Поднесем свой народ культурно, давайте учит его. Не только учитель может обучать, но может его учить и воспитывать и чиновник, солдат, промышленник или другой.
Августин Волошин, украинский политический, культурный и религиозный деятель Закарпатья

Между образом и чувством

«Розарій» Анны Малигон — книга сентиментальной и метафорически причудливой поэзии
31 июля, 2020 - 14:14

Между не слишком многочисленных новых книг украинской поэзии периода карантина одна из заметных — новый сборник «Розарій» Анны Малигон, вышедший в «Видавництві Старого Лева».  Почти двести страниц стихов плюс интересный дизайн, плюс послесловие Сергея Жадана.  И все это балансирует, так сказать, между чистой эмоцией и чистой выдумкой.  Такова особенность творчества Анны Малигон: в своих текстах она стремится сочетать — и обычно успешно сочетает — чувствительность, психологизм, сентиментальность, универсальную простоту послания с самобытной образностью, с метафорой, свободной, кажется, даже от существенных самоповторов.

(...) Глянь, уже й сон-трава

розпушилась, прорісши

за межі Червоної книги.

Махрові дзвіночки гойдаються тихо,

 так тихо,

що їх не покажуть в новинах,

і хтозна,

чи колись замилується ними людина,

звільнившись від часу, від правди,

 від стін...

Ось і літо минає, а ми не нагрілись.

Десь далеко, стікаючи кров’ю, хтось

 бачив траву,

справжню, свіжу, блискучу траву,

і тому посміхнувся —

це правда!

Тривимірна правда.

 

Кажуть, ніби країни, як люди.

Ніби в обраних -

тяжчий хрест.

Я не вірю...

 

Або:

Зима — як один вихідний.

Не ний.

І ти, мов кораблик, закута у світ скляний.

Тримайся і згадуй блискучі сади оливи,

згадуй краї, де були ви,

де всі говорили, що ти не з його ребра,

від тебе ніколи не буде йому добра.

І він не зумів,

і він попри все не зміг.

Фіалковий спів. Трояндовий сніг

застиг,

мов сутінки ранні.

І пізні мої прокидання

у коконі пуховім...

Вижиму — розповім...

 

Когда в начале книги материалом для стихов часто предстает война (смотрите, в частности, первый процитированный выше текст), то дальше книга переходит на рельсы любовной и философской лирики.  С ощутимым влиянием всего веса национальной лирической традиции, но опять-таки с выразительной, а порой и пронзительной индивидуальностью.  Это, пожалуй, важное умение: подхватить традицию, но переформатировать ее под свой голос. И здесь не приходится удивляться, что поэтесса работает с разными техниками, чувствует себя свободно хоть в рифмованной силлабо-тонике, хоть в верлибре, в любом случае оставаясь очень ритмичной.  Что ж, это опять синтез, явно сильная сторона нашего автора, может, даже один из двигателей ее творчества.

Немного в стороне стоят (хоть и — кстати — не сгруппированы в отдельный раздел) стихи сюжетного характера.  Часто напряженные и тревожные, они привязывают книгу «к земле» -

(...) Білі цятки

виплаканих очей,

відвойовані три

четвертих житла,

рік до інсульту,

півтора — до смерті...

Сіро-брунатна маса

у допотопному пальтечку

сидить і просить йому на пам’ятник.

Що я знаю про ту любов?..

 

Если вы хотите начать знакомство с творчеством Анны Малигон, «Розарій», пожалуй, лучший вариант.  Ведь в книгу вошли не только новые тексты, но и вещи разных лет, разных тем, техник и ориентаций (что, впрочем, не должно помешать и тем, кто читал ее предыдущие книги).  И присутствие здесь раздела «Вибране» намекает на стремление самого автора подвести промежуточные итоги.  Хотя нуждается ли в итогах поэзия, которая живет в постоянном собственном движении?  В случае «Розарію» это движение от тьмы к чуду: когда даже в самых печальных окружающих коллизиях стихотворение вдруг превращается в сказку-картинку.

Зима відпускає

перебинтовані лапи доріг.

Падає срібний ключ

на дно ополонки,

і півник на паличці знову стає

смарагдовим горластим півнем -

злітає на шпиль, викликаючи

першоцвіт.

Випадає серце тепла

з кришталевої ладанки,

і вибілений пісок переливається в золото (...).

Олег КОЦАРЕВ
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ