Молчание иногда говорит больше, чем слово
Владимир Винниченко, украинский прозаик, драматург, политический и государственный деятель

Чудеса Переяслава-Хмельницкого

Репортаж с автопробега «Дорога в Крым: проблемы и перспективы»
25 июня, 2004 - 00:00

(Продолжение. Начало в номерах «Дня» за 8 и 18 июня)

«ВОЕНВРАЧ»

Понеслась под колеса дорога. Над нами — в виде треугольника, обрамленного лесом, солнечный провал небес. Милицейская машина с мигалкой во главе автоколонны пока исправно сгоняет встречные автомобили на обочину. Торжественно врываемся в Переяслав-Хмельницкий и следуем организованной цепочкой к Музею доктора Козачковского.

Этот Исторический музей являет собой гремучую смесь экспонатов. Именно в этом доме Тарас Шевченко написал свой знаменитый «Заповiт». Однако об этом особо не думается на территории такой удивительно пестрой экспозиции.

Справа и слева от парадной двери расположены две свирепые зеленые пушки, а в саду — танк. Видать, доктор Козачковский был воинственного нрава. (Конечно, жилищу врача вооружение навязали позднее, но хочется думать, что доктор любил побаловаться оружием.) Хотя во дворе хватает и художественных творений: например, очень своеобразный памятник Прометею. Орел, регулярно выклевывавший ему печень, чуть ли не больше самого античного героя. Художник, наверное, хотел показать до чего может разжиреть существо, ведущее паразитический образ жизни. Надолго ли хватит тощего Прометея — неизвестно, но что такой раскормленный орел далеко не улетит — ясно наверняка.

Внутри музея много воинских экипировок: от древнерусских кольчуг до казачьего снаряжения. Умилительной оказалась коллекция козачьих люлек. Из-за подобной «игрушки» погиб Тарас Бульба. Обронил ее в пылу сражения, а когда нагнулся — бусурманы его и повязали. Силен! Вдумайтесь: попыхивать табачком во время боя — это круто. Не чета ковбоям! А тем более разным современным рок-музыкантам, пускающим на сцене сигаретный дым во время гитарных импровизаций. Жалкое подобие самоуверенности Бульбы! Люлька для козака была больше чем курительная трубка, это что-то вроде талисмана.

В других комнатах множество всяческих наград и похвальных грамот советской поры. Посреди поощрительного социалистического пиршества разместилась тачанка. Причем дуло пулемета грозного транспортного средства гражданской войны направлено прямо в Ленина. На портрете. То ли сознательная провокация, то ли подсознательная, но сценка покушения смотрелась убедительно. Да, если, конечно, револьвер эсерки Каплан заменить на пулемет — Ильич бы так быстро не пошел на поправку. Хотя так или иначе вождь мирового пролетариата давно уже вечно живой.

КОСМИЧЕСКОЕПРОШЛОЕ

Отправляемся в музей Народной архитектуры под открытым небом. Это что-то вроде нашего Пирогово.

Посреди березок стоят любопытные архитектурные сооружения: реконструированные одноэтажные хатки 400- летней давности. Надо сказать, бытовые условия с тех пор несколько улучшились. Для народа. У вельмож прогресс не так заметен. Старые дворцы покачественнее современных особняков. Если бы не джакузи с домашними кинотеатрами — перевес был бы однозначно в пользу старины...

Посреди деревянных построек совершенно неожиданно возник Павильон космонавтики. И довольно серьезный. Посолиднее того, что в Москве вздыбил серебряную ракету напротив ВДНХ.

Здесь представлены и капсулы, в которых возвращались космонавты, и скафандры, и даже есть макет секретной площадки запуска на Байконуре. Рядом выстроился ряд электрических печатных машинок. По размерам каждая из них — в половину ракетоносителя. Печатные машинки с космическими аппаратами являли собой сюрреалистическую картину. И то, и другое — памятник прошлому: ни ракет не запускаем, ни печатными машинками не пользуемся. Но вместе они смотрятся эффектно.

Пугающее впечатление производили огромные скульптурные головы, находящиеся по углам павильона. Диаметр головы Юрия Гагарина — метра полтора. Схожесть — относительная. Что-то в этом лице нарушено по сравнению с оригиналом. Единственно, чубчик напоминает козачий оселедец: отсюда просматривается связь космических подвигов — с казачьими. В духе песни Олега Скрипки о первом космонавте — «Юра».

А вот скульптурная голова основателя космонавтики К. Э. Циолковского более человеческая. Хотя тенденция исполнения та же, что и у его московского каменного собрата: из сухонького дедушки сделали богатыря.

После космической романтики очень приятное впечатление произвели в парке разные статуи лирического характера. Особенно парень с девушкой на свидании. Ребята стеснительно, но настойчиво, как бы невзначай, касались друг друга...

А тут и реальных, а не гипсовых девушек выстроился целый ряд. Это официантки разносили традиционный для этих мест кулиш. Местные власти встретили нас народным пением, хлебом-солью и горилкой с варениками. Посреди белого шуршания передничков Ильей Муромцем восседал крупнощекий защитно- пятнистый охранник. Мрачно алел румянцем. Ядовитый «аленький цветочек»!

Отведав кулиша, горилки и эстрады, мы рванули в направлении Канева.

МУЗЫКА НЕБА

По дороге мы с Володей заспорили на музыкальные темы. От любимого мной «Пинк Флойда» он приходит в полуобморочное состояние. К жизни его возвращает только «Виа Гра». Я возражаю:

— Слушать их можно, только представляя фигуры солисток... Но та же «Виа Гра» многое «дерет» с западных образцов. У тех, кого ты слушать не желаешь...

— Правильно, — внезапно соглашается он. — Только наши их делают более удобоваримым для моего желудка. А твои западные хиты — слушать невозможно. Это все равно, что есть сырое мясо. А здесь его приготовили.

— Сравнение яркое, но неточное. Не приготовили, а уже приготовленное переварили еще раз. Нам предлагают отрыжку.

— А мед, кстати, — нашелся водитель экипажа «Дня», — это отрыжка пчел.

— Вот ты и слушаешь патоку, — эффектно закруглил я тему.

Колонна остановилась дозаправиться. Неожиданно наш с Вовой спор утих сам по себе под впечатлением фантастической картины неба. Одинаковость полей всегда компенсируется изумительным разнообразием степных небес. Облака, принимая очертания различных фигур, с достоинством плыли в голубом пространстве. Какое-то белоснежное божество, раскинув руки, благословляло людей. В другой стороне — гонщик на скутере вышивал по небесной глади. Но самым простым и забавным в своей масштабности была важно плывущая гигантская буква «Z». То ли это знак Зорро, то ли — бесплатная реклама Фольксвагена — непонятно. Но ясно, что к нам в страну можно приезжать даже для того, чтобы поглазеть на облака — ведь их небесная красота является органичным продолжением земной.

В следующем репортаже — вас ждет Канев и запорожские приключения нашей команды

Константин РЫЛЕВ, «День». Фото автора
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ