст. То есть фактически, если бы издавать именно такую литературу, книги украинских авторов могли бы стать «точкой входа» для дальнейшего познания разных сфер истории и современной Украины.

В целом, как справедливо замечает Марк-Роберт Стех: «Перевод — это возможность и обязанность народа, нации говорить с миром напрямую, насколько это возможно. Украинская нация очень долгое время не имела этой возможности, за нас говорили, нас представляли другие. Поэтому очень важно, что Украина в определенный момент начала представлять, наконец, сама себя».

Мария ЧАДЮК, «День»
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ