Теперь каждый украинец должен, ложась, в головы класть мешок мыслей об Украине, должен покрываться мыслями об Украине и вставать вместе с солнцем с хлопотами об Украине.
Николай Кулиш, украинский драматург, режиссер, педагог, представитель Расстрелянного Возрождения

«Портреты» сопротивления

7 апреля, 2011 - 20:07
«ОДЕССКИЙ РЫНОК». 1970 г. / «АРЛЕКИН». 1974 г. «ТРИ ГРАЦИИ». 1976 г.

Среди неофициальных искусств в других советских городах «одесский нонконформизм» выделялся отсутствием политизации и отходом в «чистое искусство».

Минует тридцать лет со дня, когда ушла из жизни Людмила Ястреб, и сорок пять — с начала ее творческого пути. Художественные открытия этой талантливой художницы живописи и графики из Одессы, удивительно целостной личности, уже стали неотъемлемой частью достижений современного украинского искусства.

Ее работы — это «портреты» уникальной культурно-творческой ситуации, в которой оказалась Людмила Ястреб. Именно там, в группе одесских нонконформистов, формировалось новое мировоззрение, принципиально неофициальное отношение к искусству и поиски адекватного, в условиях того времени, образного языка искусства. Это становление принципиально нового происходило путем сложного и самоуглубленного процесса пропускания своего творческого «Я» через уже существующие художественные традиции иконописи, художественную систему времени Возрождения, барокко и европейского модерна.

Точкой отсчета «одесского нонконформизма» стало культовое событие 1967 года, когда молодые художники Валентин Хрущ и Станислав Сычев организовали «заборную» выставку своих работ «Сычик + Хрущик» на заборе Одесского оперного театра. Это был фурор. Художники в один день стали героями города — такая выставка одесситам понравилась. Именно так началось движение советского неофициального искусства. Тогдашние художники, которые воплощали «чужую», западную культуру, нашли путь к зрителю через так называемые квартирники и квартирные выставки. Ядром движения одесского нонконформизма стали: В. Хрущ, С. Сычев, Л. Ястреб, О. Ануфриев и В. Стрельников. Название этой группе —«Нонконформисты» — дала именно Людмила Ястреб. От московского неофициального искусства «одесский нонконформизм» принципиально отличался отсутствием политизации, отходом в «чистое искусство» и поиском принципиально новых эстетических форм самовыражения.

Сегодня большинство участников группы в 80-х годах эмигрировали или умерли. Сегодня же традиции авангардного нонконформизма в своем творчестве продолжает Александр Ройтбурд.

Тридцать лет — непростое испытание для изобразительного искусства сегодня, когда ускорение жизни чувствуем с особенной силой. Не воспринимаются ли образы Людмилы Ястреб несколько устаревшими, такими, что, невзирая на признание профессионалов и коллег, остаются в прошлом? Ведь сегодня нас окружает совсем другой мир, созданный другой визуальной «оптикой», потому, естественно, он является едва соотносительным с тем, что разворачивается на полотнах этой художницы. Однако в настоящее время, напротив, ценность образного мира Людмилы Ястреб ощутимо растет. Как никогда раньше, украинцы (да и не только они) оказываются в круговерти неискренности, безразличия друг к другу. Когда же смотришь на работы Людмилы Ястреб, то сразу чувствуешь, что это аутентичное, истинное, настоящее.

Язык Людмилы Ястреб — не засорен многословием, она находит воплощение в тонах, линиях и построении композиции. Людмила Ястреб создает образ самыми простыми средствами, отсекает все то, без чего можно обойтись, оставляя в работе как можно больше места для света. Именно так художница создает идеал естественной женщины, которая превращает все вокруг себя в гармонию, прежде всего — благодаря своему внутреннему сиянию. Возможно, из-за того, что сама художница была такой.

КОММЕНТАРИИ

Ольга ПЕТРОВА, искусствовед, доктор философских наук:

— В Одессе чувствовался дух свободы, там свободнее и глубже дышалось, чем в других советских городах, особенно больших. Море, солнце, корабли, улыбающиеся прохожие. И искусство, как хронограф, это фиксировало. Очень ошибочно думать, что Одесса — тогдашний «оазис» советской официальности, там как раз было этого меньше, чем где-либо. Людмила Ястреб была очень авторитетной личностью в кругах нонконформистов, в целом в художественных кругах того времени. Уже тогда было совершенно понятно, что это глубокая, нерядовая художница. Абстрактные полотна одесситки воспринимаются свободно-непринужденными и в то же время преисполненными глубокой содержательности и силы. И в них, и в фигуративных работах цвет может доминировать, но поскольку он включен в оправу «спокойной композиции», почти всегда чувствуешь их гармонию, внутреннюю сбалансированность. В работах художницы находят равновесие земля и небо, плоть и дух, нельзя сказать, что что-то из них преобладает — чувственное или трансцендентное. Друзья и знакомые Людмилы Ястреб обращали внимание на то, что, переживая в течение семи лет неизлечимую болезнь, зная о ней, она продолжала писать свои светлые работы, будто не боясь физической смерти, спокойно смотрела в будущее. Это удивительно. Как по мне, только человек с очень сильной волей способен на такое.

Ирина ВОЗИЯНОВА, куратор выставки Людмилы Ястреб в Киеве:

— Аутентичность и подлинность искусства Ястреб — это ощущение чистоты души, которая бескомпромиссно разворачивается перед тобой, и чистоты языка, которым она поет свою мелодию. Чистый звук ее живописи — в большой, по большей части самостоятельно, хотя и в лоне андеграундной группы, добытой культуре владения цветом, линией, фактурой.

Ее цвета часто светлые, яркие, даже «веселые» и «бодрые», но без «дикости», без лишних «вопиющих» акцентов. Они не являются самодостаточными, потому что всегда подчинены добросовестно продуманному и пережитому замыслу.

София КУЩ. Изображения предоставлены Национальным художественным музеем Украины
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments