... Все были готовы на жертвы, знали, что не сегодня-завтра их уничтожат, но их волновало прежде ли знать мир об этом, или мир что-то скажет? .. И вторая проблема - еще более духовная: будет кому помолиться за всех, кто погиб?
Александр Быковец, священник

Из всех искусств...

Некоторые итоги киногода
28 декабря, 2016 - 11:53

Едва ли не важнейшим событием кинематографического 2016-го были разработка и принятие Верховной Радой Закона о государственной поддержке национального кинематографа. В конечном итоге, Президент Украины его не воспринял во всем комплексе предложенных идей и соответствующих изменениц, и год мы заканчиваем при ощутимом нуле. К которому, будем надеяться, уже в следующем году приделаются единички. Потому что, во-первых, действительно есть важные  перемены. В частности, увеличивается часть финансирования от государства, — она возрастает до 80%, предусмотрено частичное возвращение средств, потраченных иностранными компаниями на съемки в Украине (для поощрения таких компаний к сотрудничеству). Или, к примеру, приравнивание рекламы украинских кинолент к социальной рекламе...

КТО УРОДЛИВЕЕ  ВСЕХ В МИРЕ?

Вообще сама работа над законопроектом стала свидетельством, достаточно позитивным и даже радостным, консолидации профессионального сообщества. Наконец сделали не по-украински, грызя друг друга, а направив коллективные усилия на достижение цели. А она понятна — в Украине должна, наконец, появится киноиндустрия во всем множестве ее проявлений — художественном, культурном, идеологическом. На протяжении двух десятилетий уничтожали отечественное кино, старательно освобождая наше внутреннее культурно-информационное пространство для чужих кинотекстов. Чем это закончилось — мы видим.

Среди предложений, выраженных Президентом Украины Петром Порошенко относительно законопроекта, есть и такое: стоит создать не Государственный фонд поддержки кинематографа, а некий Фонд культуры под эгидой Национального совета реформ. Лично я категорически против такой идеи! Почему? Потому что мы уже это проходили — в 1990-х, когда ликвидировали орган государственного управления кинематографом,  растворив последний в едином Минкультовском  «котле». Это и стало одной из причин фактической ликвидации кино в Украине. Поскольку кинобизнес быстренько подавили, а государственное финансирование свели к нулю. К примеру, в последний год президентства Виктора Ющенко (а такой уже будто культурнически ориентированный глава государства был) на кинематограф выделили аж 5 миллионов гривен. Меньше одного миллиона долларов — говори после этого о каком-то «патриотизме» тогдашней власти.

  В государственном бюджете на 2017 год заложена сумма в 500 миллионов гривен. Кое-кого она пугает — вай, какие колоссальные деньги. Однако это менее 20 миллионов долларов, бюджет нескольких европейских фильмов. Хотя все равно отмеченная сумма выражает понимание правительством важности кино в информационном и культурном противостоянии — и не только с Россией. Не будет кино — не будет и возможности противостоять внутреннему врагу, который едва не из всех телевизионных щелей вдалбливает в головы, что хуже и более уродливее страны в мире просто не существует. Некое сказочное зеркало, глядя в которое рядовой украинец должен постоянно пугаться и убегать на край света. Что он, тот украинец, нередко и делает, кстати.

НОВОЕ ЗЕРКАЛО

Сумма в 500 миллионов это в то же время и непростое испытание для кинематографистов. А что как ни сложится, не появиться достаточно значительное число фильмов, которые получат признание, — прежде всего украинской публики? Сразу скажу: не стоит ожидать быстрых успехов. В Польше, скажем,  или в Южной Корее (там миллионы корейцев покупают билеты на свои фильмы) разработали сначала программу развития киноиндустрии, приняли новые законы, а затем 5—10 лет шли к цели. И достигли ее. У нас же, обычно, хотят всего и быстро, чтобы «одним ударом». Наударялись уже, довольно.

Это не означает, конечно, какой-то снисходительности. Однако нужно понять, что при таком мизерном количестве кинозалов в Украине и при такой инфраструктуре успех в прокате может быть только очень относительным. И при таком уровне профессионализма самих прокатчиков, которые нередко привыкли ориентироваться исключительно на воспитанную ими же подростковую аудиторию, для которой кино это только голливудский формат сугубо развлекательного кино.

Одной из особенностей 2016 года стало появление в кинотеатрах отечественных фильмов с куда большим запасом зрительского контингента. Яркий пример — фильм «Гнездо горлицы» Тараса Ткаченко. Неореалистичная, говоря несколько условно, стилистика, история женщины (Римма Зюбина), которая отправляется на заработки в Италию. В попытке спасти свою семью от нищеты. Вместо этого получает целый букет семейных проблем, в том числе и с дочерью... Очень качественное, профессиональное  кино, способное заинтересовать как молодежь (здесь есть материал из молодежной жизни), так и старших. Они и пошли в кинотеатры — только их количество далеко от ожидаемого. Причин несколько. Первым и главным является отсутствие привычки людей старше  30 лет ходить в кинотеатры (вот в театры они ходят, скажем, и деньги несут туда, следовательно, потенциал зрительский есть). Такую привычку нужно воспитывать — терпеливо, на протяжении лет. Создавая кинотеатры наподобие киевских «Жовтня» и «Киева», а еще «Ліри», с ее исключительно украинским репертуаром, где есть свой зритель и где есть практика многонедельного показа в малых залах отечественных фильмов.

Речь идет не только о  «Гнезде горлицы». О картине «Моя бабушка Фанни Каплан» Елены Демьяненко, где исторический материал умело введен в современный контекст (терроризм, фанатизм любви и политических игр...).  О «Captum (Плене)»  режиссера Анатолия Матешко, который сверхконкретный жизненный материал заворачивает в тонкую, прозрачную, даже притчевую  ткань. О фильме «Жива» Тараса Химича, сделанного на историческом материале.  О, наконец, комедийной ленте «Полет золотой мушки»  Ивана Кравчишина, которую, к сожалению, не сумели профессионально «прокатить», хотя потенциал у нее был. И так далее.

Еще одним из приметных признаков киносезона было появление в кинотетрах достаточно большого количества неигровых, документальных лент. Это, кстати, штрих к ситуации в мировом кино  — докфильм «Море в огне»  итальянца Джанфранко Рози победил едва ли не во всех конкурсах, запросто обходя игровых конкурентов. Еще недавно это выглядело утопией, а теперь уже не придется удивляться потому, что действительно яркая лента «Живая ватра»   Остапа Костюка демонстрируется в кинотеатрах неделями и даже месяцами. Точно угадали потребности в киногероях творцы докфильмов «Выиграть все» (о легендарном тренере Игоре Турчине) Дмитрия Томашпольского и «Лобановский навсегда» Антона Азарова. Я уже не говорю об «Украинских шерифах» Романа Бондарчука, которую наш Оскаровский комитет даже на «Оскара» выдвинул, несмотря на конкуренцию с качественными игровыми лентами.

Словом, урок 2016-го простой: давайте программировать нашу киножизнь не на месяцы, а на годы и десятилетия, давайте верить в себя и, прежде всего, в молодое поколение. Давайте воспитывать в себе уважение к себе, составляющей чего является и требовательность. Потому что большая цель вызывает и повышенный интерес к себе...

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ